Форум » Советский период истории Казахстана » Территории отторгнутые у Казахстана » Ответить

Территории отторгнутые у Казахстана

Jake: В состав Казахстана в различные годы входили территории Оренбургской области, Каракалпакии, некоторые районы теперь уже Узбекистана и Китая. Желательно только документы.

Ответов - 9

Jake: Выдержки из материалов к протоколу № 30 заседания бюро Центрального комитета компартии Казахстана от 21, 24 декабря 1962 года. "07.12. 1962 г. ЦК КПСС т-щу Хрущеву Н. С., ЦК Компартии Казахстана т-щу Кунаеву Д. А., Совет министров Каз. ССР т-щу Бейсебаеву М. Б. … Исходя из общегосударственных интересов дальнейшего углубления специализации и правильного размещения сельскохозяйственного производства, Южно-Казахстанский крайком партии и крайисполком, Чимкентский обком партии и облисполком просят ЦК КПСС, ЦК КП Казахстана и Совет министров Каз. ССР рассмотреть вопрос о передаче Узбекской ССР хозяйств Пахта-Аральского, Ильичевского и Кировского районов, а также все земли, подлежащие освоению и на центральном массиве в Голодной степи. Это позволит сосредоточить в единых руках хозяйственное освоение и развитие хлопководства в Голодной степи и создать там крупную специализированную на производстве хлопка новую административную область, лучше использовать имеющиеся единые каналы, оросительную воду. Мы считаем необходимым сосредоточить основные усилия остающихся хозяйств Чимкентской области на дальнейшем интенсивном развитии животноводства, особенно овцеводства, молочного скотоводства и свиноводства, правильного хозяйственного освоения имеющихся огромных естественных пастбищных угодий… Секретарь Южно-Казахстанского крайкома ЦК компартии Казахстана И. Юсупов, Секретарь Чимкентского обкома КП Казахстана В. Ливенцев, Председатель исполкома крайсовета депутатов трудящихся А. Морозов, Председатель исполкома облсовета депутатов трудящихся А. Бердалин, Секретарь Чимкентского обкома КП Казахстана Б. Садвакасов". Постановление бюро Центрального комитета КП Казахстана от 21.12.1962 г. "Принять предложение Южно-Казахстанского крайкома КП Казахстана о передаче Узбекской ССР хлопкосеющих колхозов и совхозов и осваиваемые земли Пахта-Аральского, Ильичевского и Кировского районов Чимкентской области Каз. ССР. Секретарь ЦК КП Казахстана Д. Кунаев". Р.S. После ухода Н. С. Хрущева на пенсию хлопкосеющие районы, за исключением двух совхозов, были возвращены Казахстану.

Jake: КАЗАХСТАН-КИТАЙ Оптимистические заверения казахстанской прессы о том, что “на самом высоком уровне ... признан очевидный факт: у нас не существует территориальных вопросов с Китаем” , а из “11-ти спорных участков”, “девять - уже обговорены, по ним приняты решения, устраивающие обе стороны”. “Что касается остальных двух, то разногласия не носят принципиального характера”, “согласование здесь - вопрос лишь времени…”, и далее оптимистичный прогноз - “в будущем году произойдет, наконец, юридическое оформление всей границы”, оказался явно преждевременным. Окончательного разрешения “пограничный вопрос” не получил ни в следующем 1994-м, ни в 1995-м, ни в 1996-98 гг. До сего момента вопрос о конкретном прохождении казахстано-китайской границы является открытым и ратификация “дополнительных” соглашений отнюдь не ставит точку в данном вопросе. Помимо традиционных “разных толкований существующих документов, уходящих своими корнями в прошлое столетие”, - указывал министр - “наметилась новая проблема - территориальный спор в районе стыка трехграниц Казахстана, Китая, Кыргызстана в районе пика Хан-Тенгри” (89). Остаются неурегулированными два крупных спорных участка казахстанской территории (общей площадью - 540 кв.км.). Один - Чаган-Обо в Тарбагатайском районе Восточно-Казахстанской области, второй - Сары-Чельды в Талды-Курганской области. Весной 1999 года очередной согласно демаркации от Казахстана было отторгнуто 400 с лишним квадратных километров территории. Тем временем переговоры шли безостановочно и отливались новыми и новыми договорами: 24 сентября 1997 года было подписано “Дополнительное соглашение между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой о казахстанско-китайской государственной границе”, 4 июля 1998 года новый документ под совершенно аналогичным названием. Согласно последнему “дополнительному соглашению” была утверждена схема раздела двух так называемых “спорных участков” площадь которых, кстати, оказалась совсем не маленькой – 944 кв. километра территории. Участок долины реки Сарычильды в районе Джунгарского прохода, примерно там, где проходили памятные бои в 1969 году (Алакульский район современной Алматинской области) площадью 315 кв. км. был поделен в пропорции 70% - Китаю, 30% - Казахстану, второй участок – окрестности перевала Чоган-Обо, 629 кв.км. (в Восточно-Казахстанской области), напротив, размежевали 30% - Китаю, а 70% - Казахстану. Министр Токаев даже похвалился – “наши доводы и аргументация по прохождению линии границы на участке в районе Чоган-Обо были сильнее китайских”. Итого, за Казахстаном “закреплялись” 537 кв.км. или 56,9% “спорных территорий”, к КНР отошли – 407 кв. км. или 43,1% земель. Правда, и здесь не обошлось без некоторого лукавства. Никак не сообщалось о том, как был разделен (да и каков вообще по площади) 12-ти километровый “участок государственной границы, проходящий по водоразделу хребта Тенгритау от пика “100 лет ВГО” (казахстанская печать, почему-то, предпочитает не расшифровывать название так и не переименованного пика юбилея “Всероссийского Географического Общества”, теперь уже и не сможет, переименуют китайцы) до пика Хан Тенгри”. Именно размежеванию высокогорного участка в районе Хан-Тенгри целиком посвящен договор от 24 сентября 1997 года. Сама формулировка “12-ти километровый участок границы” не должна вводить в заблуждение, отторгаются-то земли в глубину территории и измерять их, естественно, надо не по длине спорной полосы, а по площади. Попытки казахстанской и киргизской (на их территорию тоже приходится “спорный участок”) сторон напустить тумана просто беспомощены. Руководитель Кыргызской правительственной делегации на переговорах по пограничным вопросам С.Аламанов напрасно ссылается на “парадокс географической науки” - “вплоть до 1943 года мировая географическая наука за пик Хан-Тенгри принимала две разные вершины, расположенные на расстоянии более 20 километров друг от друга” Необходимо подчеркнуть и особо обратить внимание на то, что комментарии по Хан-Тенгри расплывчаты и невразумительны даже на фоне невразумительных комментариев по Чоган-Обо-Сарычильды. Закралось подозрение – почему? Претензии китайской стороны в этом районе хорошо известны – Пекин еще в 1960-х годах требовал уступить ему главный пик Хан-Тенгри. Как известно, Хан-Тенгри состоит из двух фантастически красивых вершин – Западной и Восточной, граница проходила по последней. Так оно и есть! По полученной из казахстанского МИДа достоверной, но конфиденциальной информации, которая, вдобавок, была еще раз проверена – Казахстан уступил Китаю восточный пик Хан-Тенгри. Что это значит для каждого казаха и для национального самосознания в целом, много говорить не приходится. До принятия ислама казахи, как и другие тюрки-кочевники имели свою стройную мировоззренческую картину и религиозную систему. Центром ее был Верховный Бог Неба и Всего сущего – Тенгри. Вероучение так и называлось – тенгрианство. “Основой религии древних тюрок было поклонение Небу (Тенгри) и Земле (Земле-Воде, Жер-Су). Конечно, сегодня для многих казахов ближе уклад исламских ценностей, однако вера в Тенгри есть вовсе не забавный анахронизм и пережиток, а часть сохранившегося исконно-казахского народного миросознания, часть души почти каждого казаха. Бог Тенгри обитал в Горнем мире, символом которого и была величиственная макушка пика Хан-Тенгри. Современное казахстанское руководство не особенно задумываясь, уступило восточному соседу национальный символ, “проторговало” и “продоговаривало” частицу национальной души. Без проблем прошла и ратификация “дополнительных договоров” в Парламенте, сначала Мажилисе, а 10 марта 1999 года и Верхней палате – Сенате. Общими усилиями и Т.Бузубаев и другой высокопоставленный чиновник К.Токаев нашли и главного виновника всех казахстано-китайских пограничных проблем – им оказался Советский Союз. Точнее советские пограничники, которые по Бузубаеву – “в 1920-х годах… в условиях недостатка информации о линии государственной границы, определенной российско-китайскими договорами”, по-своему “сформировали систему охраны госграницы”. Министр Токаев уточняет – произошло это в 1922 году, когда “пограничные столбы были совершенно необоснованно сдвинуты в районе Талды-Курганской области в сторону Китая на расстояние примерно до 15 км.”). Однако возникает ряд вопросов: во-первых, 15 км. это далеко не 900 с лишним квадратных километров “спорных территорий”, вокруг которых разгорелись прения, во-вторых – после очередных “окончательных” казахстано-китайских договоренностей изменилась граница не только на участке бывшей Талды-Курганской области; в третьих – “спорные территории” представляют собой отнюдь не труднодоступные горные районы или пустыни, а вполне обжитые местности, та же долина реки Сарычельды, и как могло случиться, что, по словам Токаева, многие старые пограничные ориентиры “потеряли свое значение” - непонятно. Министр Токаев призывая сенаторов казахстанского Парламента ратифицировать “дополнительные соглашения” привел длинный перечень различных российско-китайских договоров и соглашений, выше мы их рассматривали, и наряду с советскими пограничниками в 1920-х годах нашел еще одно приличествующее объяснение - “нечеткость определения границы” основывается на старых российско-китайских договорах и нечетких картах к ним прилагавщихся. Более того, он заверил парламентариев, что, якобы, в 1964 году была “достигнута принципиальная договоренность о том, что именно российско-китайские документы являются договорной основой границы”. Отчасти, это так, однако министр почему-то не добавляет, что когда советские представители взглянули в 1964 году в китайские карты, то просто отказались вести дальнейшие переговоры – они (карты) примерно соответствовали той, которая до сих пор висит в пекинском Историческом музее. На ней, как подтверждает и генерал Т.Бузубаев, вероятно сам видел, “значительная часть территории современного Казахстан отнесена к Китаю” . Если точнее – по Балхаш практически вся современная Алматинская и большая часть Восточно-Казахстанской областей. Естественно, советские представители предпочли прекратить бессмысленные переговоры. Кстати, в 1969 году, китайские власти, не найдя доводы советской стороны убедительными, решились перекроить исторические реалии по новому – силами до пехотного полка попытались “прощупать” советскую оборону и захватить господствующие высоты в казахстанском Джунгарском проходе. Советская печать скупо сообщила о пограничном инциденте, результатом которого было поспешное отступление поредевших китайских подразделений. Сам термин “спорные территории” возник в сентябре 1969 года на переговорах в Пекине между советским Председателем Совета Министров А.Косыгиным и китайским премьером Чжоу Эньлаем. Но необходимо тут же внести два существенных дополнения – 1) “спорными” были именно и исключительно территории принадлежащие СССР, а с декабря 1991 года – независимому Казахстану; 2) собственно “спорными” они были исключительно только с точки зрения Китая, СССР никогда, ни в 1969, ни в 1987 году (когда возобновились переговоры с КНР по пограничным вопросам) ни в одном юридическом документе подобного статуса не признал. Все якобы “спорные территории”, вплоть до распада Советского Союза, де-факто и, что еще более важно – де-юре, принадлежали исключительно СССР В качестве заслуги себе и казахстанской дипломатии министр Токаев приводит следующие факты – во-первых, “соглашением о границах” 26 апреля 1994 года (вступило в силу 11 сентября 1995) Казахстан якобы “согласовал” 90% границы, а последними соглашениями и оставшиеся – 10%. Однако, он ни разу, ни в одном интервью, не ответил четко и прямо – сняты ли окончательно и навсегда все “территориальные” проблемы Казахстана с Китаем. http://karty.narod.ru

Jake: КАЗАХСТАН-УЗБЕКИСТАН Существование двух родственных народов – узбеков и казахов насчитывает несколько столетий. Они всегда были тесно связаны исторически, культурно, этнически и экономически. В силу территориальных и исторических условий районом наиболее тесного соприкосновения является юг Казахстана, где проживает значительная по численности узбекская диаспора (Сайрамский район – 133.9 (62%), г.Туркестан –78.8 (43.7%), г.Шымкент – 53.2 (12.1%), Сарыагашский район – 8.9 (4.2%). [данные горадминистрации Шымкента]. На сегодняшний день особое значение приобрел вопрос о ряде спорных территорий и делимитации государственной границы. Вопрос окончательного размеживания и делимитации границ между Казахстаном и Узбекистаном является проблемным для обоих государств по множеству причин, в том числе и исторического характера. Узбекистан имеет территориальные претензии к Казахстану. В частности, наиболее спорной территорией является Сарыагашский район, а также Кировский, Махтааральский и Жетысуйский районы ЮКО, которые в 1956 г. по инициативе Н.С.Хрущева были переданы Узбекистану, затем, после его ухода с поста первого секретаря ЦК КПСС, были возвращены Казахстану, хотя и не полностью. Но для Ташкента это все еще узбекские земли. Неофициальные источники утверждают, что среди представителей узбекской элиты открыто ведутся разговоры о принадлежности Узбекистану всей территории Южного Казахстана. За период с 1991 года граница между республиками передвинулась вглубь территории Казахстана на 60 км oт официальной границы. Примечательно, что никаких территориальных претензий к Узбекистану у Казахстана нет. В то же время объективно они, все же, существуют, поскольку некоторые казахские земли отошли к Узбекистану еще в 20-30-ые годы. 13 февраля 1956 года из состава Казахстана Узбекистану была передана часть Голодной степи (колыбель казахской культуры), а также Бостандыкский район, который впоследствии был взят в аренду до 1991 года, но так, до сих пор, и не возвращен. Если раньше там превалировало казахское население, то сейчас проживают, в основном, узбеки. Этот регион уже тесно интегрирован в узбекистанскую экономику. Все это в корне меняет и осложняет принятие каких-либо решений по этому вопросу. Рассматриваемую проблему усугубляет и то, что после распада СССР и обретения составляющими его республиками независимости, делимитация границ не проводилась. Установленные между ними еще в Советское время границы, не отражали исторического расслоения тех или иных этнических групп. Границы определялись исходя из административных и экономических факторов, без учета реального национально-культурного положения. Это содержит потенциальную опасность возникновения территориальных споров и, в определенных ситуациях, может привести к пересмотру границ. К тому же, как отмечалось уже отмечалось выше, ряд районов то отдавали, то возвращали обратно, а потом некоторые земли передавались Узбекистану в арендное пользование. Поэтому, находясь под юрисдикцией Казахстана, указанные районы давно ориентированы на Узбекистана. Кроме того, опасения вызывают противоречия по поводу границы, проходящей по Аральскому морю, в том числе, и по территории острова Возрождения. Как известно, в 1924 году в состав КазAССР вошла Каракалпакская АО, ранее находившаяся в составе Туркестанской АССР. 5 декабря 1936 года по инициативе И.В.Сталина была создана КазССР, а Каракалпакская АО была преобразована в автономную республику и передана в состав УзССР. Таким образом, Аральское море с начала 20-х и до 1936 г. полностью принадлежало Казахстану. Естественно, с островом Возрождения. В 1963 г. А.И.Брежнев границу между Казахстаном и Узбекистаном через Аральское море передвигает на север в пользу Узбекистана. В настоящее время эта граница прямой линией разделяет Арал на 2 части. Прямолинейность границы вызывает сомнение в ее правильности. Тем более, что она не делимитирована и не демаркирована, поэтому нужно определить настоящую границу, проходящую через о.Возрождения. На данный момент Казахстану принадлежит 21.03% острова, а 78.97% - Узбекистану. Сегодня на этом острове сфокусировано внимание общественности, так как возможность обнаружения на нем нефти (а это вполне возможно) приведет к серьезным разногласиям между двумя странами. Где нефть – там «большие» деньги, где «большие» деньги – там конфликт. Узбекистан уже проводит геолого-разведовательные и исследовательские работы. В следствие того, что Узбекистан обладает большей территорией на этом острове, может получиться полное освоение острова одной стороной. http://karty.narod.ru

Jake: Казахстан-Российская Федерация В ноябре 2002 года Казахстан и Российская Федерация, на территории Костанайской и Челябинской областей (соответственно) обменяются равновеликими территориями. К России отошли 293 гектара, на которых расположены поселок Огнеупорный, кладбище возле него и прилегающая автодорога. Взамен Казахстану предложены 293 гектара пахотных земель в Чесменском районе. Договоренность об этом достигнута в результате трехлетней работы Правительственных делегаций России и Республики Казахстан по делимитации государственной границы. На встрече в правительстве Челябинской области представители делегаций скрепили договоренность об адекватном обмене территориями соответствующим протоколом. Как заявил руководитель казахстанской делегации, посол по особым поручениям МИД республики Мурат Атанов, теперь все материалы по этому вопросу будут переданы в Правительство Казахстана, решение об обмене должно пройти ратификацию в парламентах обеих стран, и возможно, в ближайшие два года Президенты подпишут бессрочный договор, и обмен состоится окончательно. По крайней мере, руководители делегаций в этом не сомневаются, поскольку, как подчеркнул посол по особым поручениям МИД России Владимир Волков, на всех стадиях переговоры проходят исключительно в атмосфере дружбы и добрососедства. Вопрос о передаче поселка Огнеупорный России впервые был поднят около 5 лет назад Магнитогорским металлургическим комбинатом, который имеет филиал в Казахстане - "Бускульское карьероуправление". Там расположен карьер, из которого ММК добывает огнеупорную глину. Вся социальная сфера карьероуправления находится в поселке Огнеупорный, который располагается на территории Костанайской области. Причем, содержание социальной сферы осуществляется с территории России, а все жители Огнеупорного - около 800 человек - граждане РФ. При передаче территории Огнеупорного России карьер останется принадлежностью Казахстана, так как ММК взял его в аренду на 49 лет. Срок аренды истекает в 2023 году. 12 января 2006 года в Астане в ходе встречи Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева была окончательно подтверждена договорённость о завершении процесса делимитации границы между Россией и Казахстаном, продолжавшегося семь лет. 24 января того же года казахский посёлок Огнеупорный официально стал российской территорией. Казахстанская сторона передала России 520 гектаров земли, включая собственно населённый пункт с дачными участками и два кладбища, и такой же участок был передан Казахстану.

Jake: Национально-государственное размежевание. Идея присоединения к Казахстану Семиреченской и Сырдарьинской областей, входивших в состав Туркестана, возникла еще в период гражданской войны. Казахское население этих областей постоянно высказывалось за объединение с северными районами в одну республику. Это совпадало и с планами центральных властей, заинтересованных в расчленении Туркестанской республики для ослабления пантюркистских и панисламистских идей в Центральной Азии. В 1924 г. ТАССР была упразднена и разделена на Узбекскую и Туркменскую республики, а чуть позже возникли Киргизская и Таджикская республики. В связи с ликвидацией Туркестанской АССР Сырдарьинская и Джетысуйская области, населенные преимущественно казахами, вошли в состав Казахстана. Кроме того, на V съезде Советов (1925 год) республика восстановила исторически правильное наименование казахского народа. Подробнее здесь Часть Оренбургской губернии вместе с городом Оренбургом была передана России, Оренбург - столица Казахстанав связи с чем возник вопрос о новой столице Казахстана. Выбор пал на центр Сырдарьинской области Перовск, переименованный в Кызыл-Орду. Объединение всех казахских земель в составе одной республики стало важной вехой в истории казахского народа и, несмотря на трудности того периода, сыграло очень важную роль в создании казахской государственности. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

Jake: Клара Хафизова Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры. Таким образом, история формирования казахско-китайской границы восходит к середине ХVIII в. и завершается в конце ХХ в. на наших глазах. Хронологические рамки этого сложного процесса составляют два с половиной столетия. Казахско-китайская граница в прошлом Историю формирования казахско-китайской границы с точки зрения международного права можно разделить на преддоговорный (1755-1863 гг.) и договорный (1864-1999 гг.) периоды. В политическом аспекте она делится на три неравные этапа, которые условно можно назвать суверенным (он, в свою очередь, состоит из двух периодов: 1755-1822 и 1991-1999 гг.), царским (1822-1916 гг.) и советским (1917-1991 гг.). История формирования границы имеет свои периоды с присущей им спецификой. Период до включения в состав России территории племен Среднего и Старшего жузов в Центральном, Южном и Юго-Восточном Казахстане (1755-1821 гг.) характеризуется усилиями казахского ханства легитимно возвратить земли, завоеванные на какое-то время Джунгарским ханством, часть которых к периоду его падения уже была занята казахскими племенами. Задача решалась путем переговоров с новым завоевателем - Цинской империей, претендовавшей на все джунгарское наследство, а также явочным порядком - самовольной перекочевкой казахов вглубь Северного Притяньшанья, Тарбагатая и Монгольского Алтая. После завершения присоединения Казахстана к Российской империи (1822-1882 гг.) вопрос о границах стал прерогативой Российской и Цинской империй. Цинская империя поддерживала протест казахов против строительства на кочевьях Семиречья русских и кокандских крепостей, но, ослабленная "опиумными войнами" и восстаниями мусульман на окраинах страны, оказалась перед угрозой потери Синьцзяна. С момента установления советской власти в Казахстане и вплоть до образования Китайской Народной Республики (1917-1949 гг.) Синьцзян фактически не подчинялся центральному правительству, имел тесные экономические связи с среднеазиатскими республиками и оказывал поддержку коммунистам в их борьбе против Белого движения. После свержения маньчжурского владычества и образования Китайской Республики в 1911 г. Гоминьдан разработал концепцию "неравноправных договоров" и "утраченных территорий" и ныне придерживается ее даже более яростно, чем континентальный Китай. В первые годы образования КНР (1949-1959 гг.) идея "утраченных территорий" продолжала подспудно жить и крепнуть. В период советско-китайского конфликта (1969-1979 гг.) правительство КНР реанимировало эту идею, спровоцировало серию вооруженных пограничных инцидентов на советско-китайской границе, затем практически ограничило сферу своих притязаний, введя понятие "спорных участков". КНР разработала более компромиссную концепцию о нескольких "спорных участках". Это большей частью земли на границе, которые отошли к царской России в нарушение неравноправных договоров, навязанных ею Китаю, ослабленному "опиумными войнами" и восстаниями на окраинах империи. В период горбачевской "перестройки" совершился поворот к нормализации советско-китайских отношений (1989-1990 гг.), и обе стороны выразили готовность решить "территориальную проблему" путем консультаций, переговоров и взаимных уступок. После распада СССР и образования независимых суверенных государств в Центральной Азии (1993-1999 гг.) диалог был продолжен. С точки зрения легитимности историю формирования казахско-китайской границы можно разделить также на два главных периода: делимитацию границ и демаркацию границ, которые приходятся на последние два десятилетия двух последних столетий. При этом завершающий этап демаркации переходит уже в грядущее ХХI столетие. Исторический аспект пограничной проблемы Историю народов и государств Центральной Азии и их отношений с Китаем на протяжении почти трех тысяч лет изучал мощный отряд китайских историков. Само по себе это отрадный факт, поскольку значение китайских источников для решения проблем географической, политической и этнической истории региона трудно переоценить. Но настораживает то, что всплеск этих исследований (и их субсидирование государством) приходится на период китайско-советской конфронтации 1. Большой поток исторических и пропагандистских работ появился в связи с столетними юбилеями русско-китайских договоров: Чугучакского протокола 1864 г., Пекинского 1860 г. и Петербургского 1881 г. (а также не ратифицированного Китаем Ливадийского) договоров, со столетием невольного возвращения Россией Китаю Илийского края, являющегося частью Или-Казахского автономного округа Синьцзян-Уйгурского автономного района и непосредственно граничащего с Алма-Атинской областью Казахстана 2. К сожалению, все эти юбилеи пришлись на период советско-китайского противоборства и подогревали антисоветские и антирусские настроения среди китайской молодежи. Часть подготовленных, возможно, еще в то время работ продолжает издаваться и после распада СССР 3. Можно вкратце перечислить основные достижения комплексного изучения ЦАР, повлиявшие на умонастроения китайцев и приведшие к пересмотру границы. 1. В современной китайской историографии в вопросах изучения истории народов Центральной Азии в целом преобладают традиционные методы исследования феодального, гоминьдановского и дореформенного Китая. 2. Народы Синьцзяна рассматриваются как куаго миньцзу - трансгосударственные (разделенные) народы либо куацзин миньцзу - трансграничные народы (народы, проживающие по обе стороны границы). Признавалась в Цинской империи и категория "приходяще-уходящих народов", которые вели сезонную хозяйственную деятельность также по обе стороны границы. 3. Поэтому история запредельных народов изучается в рамках китайского государства. 4. С идеологической стороны это подкреплялось идеей верховной власти китайского императора, "не разделяющего народы на своих и чужих и одинаково заботливо относящегося к тем и другим". 5. Правители Центральной Азии и другие крупные чужеземные феодалы рассматриваются как вассалы китайского императора, а их стремление к самостоятельности или вооруженная борьба - как попытки нанести ущерб целостности китайского государства. В то же время цинское правительство явно не вмешивалось в их внутренние дела, ограничиваясь лишь поучениями. 6. Государственность народов Центральной Азии признается только в рамках зависимости разных уровней от китайского государства. 7. Это привело к тому, что не проводится четкая грань между отношениями народов внутри китайского государства и межгосударственными, международными отношениями. 8. В итоге государственные границы выглядят размытыми и весьма аморфными, а к обязанностям пограничных пикетов относят не только охрану территории, но и различные поборы за пользование пастбищами, за разрешение на проезд для торговли, наезды на соседние территории и т. п. В то же время в функции пограничной администрации входили внешнеполитические дела. 9. С другой стороны, внимание акцентируется на политических, посольских, экономических и культурных связях закордонных народов с Китаем, и наличие даже одной из таких связей считается достаточным, чтобы причислить эти народы к зависимым. 10. Народно-освободительная борьба народов Синьцзяна рассматривается как сепаратистская деятельность, направленная на подрыв единства и раскол страны. Последний процесс делимитации и демаркации границы начался в период, когда казахстанские историки приступили к переосмыслению истории страны, введению в научный оборот новых исторических материалов и публикации работ, положенных в советское время в долгий ящик. И хотя они раньше ученых других республик Центральной Азии сумели подготовить три тома "Истории Казахстана" и издать два из них до 1997 г. 4, новые идеи и некоторые заполненные "белые пятна" отдельных периодов пока не стали общим достоянием. К тому же не издан еще третий том "Истории Казахстана", относящийся к новому "царскому" периоду, когда и были проведены первые делимитация и демаркация казахско-китайской границы. В Советском Союзе к работе Пограничной комиссии были привлечены историки, географы, работники архивов, геодезисты и т. п., целые институты и другие научные учреждения, а также офицеры-пограничники и работники политуправления Среднеазиатского военного округа (САВО). Но и в то время для экспертов Пекина и Москвы были закрыты многие материалы (или к ним допускалось весьма ограниченное число исследователей). Впрочем, и сегодня специалистам нелегко получить доступ ко многим документам. Для экспертов до сих пор закрыто большинство материалов китайско-советских отношений за 1917-1949 гг., связанные с Синьцзяном. Поэтому у специалистов не может не вызывать сомнения надежность сегодняшних ссылок на документы того периода о лихих красногвардейцах с шашками в руках, якобы своевольно передвигавших пограничные столбы. В суверенном Казахстане я не слышала, чтобы кого-либо из ученых приглашали участвовать в работе казахстанско-китайской пограничной комиссии. Возможно, из-за этого не была создана концепция пограничной проблемы, которая бы предотвратила полный отход к Китаю некоторых спорных участков. Никто не интересовался и мнением граждан Казахстана, которые не одобряют совершённое разграничение 5. Правда, есть среди нас и такие, которые считают: "Территориальные споры (а вернее, несовпадение позиций по поводу отдельных участков) носят в какой-то мере ритуальный, а не принципиальный характер" 6. Знаменательно, что в предвыборных выступлениях большинство кандидатов в депутаты парламента обыгрывали проблему потенциальной территориальной и демографической угрозы Китая Казахстану, в том числе и в целях завоевания дешевой популярности. Казахстан не должен был выступать правопреемником царской России, навязавшей Китаю неравноправные договоры. Казахстан в ХIХ в. сам был объектом колониальной экспансии царской России и стал затем одной из ее колоний. Средняя Азия отошла к Российской, а Синьцзян - к Цинской империи в результате встречной экспансии двух держав и раздела сфер влияния. Статус Казахстана не позволяет ему выступать также правопреемником всего Советского Союза. Безусловно, намного легче нести коллективную ответственность за серьезные территориальные уступки, которые произошли на наших глазах. К тому же существует долгий период (начавшийся в 1924 г.) неравномерных, неоднократно прерывавшихся переговоров, консультаций и встреч государственных деятелей Советского Союза и Китайской Республики, а затем Китайской Народной Республики по проблемам границы. Подготовлено множество документов, имеются какие-то сдвиги. И все же неправомерно бывшим колониям выступать в одной упряжке с правопреемником царской России - Москвой на переговорах по территориальным проблемам. Казахские ханства не осуществляли в отношении Китая никаких агрессивных актов. Совершившееся разграничение оказалось выгодным в основном Китаю, а не нам. Также ничего от нового разграничения не выиграла и Россия, более того, это приводит ее ослабленной к предстоящим переговорам с Яп

Jake: Погранично-территориальные проблемы в китайско-центральноазиатских отношениях Распад Советского Союза и появление в Центральной Азии (ЦА) новых независимых государств создали совершенно новую геополитическую ситуацию в регионе, которая с настороженностью была воспринята в Китайской Народной Республике (КНР), имеющей с ЦА достаточно протяженную общую границу. Нерешенность погранично-территориальных проблем с бывшим СССР, в частности по прохождению государственной границы и принадлежности спорных приграничных территорий, "автоматически" накладывалась на процесс развития взаимоотношений Китая с новыми центральноазиатскими странами. Это, в свою очередь, несло в себе потенциальную угрозу интересам национальной безопасности как КНР, так и постсоветских республик. Решение спорных погранично-территориальных проблем было поставлено Пекином во главу угла зарождающегося в начале 90-х годов сотрудничества между Китаем и странами ЦА. При этом руководство КНР исходило из того, что пограничная политика является действенным инструментом как защиты национальной безопасности страны, так и активного воздействия на сопредельные государства в целях реализации тех или иных интересов Китая в регионе. К истории вопроса Контуры границы общей протяженностью почти в 7200 км Китая с Российской Империей, а затем СССР в основном были определены к концу XIX века. Однако китайские власти неоднократно выражали несогласие с линией прохождения границы и предъявляли территориальные претензии сначала к царской России, затем – Советскому Союзу. Спорными считались участки как на Дальнем Востоке и в Забайкалье, так и Центральной Азии. По оценке ряда российских экспертов, в Китае издавна существовала концепция, согласно которой земли, некогда входившие в состав китайского государства или находившиеся в любой степени зависимости от него, считались частью его территории. Если в процессе исторического развития данные земли приобретали самостоятельность или входили в состав других государств, они рассматривались как "утраченные" территории. Согласно этих же оценок, в Пекине полагали, что царская Россия в свое время по "неравноправным" договорам "отторгла" значительные китайские земли (несколько миллионов кв. км), и Советский Союз еще присвоил себе ряд земель общей площадью около 33 тысяч кв. км. В 1963 году в связи с напряженностью на китайско-советской границе правительство СССР выступило с инициативой проведения двусторонних консультаций об уточнении пограничной линии на отдельных участках. Консультации начались в феврале 1964 году, но шли крайне сложно. Советский Союз категорически не хотел признавать само существование погранично-территориальных проблем, а предлагал обсуждать лишь техническую сторону – согласование линии границы на тех участках, в отношении которых мнения сторон расходились. В 1969 году ситуация на советско-китайской границе резко обострилась. После кровопролитного пограничного инцидента весной 1969 года у острова Даманский на реке Уссури (Приморский край), Китай также попытался силовым путем захватить ряд участков территорий и на границе с современным Казахстаном. Бои в районе Жаланашколь (бывшая Семипалатинская область КазССР) были самыми крупными по размаху столкновениями в истории китайско-советских пограничных конфликтов. Вооруженные инциденты на западном участке советско-китайской границы произошли весной-летом 1969 года. И если в апреле-мае 1969 года инциденты на границе заканчивались лишь перестрелкой между пограничниками, то 13 августа 1969 года крупное соединение регулярной китайской армии вторглось на советскую территорию недалеко от пограничного поселка Жаланашколь. В отражении вооруженного вторжения участвовали не только пограничники, но и армейские подразделения ВС СССР. Исход боестолкновений в районе Жаланашколь решило массированное использование советской стороной реактивной артиллерии. После указанных событий советское и китайское руководство решили активизировать диалог по урегулированию имеющихся погранично-территориальных споров. При этом Советский Союз в 70-х годах стал проявлять большую чем Китай гибкость в отношении погранично-территориальных проблем. Однако переговорный процесс между СССР и КНР шел достаточно сложно, поскольку проходил на фоне "культурной революции" в Китае, отмеченной высоким накалом антисоветизма. Помимо этого, в конце 70-х годов наблюдалось сближение КНР с США и восстановление китайско-американских отношений, антисоветская направленность которых привела к тому, что переговоры между Москвой и Пекином были в очередной раз заморожены. В 1979 году Китай отказался от продления советско-китайского договора, заключенного 30 годами раньше, стал более настойчив в вопросах спорных участков. Кроме того, КНР выдвинула СССР требования сократить численность войск вдоль советско-китайской границы до уровня 1964 года. Лишь в середине 80-х годов политические перемены, происходившие в Советском Союзе и Китае, привели сначала к смягчению позиций Москвы и Пекина, а затем и достижению соглашения по участку границы на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Однако принятие окончательного решения по западному (центральноазиатскому) участку советско-китайской границы, на который приходилось около 3200 км, было прервано событиями 1991 года в Советском Союзе, а затем распадом СССР. Решение погранично-территориальных проблем между Китаем и странами Центральной Азии в постсоветской период Наличие неделимитированных участков границы, спорных территорий и отсутствие соответствующей договорно-правовой базы между Китаем и новыми постсоветскими государствами, вызывали у Пекина в начале 90-х годов обоснованное беспокойство данной ситуаций. Помимо того, что это могло привести к возникновению пограничных конфликтов, складывающаяся ситуация существенно препятствовала формированию основ добрососедских двусторонних отношений. Но одновременно у КНР присутствовало и желание воспользоваться благоприятной обстановкой, возникшей после распада СССР, для достижения максимальной выгоды для себя при решении погранично-территориальных споров. Практически сразу после распада СССР Китай одним из первых объявил о признании новых государств ЦА и установил с ними в начале 1992 года дипломатические отношения. При этом Пекин взял курс на скорейшее решение с ними проблемных вопросов. В первую очередь Китай незамедлительно выступил с инициативой возобновления переговоров по погранично-территориальным проблемам, начатых еще в период существования Советского Союза. Для китайского руководства было очевидным, что фундаментальные основы безопасности, целостности и неприкосновенности территории КНР будут обеспечены только тогда, когда будут окончательно определены, четко обозначены и договорно закреплены государственные границы Китая с Россией и с каждой из стран Центральной Азии. Уже в первой половине 1992 года Китай инициирует двусторонние консультации с Казахстаном и Кыргызстаном (Таджикистан в силу начавшегося внутреннего вооруженного противостояния практически выпадает из переговорного процесса) по линии прохождения границы и спорным территориям. Параллельно Пекин согласился с предложением Москвы о ведении переговоров по пограничной тематике в многостороннем формате. В сентябре 1992 года в г.Минске (Белоруссия) была сформирована рабочая группа в составе объединенной делегации России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и делегации Китая (так называемая "формула 4 + 1"). Для всех новых независимых государств Центральной Азии, которые на основе правопреемственности должны были вести с Китаем переговоры по установлению границы, но не имели нужных для этого архивов, правовых, методических, исторических и других документов, такой формат был принципиально важным условием. Формат "совместной делегации" позволил Кыргызстану, Казахстану и Таджикистану получить от российского МИДа необходимые документы, соответствующие протоколы советско-китайских переговоров, в целом политическую поддержку России. В ходе дальнейших консультаций были подтверждены ранее достигнутые договоренности между СССР и КНР по вопросу границы. В последующем Китай зафиксировал с каждой из стран это положение в двусторонних соглашениях. Казахстан Первым из государств ЦА, с которым Пекину удалось в целом урегулировать погранично-территориальные проблемы, был Казахстан, имеющий с Китаем наиболее протяженную границу – около 1740 км. 26 апреля 1994 года между КНР и Казахстаном был заключен договор "О казахстано-китайской государственной границе", который определил линию прохождения границы на всем ее протяжении, за исключением двух участков – в районе реки Сары-Чельды (бывшая Алматинская область) и перевалов Чаган-Обо и Баймурза (бывшая Семипалатинская область). Спор шел о 944 кв. км казахстанской территории. Лишь в сентябре 1997 года было подписано дополнительное соглашение о границе, а 10 марта 1999 года парламент Казахстана его ратифицировал. Тем самым был завершен процесс делимитации. В соответствии с соглашением, 407 кв.км спорной территории отошли Китаю, а 537 кв.км – остались у Казахстана. Примечательно, что при этом Казахстан удовлетворил просьбу Пекина и пошел на ликвидацию инженерно-фортификационных сооружений на границе, возведенных еще при СССР в качестве единой оборонительной системы против "возможной агрессии" со стороны Китая. Следует отметить, что Казахстану в наследство от СССР досталась разветвленная и хорошо оборудованная система инженерно-фортификационных сооружений в приграничной с Китаем зоне. Особенно мощным считался Хоргосский укрепрайон, прикрывавший стратегическое – Алма-Атинское направление, где была создана разветвленная система долговременных огневых точек в окружении мощных минных полей, а также размещались два полка, в том числе один – огнеметных танков. В.Парамонов, О.Столповский 19 февраля 2009 Источник - easttime.ru Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1235032800

Antimankurt: Немного о Китае. История русско-китайских отношений и погранично-территориальных проблем, в том числе в Центральной Азии, давно уже является объектом пристального изучения китайских исследователей 17. Насколько серьезное внимание этой проблеме уделяют в Китае, можно судить по тому, что для организации, руководства и координирования исследований в этой области в системе Академии Общественных Наук КНР создан специализированный Научно-исследовательский центр, функционируют различные общества, типа: "Общество по изучению русско-китайских отношений в Северо-западном районе", "Китайское общество по изучению Центральной Азии", "Историческое общество Синьцзяна" и др., которые издают журналы, проводят конференции, выпускают статьи и книги18. Методологической базой и основой конкретных исследований остается разработанная китайскими историками в 40-е гг. ХХ в. теория "единого многонационального Китая" и издревле существовавшей "единой китайской нации" ("чжунхуа миньцзу")19. Суть ее заключается в том, что будто бы уже в глубокой древности Китай представлял из себя многонациональную страну, которую создавали все населяющие ее народы. При таком метафизическом подходе получается, что "все государства, создававшиеся некогда предками неханьских народов, населяющих ныне КНР или обитавших когда-то в ее нынешних пределах, считаются "удельными властями в рамках единой родины". Соответственно войны, которые велись между этими государствами, объявляются "междоусобными столкновениями" в пределах "извечного единого многонационального Китая". Эта теория служила "историческим обоснованием" территориальных притязаний Китая к соседям, причем в качестве эталона всегда брались границы Китая в периоды их наибольшего расширения и наибольшего могущества Китая. Эта ненаучная и неисторическая концепция, хотя и подвергается в последнее время критике в самом Китае, однако переломить эту тенденцию и отказаться от устаревших великодержавных подходов историографии КНР пока не удалось. С позиций этой методологии исследуется история международных отношений в Центральной Азии, политика России и Китая в этом регионе Азии, русско-китайские отношения вообще. В 1979 г. в Пекине была издана коллективная монография "История агрессии царской России в северо-западных районах Китая", подготовленная сотрудниками Северо-Западного университета провинции Ганьсу и Педагогического института в Ланьчжоу, Синьцзянского НИИ национальностей и Синьцзянского университета под редакцией Го Шенъу и Чен Хуа, объемом в 263 тыс. иероглифов. Авторы так определяли границу Цинской империи на северо-западе до "агрессии царской России": На севере граница доходила "до верхнего течения реки Обь, на западе до озера Балхаш и района Памира. Каракорум возвышается на юге, алтайские горы и Саянский хребет непрерывной грядой стоят на севере; называемое крышей мира Памирское плато находится на юго-западе. Тяньшанская горная система в центре, тянущаяся с востока на запад, делит северо-западную границу Китая на два района - северный и южный, каждый имеющий свои особенности. Окруженное Алтайскими горами Телецкое озеро:, озеро Балхаш, прекрасное озеро Иссык-Куль, в изобилии дающее воду озеро Зайсан: были в то время китайскими внутренними озерами. Река Катунь, река Талас, река Или вместе с реками Тарим и Манас были в то время внутренними реками Китая: Этот пограничный рубеж формировался в течение длительного исторического развития. Земли, захваченные царской Россией, являются неотъемлемой территорией Китая" 21. Вынудив Китай подписать Чугучакский протокол, Россия, якобы, захватила у Цинской империи 440 тыс. кв. км., а всего "с середины ХIХ по начало ХХ века царская Россия с помощью военных угроз и дипломатического шантажа вынудила цинское правительство Китая подписать ряд неравноправных договоров, захватила у Китая свыше 1,5 млн. кв. км. территории". К числу наиболее крупных работ по истории политики России и Китая в Центральной Азии следует отнести также "Историю агрессии царской России в Китае", третий том которой, подготовленный Кабинетом по изучению новой истории Академии общественных наук КНР, вышел в 1981 г. в Пекине и был посвящен "агрессии царской России в западной части Китая" 23. Характер политики России в регионе однозначно трактуется китайскими авторами как "экспансионистский", "захватнический", все договоры между Россией и Китаем, заключенные в ХIХ - начале ХХ вв., расцениваются как "неравноправные", навязанные Россией силой, а погранично-территориальное размежевание как "захват" китайских земель 24. Так, оценивая значение Петербургского договора для Китая, автор популярной работы "Китайско-русский Илийский договор" заявляет, что этот договор по своим отрицательным последствиям "превзошел решения неравноправных "Пекинского русско-китайского договора" и "Протокола о размежевании границ между Россией и Китаем на Северо-западе", заключенных с Россией". По-мимо территориальных потерь, которые автор оценивает в 70 тыс. кв. км., этот договор явился свидетельством "преступных злодеяний царских агрессоров", которая силой "угнала более 100 тыс. жителей Китайского Или" 25. Полная версия 17 Границы Китая: история формирования. М., 2001. Введение. С. 50-82. 18 Ма Дачжэн, Лю Ти. Эрши шицзиды Чжунго бяньцзян яньцзю (Изучение границ Китая в ХХ веке). Харбин, 1997. 19 Сладковский М.И. Великоханьская доктрина "единой китайской нации"//Маоизм и национальный вопрос. Улан-Батор, 1980; Переломов Л.С., Гончаров С.Н., Никогосов Э.В. Великоханьская сущность концепции извечного единого многонационального Китая//Проблемы Дальнего Востока. 1981. N 4. 20 Переломов Л.С. и др. Указ. соч. С. 41-42. 21 Ша Э циньлюе Чжунго сибэй бяньцзян ши (История агрессии царской России на северо западных границах Китая). Пекин, 1979. С. 5-7. Гоминьдановский историк Гао Чанчжу считал, что в результате навязанного Россией Китаю Чугучакского (Тарбагатайского) договора Китай потерял 1337 000 кв. км. См.: Гао Чанчжу. "Границы и государственная оборона" (Бяньцзян юй гофан). Тайбэй, 1961. С. 14. 22 История агрессии царской России на северо-западных границах Китая. С. 3. 23 Ша Э цинь Хуа ши (История агрессии царской России в Китае). Т. 3. Пекин, 1981. 24 См. например: Гу Юнь.Чжунго цзиньдай шишанды бупиндэн тяоюэ (Неравноправные договоры в новой истории Китая). Пекин, 1973; Чжун Э Или тяоюэ (Китайско-русский Илийский договор). Пекин, 1978; Синьцзян лиши луньвэнь сюйцзи (Дополнительный сборник статей по истории Синьцзяна). Урумчи, 1982. 25 Китайско-русский Илийский договор. Пекин, 1978. С. 1.

t@legen: ПЕРЕЧЕНЬ УКАЗОВ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР (ЦИК) О ПЕРЕДАЧЕ НЕКОТОРЫХ ТЕРРИТОРИЙ ИЗ СОСТАВА ОДНОЙ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ В СОСТАВ ДРУГОЙ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ 1. О включении северной части Буковины и Хотинского, Аккернского и Изма-ильского уездов Бессарабии в состав Украинской Советской Социалистической Рес-публики (Закон СССР от 2 августа 1930 г ) 2. Об изменении границ между Узбекской ССР и Туркменской ССР в местах расположения совхозов Талимарджан и Нишан (Постановление ЦИК СССР от 27 ап-реля 1936 г). 3. О передаче территории Веринского, Надеждинского, Михайловского, Кон-стантиновского и Георгиевского сельских советов из Челябинской области РСФСР в состав Казахской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 ноября 1939 г ) 4. О передаче части территории Степного района Актюбинской области Казах-ской ССР в состав РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 нояб¬ря 1939 г.). 5. О передаче части территории Адамовского района Чкаловской области РСФСР в состав Казахской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 фев¬раля 1940 г.). 6. О передаче территории Красноярского сельского совета из Чкаловской облас-ти РСФСР в состав Казахской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1940 г.). 7. О передаче территории Дарьино-Ермаковского совета Красногвардейского района Ростовской области РСФСР в состав Украинской ССР (Указ Президиума Вер-ховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г ). 8. Об утверждении изменения границы между Эстонской ССР и РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 октября 1946 г.). 9. О частичном изменении границы между Узбекской ССР и Таджикской ССР (Указ Президиума Верховного Совета CССР от 8 сентября 1953 г.). 10. О передаче" Крымской области из состава РСФСР в состав УССР (Указ Пре-зидиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г.). 11. О передаче Клухорского района Грузинской ССР в состав РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1955 г.). 12. О частичном изменении границы между Казахской ССР и Узбекской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1956 г.). 13. О частичном изменении границы между Казахской ССР и РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1956 г.). 14. О передаче части территории Душетского и Казбекского районов из Грузин-ской ССР в состав РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1957 г.) 15 О частичном изменении границы между Эстонской ССР и РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 31 октября 1957 г.) 16. О частичном изменении границы между Узбекской ССР и Таджикской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1959 г.) 17. О частичном изменении границы между Казахской и Узбекской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1963 г ). 18. Об утверждении изменения границы между Латвийской ССР и РСФСР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 октября 1964 г.). 19. О передаче части территории Мзыкинского сельсовета из Смоленской облас-ти РСФСР в Могилевскую область Белорусской ССР и частичном изменении в связи с этим границы между РСФСР и Белорусской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1964 г.). 20. О передаче части территории из Комсомольского района Кустанайской об-ласти Казахской ССР в состав Троицкого района Челябинской области РСФСР и час-тичном изменении в связи с этим границы между Казахской ССР и РСФСР (Указ Пре-зидиума Верховного Совета СССР от б декабря 1965 г.). 21. О частичном изменении границы между Узбекской ССР и Казахской ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 июня 1971 г.). click here



полная версия страницы