Форум » Советский период истории Казахстана » Казахстан в годы Второй Мировой войны » Ответить

Казахстан в годы Второй Мировой войны

Jake: Казахстан в предвоенное время Выполнив основные положения своей политики «Малого Октября», Ф. Голощекин в 1933 г. был отозван в Москву, а на его место назначен Л. Мирзоян, пытавшийся возродить животноводство как самостоятельную отрасль экономики. Весной 1933 г. голодающим районам было выделено зерно, начали предприниматься меры по возвращению откочевавших казахов на родину, их обустройству и налаживанию нормальной жизни. Одновременно шла подготовка к правовому закреплению тоталитарной системы, сложившейся в Казахстане и во всем Советском Союзе. Казахская ССР. Ликвидация многоукладности в экономике и фактическое огосударствление всех сфер жизни позволило Сталину заявить о победе социализма в СССР. Это положение было закреплено в Конституции СССР, принятой в 1936 г. По ней вводилось всеобщее избирательное право и ряд автономных республик, в том числе Казахстан, получал статус союзных. 26 марта 1937 г. на Х чрезвычайном съезде Советов Казахстана была принята республиканская Конституция. Несмотря на все права, декларированные в этом документе, подлинной независимости и даже самоуправления республика не получила. Все более или менее значимые промышленные предприятия были в союзном подчинении, суверенитет Казахстана не распространялся на огромные территории, отданные под лагеря. Все органы управления республики были только ширмой, прикрывавшей всевластие Коммунистической партии и ее верхушки. Тем не менее, пусть формальное, но все-таки признание суверенитета Казахстана, а также законодательное закрепление его территории сыграли огромную роль в истории нашего государства. Развитие экономики. В последней трети 30-х годов в экономике Казахстана продолжали господствовать тенденции, появившиеся в предыдущий период. В промышленности набирала темпы т. н. «индустриализация». В 1938 г. первую продукцию начал выдавать Балхашский медеплавильный завод, в 1940 г. началось строительство Актюбинского завода ферросплавов. Увеличился выпуск продукции Чимкентского, Ащысайского и Лениногорского комбинатов. Росло производство электроэнергии. В 1937 г. вступила в строй первая крупная тепловая электростанция, Балхашская ТЭЦ. Тогда же начала работу Ульбинская ГЭС, началось строительство Усть Каменогорской ГЭС и Карагандинской ГРЭС. К 1940 г. промышленность в экономике Казахстана составила 60%. В конце 30-х г. продолжала развиваться транспортная сеть. Были сданы в эксплуатацию железные дороги Карталы-Акмолинск и Гурьев-Кандагач, облегчившие вывоз сырья из западных и центральных регионов республики. Постепенно начинает выходить из кризиса сельское хозяйство республики. К 1940 г. посевные площади достигли 5,8 млн.га., а поголовье всех видов животных почти 3,5 млн. голов. Появляются новые отрасли хозяйства, в т.ч. рисоводство, развивается свекловодство и хлопководство. Однако подорванное коллективизацией сельское хозяйство не могло подняться своими силами и постепенный рост производства происходил только за счет государственных дотаций и мер по укреплению колхозов и ужесточению трудовой дисциплины. Жителям колхозов запрещалось покидать места проживания, были ограничены размеры приусадебных участков, личного стада. Основные средства производства, вся техника и наиболее квалифицированные кадры были сосредоточены в государственных машинно-тракторных станциях. Полностью подавлялась хозяйственная инициатива, что сделало сельское хозяйство частью командно административной системы. Массовые репрессии. Последняя треть 30-х г. ознаменовалось новой волной политических репрессий, принявших массовый характер. Укрепление культа личности Сталина и нетерпение всяческого инакомыслия, попытки все трудности развития страны объявить результатом деятельности «врагов народа» привели к физическому устранению почти всех сколько-нибудь влиятельных лидеров, могущих составить оппозицию правящему режиму, т. е. Всех руководящих партийных и советских работников. В 1937-1938 гг. в «национал-фашизме» и шпионаже были обвинены Т. Рыскулов, Н. Нурмаков, С. Ходжанов, У. Кулумбетов, О. Исаев, О. Жандосов, А. Досов, А. Асылбеков, Ж. Садвакасов, С. Сафарбеков, Т. Жургенов и многие др. Репрессированны были и виднейшие деятели культуры и науки – А. Бокейхан, А. Байтурсын, М. Дулатулы, Ж. и Х. Досмухаммедулы, М. Тынышбайулы, М. Жумабай, С. Сейфуллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, С. Асфендияров, Ж. Шанин, К. Кеменгеров и многие др. Обвинения, выдвинутые против них, были абсурдными, в частности, их объявляли виновными в кризисе сельского хозяйства, восстаниях 20-х-30-х гг., связях с японской разведкой, попытке отделения Казахстана и т. п. В Караганде и ряде районов прошли показательные открытые процессы над «врагами», однако большая часть их была осуждена т.н. «тройками» – внесудебными органами карательной машины НКВД. Территория Казахстана превратилась в огромный лагерь. Многие промышленные предприятия обеспечивались рабочей силой только за счет осужденных, их подневольного труда. Через лагеря Казахстана прошли сотни тысяч заключенных. Был создан АЛЖИР – «Акмолинский лагерь жен изменников Родины», где содержались члены семей лиц, осужденных за «антисоветскую деятельность». В конце 30-х годов начинается процесс переселения в республику целых народов. Начался он с репрессий против корейцев, населявших районы Дальнего Востока. В августе 1937 г. «в целях пресечения проникновения японского шпионажа» 180 тыс. человек были депортированы из родных мест и расселены в Казахстане и Узбекистане. В ходе этой акции народ был лишен родины и обречен на трудности и лишения. Опыт, отработанный органами НКВД в 1937 г., был использован и позже. Так, накануне войны в Казахстан было депортировано 102 тыс. поляков из западных районов Украины и Белоруссии. Обустройством переселенцев занимался Отдел лагерей, трудопоселений и мест заключения НКВД КазССР, им запрещалось покидать новые места жительства, ограничивались и без того куцые гражданские права. Особенно большой размах процесс насильственного переселения принял уже позже, в годы войны. В условиях игнорирования экономических законов и попытках командно-административного руководства хозяйством низкая производительность труда и малая эффективность экономики были закономерны, однако власть пыталась выправить ситуацию ужесточением трудового законодательства. Указом ПВС СССР от 26 июня 1940 года в стране устанавливался восьмичасовой рабочий день и семидневная рабочая неделя, был уменьшен список производств с сокращенным рабочим днем, сокращен список праздничных дней. Работникам запрещалось увольнение по собственному желанию, инженерно-технических работников и квалифицированных работников могли переводить на другие предприятия и в другие регионы без их согласия. Нарушение трудового законодательства с 1940 года влекло за собой уголовную ответственность. Так, «прогул», т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительной причины свыше 20 минут наказывался исправительными работами до шести месяцев, а самовольный уход с работы - тюремным заключением до четырех месяцев. Для подростков вводилась трудовая повинность. Набор в школы фабрично-заводского обучения и ремесленные и железнодорожные училища проводился в порядке мобилизации, причем самовольный уход из училища влек за собой уголовную ответственность. Выпускники должны были отработать не менее четырех лет по направлению Главного управления трудовых резервов при СНК СССР. Таким образом, трудовое законодательство второй половины 30-х –начала 40-х годов было направлено на превращение работника в бесправного винтика экономической машины казарменного социализма. Была расширена сфера применения уголовно-правовых мер к подросткам, по всем составам преступлений ответственность наступала с 14 лет, а по целому ряду преступлений - с 12 лет. Нормы уголовно-процессуального права практически игнорировались при рассмотрении «контрреволюционных» дел, причем ЦК ВКП(б) специальной телеграммой разрешил правоохранительным органам применять физическое принуждение к лицам, подозреваемым в совершении государственных преступлений. Другими словами, массовые нарушения законности были санкционированы высшими партийными органами. К концу 30-х годов благодаря открытым репрессиям тоталитарная система СССР стабилизировалась. Появилась послушная интеллигенция, целая армия верных режиму чиновников управленцев, главным методом управления стал террор, коллегиальные принципы превратились в ширму, за которой скрывалась новая имперская система, в которой Казахстану вновь отводилась роль колонии. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебник для высших учебных заведений

Ответов - 16

Jake: Казахстан в годы второй мировой войны В 30-е годы в Западной Европе набирало мощь еще одно тоталитарное государство – фашистская Германия. Экспансионистская политика фашистов привела к созданию двух военно-политических блоков и нарастанию угрозы мировой войны. Советский Союз, также проводивший агрессивную политику в отношении восточноевропейских стран – Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Румынии, на первых порах пытался организовать систему коллективной безопасности в Европе, однако недальновидная политика западных демократических держав привела к заключению в 1939 г. договора между Германией и СССР, после которого фашисты развязали войну против Польши, превратившуюся очень скоро в мировую войну. В нарушение договора Германия, оккупировав Польшу, 22 июня 1941 г. напала на СССР. Казахстан, как и другие республики Союза, не только не мог проводить самостоятельную внешнюю политику, но вообще был лишен возможности осуществлять какие-либо международные контакты. В войне Казахстан участвовал в составе СССР. 30 июня 1941 года создается Государственный Комитет Обороны (ГКО), возглавляемый лично И.Сталиным - чрезвычайный орган, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти в стране. В Казахстане, как и в других союзных республиках действовал Постоянный уполномоченный ГКО. Принятые ГКО акты имели высшую юридическую силу, а центральные и республиканские органы власти и управления призваны были только обеспечивать беспрекословное их выполнение. 1 февраля 1944 года ВС СССР принимает Закон «О создании войсковых формирований союзных республик», по которому общесоюзный Наркомат Обороны преобразуется в союзно-республиканский и в Казахстане появляется собственный наркомат обороны. В тот же день принимается Закон «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних сношений», по которому наркомат иностранных дел также преобразовывается из союзного в союзно-республиканский. Последний законодательный акт был вызван не столько желанием расширить полномочия республик, сколько стремлением расширить представительство СССР в Организации Объединенных Наций, вместе с тем, согласно этому закону в Казахстане появился наркомат иностранных дел. Казахстанцы в войне. Планы Германии по отношению к Казахстану были недвусмысленны. После победы над СССР фашисты планировали на территории Средней Азии и Южного Казахстана образовать рейхскомиссариат Гростуркестан, а центральные, северные и северо-восточные районы Казахстана должны были войти в состав «индустриальных областей» – Карагандинской, Новосибирской и Кузнецкой, куда планировалось переселить украинцев, белорусов, поляков, венгров и другие народы Восточной Европы. Позже, в связи с крахом планов «молниеносной» войны, фашистам пришлось пересмотреть свои планы и обещать нерусским народом СССР самоуправление, чтобы использовать их в борьбе против Москвы, однако этим планам не суждено было сбыться. Под угрозой военного поражения Сталину и его окружению пришлось на время отказаться от идеологии казарменного социализма и апеллировать к патриотическим чувствам народа. Произошло ослабление антирелигиозной политики. В 1943 г. в Ташкенте было создано Центральное управление мусульман и избран муфтий. Все литературные и художественные формы были мобилизованы для пропаганды патриотических и национальных ценностей, началось изучение и популяризация истории национально-освободительной борьбы и ее героев. В ряды Советской Армии за время войны было призвано более 1 млн. 200 тыс. казахстанцев, было сформировано более 20 стрелковых дивизий и другие соединения. Наиболее прославились в боях с фашистами 328, 310, 312, 314, 316, 387, 391, 8, 29, 102, 405 стрелковые дивизии, 100 и 101 национальные, 81, 105, 106 кавалерийские дивизии, 74 и 75 морские стрелковые бригады, 209 Зайсанский, 219 минометный, 85 зенитный, 662, 991 и 992 авиационные полки. За проявленный героизм 316 дивизия под командованием И.В.Панфилова была преобразована в 8-ю гвардейскую, 328-я – в 30-ю гвардейскую дивизию, 75-я морская бригада – в 27-ю гвардейскую дивизию. На фронт было направлено 14,1 тыс. грузовых и легковых автомобилей, 1,5 тыс. гусеничных тракторов, 110,4 тыс. лошадей и 16,2 тыс. повозок. За боевые заслуги сотни тысяч каэахстанцев были награждены медалями и орденами, около 500 человек стали Героями Советского Союза, среди которых две женщины – Алия Молдагулова и Маншук Маметова. Четыре казахстанца стали дважды героями – Т. Бегельдинов, С. Луганский, И. Павлов и Л. Беда. Уже после войны Звезда Героя была присвоена выдающемуся полководцу Б. Момышулы. Одно из знамен Победы на стенах Рейхстага в поверженном Берлине было установлено Р. Кошкарбаевым. Многие казахстанцы сражались в тылу врага в составе партизанских формирований. Нельзя не упомянуть и о таком явлении как Туркестанский легион. В начале войны сотни тысяч советских солдат оказались в плену. Очень много среди них было казахов, узбеков, кыргызов и представителей других народов. Около 80% тюркских солдат погибло в нечеловеческих условиях фашистских концлагерей. Из остальных гитлеровцы пытались сформировать воинские части для борьбы против Советской Армии. Из выходцев из Казахстана и Средней Азии был образован Туркестанский легион из нескольких батальонов, однако применить их в боях фашисты не смогли. Многие легионеры, получив оружие, переходили линию фронта и возвращались в ряды Советской Армии, часть ушла к партизанам. В итоге легион был расформирован. Экономика Казахстана в годы войны. Оккупация гитлеровцами западных районов СССР привела к тому, что резко выросла значимость Сибири и Казахстана в экономике страны. В первые месяцы войны властям удалось организовать эвакуацию промышленных предприятий, которые могли попасть в руки врага. На территорию Казахстана за короткие сроки было перевезено и размещено 142 предприятия, из западных регионов страны эвакуировано 532 506 человек. Продолжалось и даже ускорилось строительство новых промышленных объектов. За первые полтора года войны в Казахстане вступили в действие 25 рудников, шахт, 11 обогатительных фабрик для цветной и черной металлургии, 19 новых угольных шахт, 3 разреза, 4 новых нефтепромысла и нефтеперерабатывающий завод в Гурьеве. Продолжалось строительство железных дорог. В 1942-1943 гг. было закончено сооружение линий Макат – Орск и Акмола – Магнитогорск. В годы войны Казахстан дал 30% общесоюзной выплавки меди, 60% марганцевой руды, 50% добычи медной руды, 65% металлического висмута, 70% добычи полиметаллических руд, 85% производства свинца. В республике началось движение по сбору денег для строительства танков и самолетов. Осенью 1941 г. начался сбор средств на строительство танковой колонны имени ВЛКСМ. В итоге в 1942 г. армия получила от казахстанских комсомольцев 45 новых танков. Уже в 1942-1943 гг. на средства населения строились еще 10 танковых колонн, несколько авиационных эскадрилий, торпедные катера и именные самолеты. Всего за годы войны народ Казахстана на строительство боевой техники внес 480,3 млн. рублей. За время войны сельское хозяйство Казахстана дало стране 30,8 млн. пудов хлеба, 14,4 млн. пудов картофеля и овощей, 15,8 млн. пудов мяса, 3194 тыс. центнеров молока, 17,6 тыс. центнеров шерсти больше, чем за пять довоенных лет. Эти несомненные успехи экономики республики давались огромным трудом. Большая часть трудоспособных мужчин была призвана в действующую армию. Удельный вес женщин в промышленности составлял более 50%, а в легкой и пищевой промышленности – 80-90%. Удельный вес подростков и молодежи допризывного возраста в промышленности достигал 35-40% всех рабочих Казахстана. Была установлена трудовая повинность для граждан, рабочий день увеличивался до 11 часов при 6-дневной рабочей неделе, очередные и дополнительные отпуска были отменены. Рабочие и служащие военных предприятий за самовольный уход с работы наказывались, как за дезертирство, на срок от пяти до восьми лет заключения. За уклонение от трудовой повинности устанавливалась уголовная ответственность в виде исправительных работ от шести месяцев до года. Управление экономикой было военизировано, вводится институт уполномоченных, принудительное распределение продуктов в виде карточной системы. Значительную часть рабочей силы Казахстана составляли спецпоселенцы. В начале войны из них были сформированы Трудовые Армии, общая численность которых в республике насчитывала более 700 тыс. человек, 200 тыс. из которых составляли казахи. Осенью 1941 г. в Казахстан по абсурдному обвинению в пособничестве фашистам было депортировано 361 тыс. немцев Поволжья. В 1943-44 гг. было проведено насильственное переселение в Казахстан 507 тыс. балкарцев, карачаевцев, ингушей и чеченцев, 110 тыс. турков-месхетинцев, 180 тыс. крымских татар. Многие десятки тыс. погибли в первые месяцы после депортации от голода и болезней, выжившие стали трудармейцами. Им запрещалось покидать новое место жительства, нарушение этого положения каралось каторжными работами до 20 лет. Ценой огромного напряжения и лишений экономика Казахстана помогла обеспечить победу СССР во второй мировой войне. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебник для высших учебных заведений

Jake: Казахстан в послевоенный период Возвращение к мирной жизни требовало перестройки всей экономики, настроенной на производство в основном военной продукции, на мирный лад. Кроме того, в годы войны произошла некоторая либерализация местных рынков, повысилась доходность сельского хозяйства, был ослаблен идеологический диктат марксизма в пользу национализма и патриотизма. Однако власти после победы над Германией вернулись к довоенным формам экономики и политической жизни. Общественно-политическая ситуация. Победа Советского Союза в войне привела к росту в его элите державных, имперских настроений. Стала настойчиво подчеркиваться основная роль русского народа в победе, стала пересматриваться его роль в истории других народов, в т.ч. и казахов, как народа-просвётителя и покровителя. В связи с этим появился тезис о «буржуазном национализме» среди национальной интеллигенции. Объектом жесточайшей критики со стороны властей стала «История Казахстана», изданная в 1943 г. Началось навязывание идеологических стандартов, подавление национального самосознания, господство шовинизма и даже национал-фашизма в культуре и науке. В общественное сознание внедрялась концепция об особой мессианской роли России в истории нерусских народов, о благотворном характере российского колониализма, история казахов отрывалась от истории других тюркских и мусульманских народов и искусственно привязывалась к истории России. Национально-освободительное движение стало трактоваться как реакционное, часть освободительных восстаний казахов в ущерб истине стали обьявляться классовыми, антифеодальными. Те представители национальной интеллигенции, которые не хотели смириться с новыми идеологическими установками, жестоко за это поплатились. В конце 40-х-начале 50-х гг. были репрессированы историки Е. Бекмаханов, подверглись преследованиям М. Ауэзов, К. Сатпаев, Е. Исмаилов, Х. Жумалиев, А. Жубанов и многие другие. В 1951 г. критике из центра подвергся национальный эпос, в том числе такие сокровищницы народной культуры, как «Қобыланды», «Ер Сайын», «Шора батыр», «Ер Едiге» и др. объявленные феодальными, воспевающими ханов и «эксплуататоров». Только смерть Сталина в 1953 г. остановила новую волну репрессий. Вторая половина 40-х-начала 50-х стала апогеем системы лагерей. Только Степной лагерь, располагавшийся в Ишимских степях, насчитывал с 1949 г. 200 тыс. заключенных. Крупными лагерями были Карагандинские и Джезказганские лагеря. Очень большой контингент составили бывшие солдаты и офицеры, попавшие в лагеря за пребывание в фашистском плену, а также участники антисоветских восстаний в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии и на Кавказе. В 1948 г. были созданы «лагеря специального режима» для лиц, осужденных за «контрреволюционную» и «антисоветскую» деятельность. Именно в этих лагерях в конце 40-х-начале 50-х гг. вспыхнули восстания. В 1952 г. восстание подняли заключенные Кенгирского лагеря недалеко от Жезказгана. В этом же году восстание вспыхнуло в Экибастузе. Оба стихийных выступления были жестоко подавлены силами МВД, МГБ и регулярной армией. Кроме заключенных лагерей, в Казахстане находилось огромное количество спецпоселенцев - практически бесправных представителей репрессированных народов. К концу 1952 года их численность достигла почти 990 тыс. человек, из которых более 488 тыс. составляли немцы, около 340 тыс. – представители народов Северного Кавказа. Экономика Казахстана. В послевоенный период экономика Казахстана испытывала большие трудности. Крупной проблемой стало обеспечение промышленных предприятий рабочей силой после возвращения эвакуированного населения в западные регионы СССР. Заметно выросла текучесть кадров, снизилась трудовая дисциплина, резко упала производительность труда. В 1946 г. наблюдался даже некоторый спад производства, что вынудило власти вернуться к командно-административным методам управления экономикой, что дало свои результаты, в основном в промышленности. В 1946 г. был пущен в действие Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, завершилось строительство угольного разреза в Экибастузе, вводились новые мощности на Актюбинском и Балхашском комбинатах, начали добычу нефти новые промыслы. Развивалась транспортная сеть, в 1950 г. завершилось строительство железной дороги Моинты - Чу. Весной 1949 г. начала действовать автоматическая телефонная станция в Алма-Аты, были телефонизированы все районные центры. Положение в сельском хозяйстве было более тяжелым, чем в промышленности. Казахстан в порядке оказания помощи республикам, пострадавшим от оккупации, отправил безвозмездно 17,5 тыс. голов крупного рогатого скота, 22 тыс. лошадей, 350 тыс. овец, по льготным ценам было продано около 500 тыс. голов скота. В то же время на селе проводились меры по ужесточению колхозного режима. В 1946-49 гг. у крестьян были отобраны и отнесены к колхозным, земли, присвоенные колхозниками во время ослабления государственного контроля за селом. В 1948 г. у колхозников был отобран личный скот. Объем обязательных поставок ежегодно возрастал, закупочные цены же оставались ниже уровня 1940 г., что покрывало только 15% себестоимости произведенного зерна. Денежная реформа 1947 г., носившая конфискационный характер, ударила, прежде всего, по сельскому населению. Денежная масса сократилась на треть, но система обмена денег разорила крестьян и крупных вкладчиков сберкасс. Хотя в 1947 г. карточная система была отменена, в стране надвигался новый голод. В 1950 г. была предпринята новая сельскохозяйственная реформа, заключавшаяся в укрупнении колхозов. В результате число колхозов в Казахстане сократилось с 6773 в 1945 г. до 2047 в 1952 г. Это привело к исчезновению ряда населенных пунктов, уменьшению личных наделов крестьян, урезанию натуроплаты и не привело к радикальному улучшению положения в сельском хозяйстве. Так, в итоге аграрной политики властей в СССР в конце 40-х-начале 50-х гг. вновь начинаются продовольственные затруднения. Тяжелой была социальная обстановка. Уровень заработной платы рабочих и служащих вырос в 1950 г. по сравнению с 1940 г. в 1,5 раза, в то же время розничные цены выросли в 3 раза, что привело к снижению покупательской способности. Колхозники же за свой труд получали в четыре раза меньше, чем горожане и не имели права свободного передвижения по стране. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Учебник для высших учебных заведений

Jake: За ними была Москва Александр Игнатов Московская правда, 27.11.2006, с. 2 В битве за Москву в 1941 году принимали участие пять стрелковых и кавалерийских дивизий и три стрелковые бригады из Казахстана Об участии в битве за Москву воинов 316-й, панфиловской дивизии, сформированной в Казахстане летом 1941 года, знают многие. Но в защите столицы, а затем и в контрнаступлении принимали участие и другие соединения, в рядах которых сражались граждане братской республики. Пять стрелковых и кавалерийских дивизий и три стрелковые бригады из Казахстана насмерть стояли под Москвой. Кто они были, какими они были? Самыми обычными, простыми людьми с совсем не героическими профессиями. С детьми, матерями, женами, с теми ежедневными проблемами - накормить и одеть, которые, казалось бы, не оставляют ни времени, ни сил, чтобы задуматься о боях, гремевших «за тысячи километров от их дома, чтобы переживать за тех, кого война в конце июля 1941-го уже пометила смертью, ранами, горем. По воспоминаниям ветеранов, к этому времени в Казахстане военкоматы выбрали запас первой очереди, и формирование новых частей и соединений шло в основном за счет добровольцев и призывников, ранее имевших бронь. Командир 1077-го полка 8-й гвардейской стрелковой дивизии З.Шехтман в своих записках подчеркивал, что в его части почти половину составляли добровольцы. Были случаи, когда в военкоматы приходили целыми семьями и требовали отправки на фронт. Люди подделывали документы, изменяли возраст, ловчили на медицинской комиссии, лишь бы попасть в армию. Может быть, они не знали, что их ждет за Уралом, за Волгой? Может, не подозревали, какой страшной и кровавой будет эта война? Да, наверное, знали. Дурман предвоенной пропаганды, лозунги «Воевать на чужой территории малой кровью» едва ли кардинально изменили сознание людей, прошедших Первую мировую и Гражданскую войны. А таковых было немало. В первые призывы 1941-го шли отнюдь не безусые мальчишки. Да и шли они защищать не только «государство рабочих и крестьян», но и Родину, свой дом, своих матерей. Кстати, и идеологические органы к этому моменту сменили акценты, стремясь превратить войну Красной Армии в общенародную. Задача перед формировавшимися в Казахстане командирами полков и дивизий была поставлена сложнейшая. Фактически всего за три месяца вооружить, обмундировать и главное - обучить воинскому ремеслу тысячи вчерашних учителей, механизаторов, врачей, пастухов, токарей, инженеров - представителей сотен мирных специальностей. И, насколько можно судить по действиям бойцов казахстанских дивизий под Москвой, время было потрачено не зря. Военные историки, оценивая боеспособность этих соединений, отмечают «хорошую боевую выучку» солдат, «оперативное мастерство» офицеров. Ну а если уйти от терминологии, то это означает, что казахстанцы могли не только противостоять опытным частям вермахта, но и наносить им значительный урон. Причем часто это происходило при явном превосходстве в технике и живой силе немцев. Пример наиболее яркий - бой у разъезда Дубосеково. 28 бойцов - неполный взвод - остановили танковый батальон, уничтожили 18 немецких бронемонстров. Панфилов, Клочков, Момыш-улы навеки вписали свою имена в книгу народного подвига. Есть и другие примеры стойкости советских солдат. Их немало. На рубеже Малеевка - Строково - Голубцово у высоты 214,5 бойцы группы истребителей танков сожгли 7 вражеских машин. Воевавшие с ними по соседству одиннадцать саперов младшего лейтенанта Фирстова подбили 5 танков. У деревни Ефремове солдаты младшего лейтенанта Милешина тоже уничтожили 5 танков. Из таких вот отдельных боевых эпизодов и складывалась битва за Москву, которая шла шесть месяцев на фронте протяженностью около двух тысяч километров. Немцы потеряли более 200 тысяч солдат и офицеров. В ходе боев были разбиты 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых и 4 моторизованные. На полях Подмосковья остались ржаветь тысячи орудий, танков и бронемашин. И на самых опасных участках (а, собственно, других тогда и не было) сражались воины-казахстанцы. 316-я стрелковая дивизия прикрывала Волоколамское направление. Южнее Москвы упорно оборонялась, а затем участвовала в контрнаступлении казахстанская 238-я стрелковая дивизия, впоследствии преобразованная в 30-ю гвардейскую. В составе 61 - й армии Брянского фронта контратаковала врага 387-я стрелковая дивизия. В тяжелых боях за столицу отличились и 391-я стрелковая и 99-я ордена Ленина Краснознаменная кавалерийская дивизии, а также 100-я, 101-я и 39-я стрелковые бригады, сформированные в Казахстане. Об их вкладе в победу можно судить по донесению в Ставку Верховного Главнокомандования Георгия Жукова: «В беспрерывных месячных боях на подступах к Москве части дивизии (31 6-й.- Ред.) не только удержали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии, уничтожив 9000 вражеских солдат и офицеров, более 80 танков, много орудий, минометов и другого оружия». За время войны в Казахстане было сформировано 25 боевых соединений и 50 частей. Говоря об их боевом пути, Нурсултан Назарбаев подчеркнул: «Из Казахстана ушли на фронт более 1 миллиона 700 тысяч человек. Это одна четвертая часть всего населения, Из них погиб или пропал без вести каждый второй». В Казахстане нет семьи, которую война обошла бы стороной. 500 казахстанцев стали Героями Советского Союза, четверо - дважды Героями, более ста - полными кавалерами ордена Славы. Чуть ли не у каждой подмосковной деревни стоят скромные обелиски под красной звездой. Лежат под ними сыны разных народов, вставшие в тяжелую годину на защиту Москвы. В том числе и казахстанцы. Вечная им память и вечная слава!

Jake: Нераскрытые тайны войны Павел БЕЛАН, главный научный сотрудник Института истории и этнологии имени Ч. Валиханова НАН РК, доктор исторических наук, "Казахстанская правда", 29 февраля 2008 Время раскрывает все новые и новые тайны истории Великой Отечественной войны. Одна из таких тайн была связана с Казахстаном. Надо готовиться по-новому! СССР – первое в мире социалистическое государство – находилось в окружении капиталистических стран. Поэтому руководство считало, что победа над внутренней контр революцией и иностранными интервентами в годы Гражданской войны принесла лишь передышку, что непременно последуют новые попытки вторжения врагов. В подготовке к будущей войне делалось все возможное – всемерно развивалась экономика, поднимался уровень образования, культуры и науки, росли морально-политическое единство общества и дружба освободившихся от эксплуатации и национального угнетения народов. Армия и флот получали новые, более эффективные виды оружия и военной техники. Совершенствовалась военная наука. В числе ее важных положений было признание большого значения партизанской борьбы в тылу противника. Более того, глава Наркомата обороны СССР М. В. Фрунзе принял меры для планомерной подготовки к будущей "малой" войне в тылу потенциальных противников. В 20–30-х годах комплектовались группы партизан, отрабатывалась тактика их боевой, разведывательной и диверсионной работы, закладывались базы оружия, боеприпасов и продовольствия. Проводилась работа и по подготовке некоторых мостов и других объектов к разрушению в случае необходимости. Однако позже под влиянием ошибочных представлений И. В. Сталина и его ближайшего окружения о будущей войне, как скоротечной и ведущейся на вражеской земле, приготовления к "малой" войне прекратили, базы ликвидировали. Хуже всего – многие обученные кадры партизан и их руководители были репрессированы. Мало осталось и боеспособных партизанских командиров времен Гражданской войны. Последствия, естественно, сказались в ходе Великой Отечественной войны, особенно в ее начале. И уже практика вооруженного противостояния в тылу немецко-фашистских захватчиков вырабатывала принципы организации партизан, вносила коррективы во взгляды на тактику их действий, на методы руководства борьбой за линией фронта. Против врага – всем народом! Партизанское движение стало всенародным, в нем участвовали не только жители временно оккупированных территорий, но и глубокого советского тыла. В партизанских формированиях Северного Кавказа сражались представители тридцати, в Украине – 62-х, а в Белоруссии – семидесяти национальностей. В числе партизан Белоруссии, Украины и Ленинградской области воевали, по подсчетам Н. Е. Едыгенова, около 3,5 тысячи казахстанцев. Всего в разное время в тылу противника действовало до шести тысяч отрядов и соединений, насчитывавших до миллиона, а в подполье и скрытом резерве еще около двух миллионов человек! Историческая справка За годы войны партизаны совершили свыше 21 тысячи крушений поездов на железных дорогах, уничтожили 550 тысяч солдат германского вермахта и их пособников. Для защиты коммуникаций и гарнизонов, для борьбы против народных мстителей германское командование осенью 1942 года отвлекло с фронта 15 полевых, а также десять охранных дивизий, 27 полков и 144 батальона полиции. Это почти в четыре раза превышало силы Германии на Североафриканском фронте против англичан и американцев. А к октябрю 1943 года врагу пришлось задействовать против партизан до 50 дивизий. К числу важнейших проблем расширения и повышения эффективности партизанского движения относилась проблема подготовки кадров – радистов, подрывников, разведчиков и особенно командиров отрядов и соединений. В отрядах и соединениях командирами становились люди, преданные Отечеству, умеющие быстро ориентироваться в обстановке, обладающие опытом работы с людьми, твердым характером и организаторскими способностями. Таких немало оказалось среди партийных, комсомольских и советских работников. Командные посты заняли и многие из 56 435 военнослужащих, в первую очередь офицеров, оказавшихся в окружении или бежавших из лагерей военнопленных и вступивших в партизанские отряды. В советском тылу была создана сеть школ Центрального (ЦШПД) и областных штабов партизанского движения, штабов фронтов... За военные годы такие школы и курсы подготовили к засылке в тыл противника более 22 тысяч командиров отрядов и специалистов – радистов, разведчиков, диверсантов. Казахстан – партизанам Об участии нашей республики в создании спецшкол подобного типа документов в архивах встретилось очень мало. Только в переписке Военкомата Казахской ССР сохранилось письмо в ЦШПД от 20 декабря 1942 года с просьбой разрешить откомандирование в Москву 35 испанских эмигрантов, желающих служить в Красной Армии и для этого готовых пройти обучение в школе особого назначения. Группа испанцев подобрана старшим лейтенантом Рафаэлем Эстерле, а ее отъезд намечен на 25 декабря. Исследователь В. А. Пережогин сообщил, что для предварительной подготовки кандидатов к последующему обучению в спецшколах в стране действовали курсы в Муроме, Новосибирске и Алма-Ате. Автору статьи удалось обнаружить в фонде ЦК КП(б)К (хранящемся в Архиве Президента РК) четыре документа по интересующему нас вопросу. Первый из них – письмо заведующего Военным отделом ЦК КП(б)К П. Б. Алексеева и начальника курсов Заяшникова заместителю командующего войсками САВО генерал-майору Первушину от седьмого сентября 1942 года. Сообщив, что "по директиве НКО при ЦК КП(б)К организована школа подготовки руководителей партизанских отрядов", авторы письма просили генерала дать распоряжение начальнику гарнизона Алма-Аты о выделении "во временное пользование сроком на один месяц" по одному станковому и ручному пулемету, 18 винтовок, по два автомата ППШ, наган и пистолет ТТ, винтовку Маузера, немецкий автомат, по 50 гранат РГД и Ф-1, по 10 противотанковых и трофейных гранат. Просили также патроны, 25 килограммов толу, 50 килограммов аммонала с соответствующим количеством взрывателей. Вторым документом является учебный план школы. В нем предусматривались политподготовка, изучение системы управления и штабов партизанского движения, дисциплинарного устава и Устава внутренней службы Красной Армии. Главное внимание отводилось тактике боевых действий отряда, организации наблюдения, разведки, отработке документов штабом отряда. Особо выделялись вопросы управления войсками, агентурной и войсковой разведки и топографии. Огневая подготовка распадалась на изучение отечественного и трофейного оружия, приемов и правил стрельбы с практической стрельбой боевым патроном. Составу стрелковых отделений, взводов и рот и основным видам их боевых действий дополнительно выделялось по два часа. Изучению видов и средств связи – десять, организации подслушивания телефонных разговоров семь часов, изучению взрывчатых веществ (способы производства взрыва, средства и методы осуществления крушения поездов и разрушения путей) – 22 часа. Всего, таким образом, планировалось 210 часов учебных и практических занятий. Третьим документом стал список 35 курсантов, давших "обязательство нигде, никогда, ни перед кем и ни в какой обстановке не разглашать содержание прослушанных лекций". Привожу список в алфавитном порядке и, к сожалению, только с инициалами курсантов: Босовкин (или Босокин? – вопрос в документе) И. Д., Буковец И. И., Вязун К. М., Гаврилов Ф. С., Горбачев А. А., Дончук П. Е., Ивакин К. В., Капустин К. А., Клещев М. З., Ковалев И. Б., Ладута П. В., Лялин Ф. М., Маслов А. А., Матюшенко М. П., Москаленко А. А., Ожиганов В. К., Охотович П. А., Панюков Н. И., Петров Я. М., Поляков П. А., Родин Н. И., Родохлеб Ф. А., Седельников И. В., Секач И. В., Семененко А. А., Смальченко С. Е., Смутнев В. Е., Стрункин Г. Н., Сударев Б. А., Харьжаковский В. Г., Червяков В. Ф., Чубаров М. В. Последний, четвертый, документ – письмо П. Б. Алексеева Военкому Казахской ССР гвардии старшему батальонному комиссару Лобенко с просьбой обеспечить проездными документами 40 человек во главе с Толденко И. П. и Ткаченко П. З., "следующих в Москву в распоряжение ЦШПД при ВГК". В архиве удалось выявить и несколько других документов по этому вопросу. Это – постановление Бюро ЦК КП(б)К от 26 сентября 1942 года. "О посылке слушателей спецкурсов города Алма-Аты в Центральный штаб партизанского движения", принятое по докладу секретаря ЦК А. Дудкина. Оно заслуживает опубликования в полном объеме. "1. В связи с указанием Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главного Командования (СВГК) Красной Армии направить в распоряжение последнего 111 человек слушателей, обучавшихся на спецкурсах города Алма-Аты, согласно прилагаемому списку. 2. Обязать Военного комиссара КазССР тов. Лобенко обеспечить направляемых товарищей проездными документами до места назначения. 3. Предложить начальнику управления Туркестано-Сибирской железной дороги тов. Брехунцу организовать отправку указанной группы товарищей к месту назначения не позднее 27 сентября 1942 года. 4. Предложить Наркомторгу тов. Омарову снабдить отъезжающих товарищей необходимыми продуктами питания на время пути следования. 5. Ответственность за моральное состояние группы в пути следования возложить на начальника курсов тов. Заяшникова и начальника учебной части Т. Нестеренок. Секретарь ЦК КП(б)К Н. Скворцов". Из документов о выполнении этого постановления имеется лишь письмо А. Дудкина обкомам партии. В нем сообщается, сколько человек из рекомендованных обкомом командируется в ЦШПД. Далее разъясняется, что на основании постановления Государственного Комитета обороны командируемые рассматриваются командирами партизанских отрядов и по финансовому обеспечению семей приравниваются к командирам Красной Армии. Предложено в трехдневный срок дать указания руководителям организаций и учреждений, где они работали, произвести с отъезжающими полный расчет и выдать семьям пособие в размере месячной зарплаты. На обороте документа приведены данные о числе командируемых. Из Акмолинской области – 4 человека, Актюбинской – 4, Алма-Атинской – 23, Восточно-Казахстанской – 6, Джамбульской – 6, Западно-Казахстанской – 1, Кзыл-Ординской – 2, Кустанайской – 8, Павлодарской – 10, Семипалатинской – 14, Северо-Казахстанской – 8, Южно-Казахстанской – 10. Всего 110 человек. Полный список коммунистов, окончивших обучение в Алма-Ате и направленных "на курсы КП(б)К партизанского движения при СВГК", был составлен заместителем заведующего отделом кадров ЦК Бозжановым между 8 января и 20 февраля 1943 года. В него вошли (по областям): Акмолинская: 1. Грызлов Арсений Евгеньевич – председатель заводского комитета завода имени ОГП; 2. Проценко Виктор Антонович – директор городской электростанции; 3. Ситников Михаил Егорович – инструктор Акмолинского горкома партии; 4. Соколов Алексей Александрович – начальник инструментального цеха завода имени ОГПУ. Актюбинская: 1. Москаленко Антон Тихонович – заместитель по политчасти начальника путевой части 9-й дистанции службы пути, станции Челкар; 2. Сидоренко Григорий Емельянович – заместитель председателя Актюбинского горисполкома; 3. Тимошенко Зиновий Андреевич – начальник земельного отдела Актюбинского горисполкома. Алма-Атинская: 1. Агафонов Сергей Петрович – товаровед завода НКПС; 2. Ахихман Николай Федорович – заместитель директора Аманбухтерского (?) совхоза; 3. Голдин Сергей Васильевич – работник (должность не названа) военизированной пожарной охраны станции Алма-Ата-1; 4. Гусарев Михаил Иванович – слесарь механического завода № 3; 5. Демченко Александр Михайлович – начальник отдела кадров треста "Трансторгпит"; 6. Дунаев Александр Платонович – помощник директора по административно-хозяйственной части Юридического института; 7. Затыльников Николай Николаевич – военрук и преподаватель физической культуры ремесленного училища № 8 связи; 8. Казанцев Алексей Степанович – ревизор управления Туркестано-Сибирской железной дороги; 9. Калиниченко Николай Иванович – председатель колхоза "Луч Востока"; 10. Катунин Анатолий Данилович – секретарь Саркандского райкома КП(б)К по кадрам; 11. Кириченко Гавриил Корнилович – инспектор управления сберкасс Казахстана; 12. Колесник Даниил Васильевич – начальник отдела службы и боевой подготовки областного управления милиции; 13. Котов Сергей Фролович – начальник отделения областного управления кинофикации; 14. Коханский Петр Антонович – помощник оперуполномоченного железнодорожной милиции Туркестано-Сибирской железной дороги; 15. Кочемазов Петр Иванович – то же; 16. Крупник Иван Николаевич – заведующий парткабинетом Кагановичского райкома КП(б)К; 17. Мельников Семен Прохорович – работник (должность не названа) Совнаркома Казахской ССР; 18. Остроухов Серафим Иванович – главный инженер Алма-Атинского городского автомобильного управления; 19. Пятков Илья Ильич – заместитель начальника по политчасти 6-го строительного участка Туркестано-Сибирской железной дороги; 20. Ровбо Федор Иванович – директор Капальского райпромкомбината; 21. Ставинский Николай Евдокимович – заведующий Кагановичским райфинотделом; 22. Телегин Павел Николаевич – управляющий Каскеленской районной заготовительной конторой "Торгплодоовощтреста"; 23. Токмачев Ефим Филиппович – директор Иссыкской районной заготовительной конторы; 24. Фролов Ефим Филиппович – начальник отдела транспорта промысловой артели "Утильпром", Алма-Ата; 25. Шушпанников Владимир Андреевич – директор Алма-Атинского трамвайного парка; 26. Щербинин Петр Васильевич – слесарь автомеханических мастерских; 27. Юрочкин Григорий Исаакович – уполномоченный Наркомата заготовок СССР по Дзержинскому району; 28. Юхимчук Алексей Нестерович – начальник земляного карьера Алма-Атинского трамвайного парка; 29. Явкин Иван Ивлевич – директор Алма-Атинского городского промкомбината. Восточно-Казахстанская: 1. Амельченко Дмитрий Данилович – председатель колхоза имени Сталина, село Гусиное Бухтарминского района; 2. Герасименко Андрей Моисеевич – заведующий общим отделом облисполкома; 3. Гудименко Степан Матвеевич – оперуполномоченный облуправления НКВД по милиции; 4. Кусков Харитон Иванович – председатель Кумашкинского сельсовета Курчумского района; 5. Мархелев Григорий Васильевич – заместитель председателя сельсовета (название отсутствует) Бухтарминского района; 6. Шевченко Михаил Митрофанович – командир отделения колонии НКВД № 21, город Усть-Каменогорск. Джамбульская: 1. Боковец Василий Фомич – мастер инструментального цеха паровозного депо станции Джамбул; 2. Кудашев Дмитрий Андриянович – завхоз тюрьмы, г. Джамбул; 3. Лебедев Михаил Иванович – директор школы ФЗУ; 4. Морозов Алексей Петрович – слесарь паровозного депо станции Джамбул; 5. Норкин Семен Филиппович – начальник отдела снабжения строительства кожевенного завода; 6. Рожков Анатолий Александрович – заведующий учебной частью и преподаватель средней школы (номер не назван); 7. Черняев Константин Михайлович – мастер электроцеха депо станции Джамбул; 8. Чигорин Петр Яковлевич – мастер вагонного депо станции Джамбул. Западно-Казахстанская: 1. Шмайло Георгий Григорьевич – политрук пожарной команды военизированной охраны станции Уральск. Карагандинская: 1. Горин Андрей Иванович – техник военного представительства при заводе имени Пархоменко; 2. Дондуков Петер Никитич – слесарь точной механики теплоэлектроцентрали города Балхаш; 3. Кирилюк Даниил Кузьмич – помощник заведующего шахтой имени Кирова; 4. Кучеров Василий Степанович – первый секретарь Сталинского горрайкома КП(б)К; 5. Пашкевич Дмитрий Амвросиевич – заведующий Сталинским райфинотделом; 6. Шлапак Василий Иосифович – политрук взвода охраны совхоза НКВД. Кзыл-Ординская: 1. Богданцов Федор Дмитриевич – управляющий облконторой Глававтотракторсбыта; 2. Чванов Андрей Павлович – председатель облпотребсоюза. Кустанайская: 1. Дудников Иван Никитович – заместитель председателя облпотребсоюза; 2. Заботин Василий Романович – начальник спецчасти Кустанайского райисполкома; 3. Костецкий Матвей Кузьмич – кладовщик государственных фондов облторга; 4. Мудраков Владимир Васильевич – заведующий отделом городского коммунального хозяйства; 5. Полистов Алексей Андреевич – начальник 18-го дорожно-эксплуатационного участка областного дорожного отдела; 6. Тибай Антон Федорович – директор облторга; 7. Трухалев Константин Федорович – директор молочного завода № 6; 8. Щербаков Николай Михайлович – заместитель начальника политотдела Джаркульской МТС. Павлодарская: 1. Амельченко Иван Кузьмич – директор Харьковской МТС; 2. Брижан (Брижак – ?) Афанасий Сергеевич – помощник начальника политотдела Северного зерносовхоза; 3. Лигостаев Антон Иванович – начальник сектора штатов областного финансового отдела; 4. Лоскутов Алексей Евгеньевич – директор Осьмерыжской МТС; 5. Львов Григорий Васильевич – прокурор Урлютюбского района; 6. Мищук Григорий Николаевич – заместитель управляющего областной конторой Нефтесбыта; 7. Прибура Николай Максимович – заведующий мобилизационным отделом Максимо-Горьковского района; 8. Резниченко Захарий Данилович – заведующий нефтехозяйством Лозовской МТС; 9. Сопилко Андрей Филиппович – председатель колхоза "Соревнование" Лебяжинского района; 10. Торопов Михаил Демьянович – директор Иртышского райпромкомбината. Северо-Казахстанская: 1. Бабицкий Федор Тимофеевич – начальник колонии № 23 НКВД; 2. Бондаренко Лаврентий Георгиевич – начальник технического цеха завода малометражных двигателей; 3. Голубь Виталий Климентьевич – секретарь партбюро того же завода; 4. Кравченко Константин Иванович – заведующий отделом социального обеспечения облисполкома; 5. Минаков Митрофан Лаврентьевич – управляющий областной конторой сельхозснаба; 6. Савельев Георгий Трофимович – старший оперуполномоченный облуправления НКВД по милиции; 7. Холмецкий Алексей Григорьевич – начальник отдела исправительно-трудовых колоний облуправления НКВД; 8. Щекутьев Борис Андреевич – управляющий областной конторой "Заготживсырье". Семипалатинская: 1. Бабанов Алексей Данилович – прораб погрузбюро станции Семипалатинск; 2. Барабаш Федор Иванович – сторож лесничества местного значения; 3. Беляков Александр Андреевич – начальник телеграфа города Семипалатинска; 4. Бойченко Сергей Васильевич – начальник госпиталя № 3592; 5. Дементьев Борис Иванович – заведующий отделом коммунального хозяйства облисполкома; 6. Долгих Даниил Петрович – управляющий пушно-меховой сырьевой базой; 7. Косолапов Василий Васильевич – начальник линейно-технического узла связи Верхне-Иртышского управления речного флота; 8. Курейчик Петр Степанович – главный инженер хлебокомбината; 9. Мезенцев Павел Иванович – начальник заготовительной конторы Верхне-Иртышского пароходства; 10. Мещеряков Михаил Тимофеевич – директор ремесленного училища № 3 речного флота; 11. Пономарчук Александр Федорович – помощник начальника Верхне-Иртышского пароходства по кадрам; 12. Сорокин Николай Емельянович – директор электросетей города Семипалатинска; 13. Толмачев Николай Александрович – член линейного суда военного трибунала Верхне-Иртышского и Балхаш-Илийского бассейнов; 14. Фомин Виктор Митрофанович – начальник цеха завода первичной переработки мясокомбината. Южно-Казахстанская: 1. Архипов Григорий Дмитриевич – начальник железнодорожного цеха свинцового завода; 2. Беляев Гавриил Андреевич – начальник инспекции пожарной охраны областного управления НКВД; 3. Булайчик Платон Петрович – начальник политотдела Ленгеровской МТС; 4. Данько Петр Михайлович – уполномоченный Наркомата заготовок СССР по Тюлькубасскому району; 5. Ефимов Сергей Александрович – начальник административно-хозяйственного отдела треста "Сахстрой"; 6. Жмуров Алексей Иванович – заведующий отделом партийной жизни редакции областной газеты; 7. Котов Николай Константинович – начальник отдела кадров химфармзавода; 8. Манучаров Иосиф Георгиевич – секретарь Тюлькубасского райкома КП(б)К; 9. Нищета Ефим Ильич – директор молочно-мясного совхоза имени Сталина; 10. Онищенко Григорий Григорьевич – директор каучуксовхоза № 2 . Обращает на себя внимание отсутствие в списках будущих партизанских командиров лиц казахской и других восточных национальностей. Это объясняется тем, что из соображений обеспечения личной безопасности народных мстителей в экстремальных условиях вражеского тыла какое-то время считалось целесообразным воздерживаться от засылки в неприятельский тыл людей с нехарактерной для мест засылки внешностью. Позже такие мотивы уже не принимались во внимание. По просьбе патриотов любой национальности их зачисляли в школы и на курсы ЦШПД и посылали в тыл врага. В качестве примеров можно назвать Касыма Кайсенова, Елеу Сагинова, Рахима Кайретдинова. Итак, подтверждено существование в военные годы в столице республики учебной организации по подготовке партизанских командиров. Вначале это были специальные курсы, которые в целях сохранения тайны даже в переписке руководящих органов именовались "сельскохозяйственными". Вскоре они утратили свое маскирующее наименование и назывались курсами (или даже школой) подготовки командиров партизанских отрядов. Руководили теми и другими курсами одни и те же люди. Начальником курсов работал Заяшников, военным комиссаром – батальонный комиссар Вороничев и начальником учебной части Нестеренок. К сожалению, ни их биографий, ни хотя бы инициалов документы не содержат. Многое осталось неизвестным. Это касается времени создания и закрытия курсов, имен преподавателей и описания их деятельности, количества выпусков. Три года назад наш институт обратился в Специальный государственный архив КНБ РК с просьбой сообщить о месте хранения фонда Алма-Атинских спецкурсов и о допуске к ним, но ответ гласил, что таких документов у них нет. Архивисты КНБ передали нашу просьбу в Москву, но от соответствующих адресатов ответа не последовало. Самое досадное в том, что сведения о боевой деятельности выпускников спецкурсов ограничиваются одним фактом. Накануне 50-летия со дня начала войны Объединенный совет ветеранов партизанского движения в Ленинградской области обратился к Совету ветеранов Казахстана с просьбой о содействии в расширении экспозиции в Музее обороны Ленинграда. Представитель ленинградских ветеранов – партизан Николай Иванович Залыгалов писал: "...В экспозиции предусмотрено отразить боевую деятельность алма-атинского добровольческого партизанского отряда, прибывшего в распоряжение Ленинградского штаба партизанского движения в 1942 году и принимавшего участие в разгроме немецко-фашистких войск под Ленинградом и полном снятии блокады". Ни Совет ветеранов РК, ни автор этих строк, к сожалению, не смогли помочь ленинградцам. Розыски документов и материалов о работе спецкурсов и о боевой деятельности алма-атинского добровольческого партизанского отряда следует возобновить. Мы обращаемся к бывшим работникам и курсантам спецкурсов и отряда, ко всем, кто располагает сведениями о них, помочь заполнить еще одну страницу героической истории борьбы против немецко-фашистских захватчиков.

Jake: Снайпер Абдыбеков Тулеугали. Уничтожил 170 (?) гитлеровцев. Орденоносец, коммунист. На самом деле у него в "списке" - 397 фрицев. Гроза захватчиков, прославленный снайпер 8-й гвардейской панфиловской дивизии Сулейменов Ибрагим. Награждён орденом Красного Знамени и двумя орденами Красной Звезды. Личный счет - 237 немцев. Герой Советского Союза Аширов Серик. Год 1945 Калининский фронт. Год 1943. Миномётный расчёт на огневой позиции: наводчик - рядовой комсомолец Селиванов А, заряжающий - рядовой коммунист Алмагамбетов К. Бой. Казахстанцы стоят насмерть. Год 1944, Каунас. Погибшего наводчика заменил зам.ком.полит. арт.полка майор Жетсыбаев Н. Гроза фашистов Бауржан Момыш-Улы. Калининградский фронт, год 1943 Отважный пулемётчик, казахстанец Тарада М.А. Коммунист, в боях за Москву уничтожил 118 гитлеровцев Год 1943. Северо-Западный фронт. Старший лейтенант К. Сагындыков, сотрудник редакции газеты "За Родину"! 8-я гвардейская стрелковая дивизия им Панфилова. Москва, год 1943. Снайперы 8-й гвардейской стрелковой дивизии им.Панфилова: Нусупбеков А.(справа), Мадаменов М.(слева).

Jake: Тревожные дни и ночи 44-го Мурат СУЛТАНГАЛИЕВ, "Ак Жайык", 7 мая 2009 "В преддверии Дня Победы просим рассказать об истории сброса немецких диверсантов в Жылыойском районе Гурьевской области. Ваши постоянные читатели А.Т. Изекенов, У.С. Успанов". Это письмо, присланное по Интернету, привело нас в музей ДКНБ по Атырауской области, которым руководит Владимир ЦЕЛИШЕВ. Владимир Ильич рассказывает: "В годы Великой Отечественной войны помимо ожесточенных боев на фронтах, не прекращалась ни на минуту другая война, скрытая и масштабная, в нашем тылу, которую развязала разведывательная служба Вермахта - Абвер. Ей противостояла советская контрразведка "Смерш", которая буквально означает "Смерть шпионам!". Когда блицкриг на Волге у Гитлера провалился, Абвер все чаще стал засылать на территорию Казахстана диверсантов, чтобы посеять смуту, открыть второй фронт против советских войск. Только за весь 1942 год на территорию СССР было заброшено двадцать тысяч агентов…". Не все эти люди были отпетыми предателями и головорезами. Многие записывались в диверсанты, просто спасаясь от смерти в фашистских концлагерях. Этим объясняется то, что большинство из них, едва ступив на родную землю, сами шли сдаваться в органы НКВД. "Из 150 разведывательных и диверсионных групп, подготовленных с октября 1942 по сентябрь 1943 года, вернулись в Германию только две, и те принесли лишь незначительную информацию. 21 августа 1944 года из Мариуполя вылетел самолет с шестью парашютистами на борту, прошедшими подготовку в разведывательной школе города Бреслау. Ночью они десантировались на территории Новобогатинского (ныне Исатайского) района. А уже следующим днем весь этот отряд прибыл в местное отделение связи, сообщив о своем намерении сдаться чекистам. Прибывшим сотрудникам НКГБ они сообщили о том, что в их школе готовятся к вылету еще две группы для засылки в Гурьевскую область. Впрочем, как выяснится потом, и эти диверсанты направлялись на спецоперацию с твердым намерением сдаться советским властям. 24 августа все они были задержаны. Еще через два дня на территорию Московского сельсовета Курмангазинского района была сброшена другая диверсионная группа, которая в тот же день пришла сдаваться к председателю сельсовета. В ее составе были жители Гурьевской и других областей Казахстана… Эти группы формировались из числа служащих в Туркестанском легионе. Это советские солдаты - казахи и представители среднеазиатских народов - попавшие в плен и перешедшие на службу Вермахту в обмен на жизнь, одежду и питание. Под видом борьбы за освобождение мусульман в 1942 году в Германии было сформировано 24 батальона из числа военнопленных. Гитлеровцы ставили своей целью поднять восстание в Центральной Азии и возлагали большие надежды на "легионеров". В связи с этим на территории самой Германии и оккупированных ею стран было создано шестьдесят разведывательных школ". Ночью 3 мая 1944 года над Гурьевом не спеша пролетел самолет с крестами. Дежурный аэропорта по фамилии Степанов опознал неприятельский летательный аппарат и сообщил в областное управление НКГБ. А 6 мая в районе полуострова Пешной самолетом "Люфтваффе" были обстреляны гурьевские пароходы "Пролетарская коммуна", "Калинин" и "Роза Люксембург". В указанные дни те же самолеты были замечены милиционерами над промышленными объектами Жылыойского района (тогда он назывался Жилкосинским). Чекисты заподозрили, что возможно высадились диверсанты, и оказались правы. В указанный район была направлена поисковая группа, которую возглавил начальник УНКГБ Иван Гончаров (на снимке). Худшее подтвердилось, диверсанты действительно высаживались дважды - 3 и 6 мая. Обе группы соединились 7 мая в один отряд общей численностью 14 человек. Командиром был обер-лейтенант немецкой армии Алихан Агаев (в действительности Амирхан Тлеумагамбетов), до войны работавший агрономом Жилкосинского райкомзема. Все члены этой команды прошли обучение в разведывательной школе города Улькенвальда в 60 километрах от Берлина. Их задачей было организовать повстанческую деятельность. Для ликвидации этой группы районные чекисты организовали поисковый отряд из 16 человек и направились по горячим следам". Кто знает Жылыойский район, тот понимает, что неприятелю там легко было спрятаться - пески, тугаи по берегам рек, горы с пещерами. Рассказывает краевед Юрий Пастухов: "Пещеры горы Иманкара в Жылыойском районе - это в 60 километрах от города Кульсары по дороге на Мукур. Вокруг на 15-20 километров ни единого населенного пункта. Сейчас там по-прежнему безлюдное место. Только туристы приезжают посмотреть на пещеру, где прятались гитлеровцы". По словам Владимира Целишева, диверсанты просчитались, надеясь, что найдут среди местных жителей поддержку. Когда два предателя, переодетые в форму красноармейцев, ходили по аулам, скупая продовольствие, их встретил бригадир колхоза имени Кирова Уялинского сельсовета Байжан Атугазиев. Он проследил, в какую сторону ушли диверсанты, и предупредил чекистов, которые задержали обоих. Позднее оставшиеся враги поймали Байжана и увели его с собой в качестве проводника. Байжан поняв, что его в живых не оставят, увел предателей в непроходимые пески, за что был расстрелян лично Агаевым. К этому времени поисковые группы из райцентра и области воссоединились и шли за группой Агаева по пятам. Чекистам удалось взять в плен нескольких членов неприятельской группы, которые рассказали, что Агаев вне себя от неудач, собирается изменить план, предписанный ему гитлеровским командованием, и идти на Гурьев. 19 мая в районе третьей нефтекачки отряд был окружен, и после отказа сдаться диверсанты были убиты в бою. В том числе и Алихан Агаев. Двух последних парашютистов, сумевших скрыться, задержали 24 мая в Макатском районе на берегу реки Кайнар. Итогом этой операции было: 5 диверсантов, убитых в бою, 9 взятых в плен, 29 единиц стрелкового оружия, 3 радиостанции, более 3 тысяч антисоветских листовок на русском и казахском языках, портативный печатный станок, шрифты, краски, клише антисоветских карикатур, 130 чистых бланков, печати и штампы для изготовления документов, 660 тысяч рублей. Оставшийся в живых радист группы вплоть до окончания войны снабжал Абвер дезинформацией под диктовку "Смерша". "Стукач" истошно просил командование в Берлине прислать помощь и называл место, где ждала засада. 9 июля 1944 года эта хитрость себя оправдала. По названному адресу в окрестностях Гурьева явились три шпиона с деньгами и деталями для рации. За успешную ликвидацию парашютного десанта в 1944 году группа сотрудников УНКГБ была награждена орденами и медалями.

Jake: Хиваз Доспанова - единственная в годы войны летчица-казашка

Jake: Начало войны: хроника без купюр В истории самое главное – это честность, достоверность Академик М. Козыбаев в своей работе «Казахстан – арсенал фронта» отмечал, что в освещении Великой Отечественной войны часто допускались две крайности: либо очернительство, либо лакировку действительности, и тогда в первом случае возникал вопрос: если все было так плохо, как же была завоевана Победа? Позвольте высказать и свое мнение. Историю, какой бы она ни была, нельзя ни очернять, ни подкрашивать. История должна оставаться историей со всеми ошибками, просчетами и достижениями. Что касается этого материала, то он построен, кроме некоторых цифр, только на архивных документах, причем многие факты озвучены впервые. Трудности преодоления «мирного настроения» Изготовление снарядов для фронта на одном из заводов, эвакуированных в Алма-Ату Боязнь советского руководства, и в первую очередь Сталина, спровоцировать военные действия со стороны фашистской Германии, запрет даже на разговоры о возможной войне сделали свое дело. Известие о вторжении германских войск на территорию СССР и начале Великой Отечественной войны повергло многих в состояние растерянности и депрессии. Это уже потом, спустя какое-то время, Казахстан, как и вся страна, на ходу перестраивал экономику на военный лад, организовывал отпор врагу, добивался первых побед. Надо отметить, что первый секретарь ЦК КП(б) Казахстана Н. Скворцов и бюро, видимо, опасаясь гнева «самого», не решались в первый же день войны развернуть мобилизационную работу на местах. Анализ протоколов ЦК, обкомов и райкомов Компартии Казахстана, в т. ч. и рассекреченных документов «Особая папка», показывает, что в первые дни войны большинство вопросов рассматривались без увязки с военным временем. Так, на заседаниях бюро ЦК КП(б)К от 25, 27, 28 июня и первого, второго, четвертого июля 1941 года слушались вопросы «О строительстве Алматинской гидроэлектростанции», «О развитии Казахского театра оперы и балеты», «Об исключении целины и залежей из облагаемой зернопоставками пашни и допущении отклонения порайонной годовой нормы для отдельных колхозов», «О размещении дополнительного контингента в школах ФЗО» и другие. И только седьмого июля был утвержден на бюро ЦК план мероприятий по перестройке работы на военный лад. В конце июня – начале июля бюро ЦК рассматривает мобилизационную готовность Наркозема, Казнефтеснаба, Наркомпищепрома, Казпромсовета, Наркомясомолпрома и везде отмечает неудовлетворительную работу. Планы ряда партийных и советских органов в первый период войны не были увязаны с реальной обстановкой, отличались «мирным настроением» и благодушием. Семипалатинский горком партии вместо организации практической помощи на местах с третьего по седьмое июля 1941 года проводил семинар с секретарями первичных парторганизаций о ведении делопроизводства. Все учились мобилизовывать людей, переводить предприятия на военные рельсы. Конечно, для этого нужно было время. Уже к сентябрю положение на местах стало меняться к лучшему. Значительно повысилась мобилизационная готовность наркоматов, улучшилось руководство со стороны партийных комитетов. Все людские и материальные ресурсы – на разгром врага Война заставила руководство в центре и на местах решать одну из важнейших и срочных задач – мобилизацию людей на фронт, формирование воинских соединений, обучение гражданского населения военным специальностям (резерв для фронта) и отправку на фронт оружия, боеприпасов, снаряжения, транспорта, продовольствия. В формировании воинских подразделений многое зависело от четкой работы военных комиссариатов. В республике последний переучет военнообязанных был проведен в декабре 1940-го – марте 1941 года. Однако военный учет во многих военкоматах оставался запущенным. Нахождение призывников и резерва не отслеживалось, часть из них умерли или находились в заключении, а в военкоматах об этом не знали. Так, в Балхашском районе явились сами на призывной пункт 67 человек, которые не состояли на воинском учете. В Алма-Ате 15 и 16 июля на Фрунзенский опорный пункт не явились 129 человек. Часто нарушалось распоряжение Генштаба – не призывать в ряды армии забронированных и приписанных к частям работников. Алма-Атинский облвоенкомат, например, в первых числах июля 1941 года призвал в армию 80 врачей, отправил их в Ташкент, а через 12 дней все врачи возвратились обратно. В этой области доходило до казуса – облвоенкомат рассылал повест-ки умершим и исключенным из партии лицам, имея намерение использовать их в качестве политработников. Очень сложная работа велась по выполнению разнарядок военкоматов о поставках автомашин, тракторов, гужевого транспорта. На 28 июля по республике из 256 легковых машин поставлены только 43, из 1 409 грузовых автомашин – 625, и только спустя два месяца ценой огромных усилий Казахская ССР полностью выполнила план. Надо сказать, что военкоматы после ревизий работы, отчетов, кадровых перестановок все-таки наладили учет военнообязанных, улучшили политмассовую работу на призывных пунктах. Параллельно с плановым призывом призывные пункты осаждали тысячи добровольцев. Беспартийный К. Джелкондаров из Есильского района Акмолинской области написал в заявлении: «Мне 55 лет, я бывший батрак, участник гражданской войны, разрешите мне вступить в Красную Армию. Прошу не отказать». На комсомольском собрании станции Алма-Ата-1 комсомолец Кузнецов, работник ПЧ-2 Турксиба, сказал: «...Услышав, что фашистские собаки напали на нашу священную родину, у меня сердце закипело ненавистью. Готов сейчас идти в бой...» И здесь же написал заявление с просьбой зачислить его добровольцем в армию. В 1941 году в военкоматы только одной Карагандинской области поступило более 25 тыс. заявлений, в том числе десять тысяч от женщин. Мощный патриотический подъем среди казахстанцев позволил оперативно уже 14 июля 1941 года сформировать в Алма-Ате 316-ю стрелковую дивизию, которая была преобразована в восьмую гвардейскую им. Панфилова. В августе она была отправлена на фронт, а в сентябре – 238-я стрелковая дивизия из Семипалатинска. Всего в Казахстане созданы более 20 стрелковых и кавалерийских дивизий и бригад, несколько артиллерийских и авиаполков, десятки батальонов разных родов войск. Все они прославились боевыми подвигами. Серьезной проблемой стала и подготовка кадров гражданских специальностей взамен ушедших на фронт. Именно поэтому ЦК КП(б)К в течение июля 1941 года трижды рассматривал вопрос о подготовке квалифицированных работников-женщин. Объяснялось это тем, что руководители не придавали этой проблеме большого значения. Это было вскрыто проверкой в Семипалатинской, Алматинской, Южно-Казахстанской, Карагандинской и Восточно-Казахстанской областях. Перевод отраслей на военный лад по-требовал мобилизации людских и материальных ресурсов. Ведь, кроме имевшихся в республике предприятий, в первые месяцы войны в Казахстан было эвакуировано свыше 140 промышленных предприятий, в том числе 60 крупных. Надо отметить, что уже в первые дни войны в трудовых коллективах республики наблюдался небывалый подъем, соревнования разворачивались под лозунгом «Все для фронта – все для победы». Получили развитие многие патриотические почины. Широкий резонанс вызвало одобренное на бюро ЦК от 29 июля 1941 года письмо колхозников и колхозниц сельхозартели «Красные горные орлы» ко всем колхозникам и колхозницам Казахстана встать на вахту до полного разгрома врага, работать за двоих-троих от зари до зари. Этот почин подхватили во многих коллективах промышленности. Каждый день рождал новых героев труда. Бурщик Воронин из шахты № 1 треста «Карагандауголь» 31 июля выполнил более четырех норм. Машинист врубовой машины Ташкенбаев выполнил сменную норму на 278%. Буровой мастер Давлетов на промысле Махат, работая на бурильном станке, одним долотом проходил до 150 м и план выполнял на 180–200%. Вагонщица Бельская из шахты № 18-бис из Караганды шестого июля 1941 года сменное задание по откатке вагонов с углем выполнила на 144%, а восьмого июля – на 301%. В июле-августе возникли трудности с уборкой хлеба и заготовкой сельхозпродуктов. Из-за отправки на фронт не хватало тракторов, автомашин, лошадей. Почти треть работ производилась вручную или устаревшими механизмами. Достижения наблюдались не везде. Выполнили план хлебосдачи десятого августа Южно-Казахстанская, 20 августа – Джамбульская, 16 сентября – Алма-Атинская, десятого сентября – Кзыл-Ординская, первого октября – Западно-Казахстанская области. В то же время, как отмечало бюро ЦК, ничем иным, как беспечностью и благодушием, можно объяснить, что в Павлодарской области на десятое июля отремонтированы только 41% комбайнов, или на 25% меньше, чем до войны. Такое же положение дел было в Актюбинской и Северо-Казахстанской областях. По состоянию на первое октября 1941 года обстановка с выполнением плана хлебосдачи оставалась напряженной. На этот срок Казахстан план выполнил только на 52,4%. Несмотря на непогоду, от зари до зари в поле и на фермах трудилось все трудоспособное население, включая женщин и детей. Жатва 1941 года стала суровым экзаменом для земледельцев республики. Несмотря на трудности, в 1941 году в закрома сданы 100 271 тыс. пудов зерна. При этом хлебный клин по сравнению с 1940 годом был увеличен на миллион гектаров. До Победы оставалось еще 3,5 года. И победителем в схватке с фашизмом стал народ, преодолевший все невзгоды и тяготы военного времени. И все мы, живущие, должны склонить головы перед теми, кто не вернулся с фронта, кто сутками стоял у станка, перед теми, кто честно выполнил святой долг перед Родиной и остался жить. Владимир ШЕПЕЛЬ, директор архива Президента Республики Казахстан, заслуженный деятель Республики Казахстан //Казахстанская правда от 9/10/2009 http://kazpravda.kz

Jake: Рассекреченная война: эпизоды Архивы хранят немало тайн о разных исторических периодах развития Казахстана. Многие из них рассекречены. Сегодня речь пойдет об интересных эпизодах из документов периода Великой Отечественной войны, хранящихся в Архиве Президента. Поставка вооружения и боеприпасов на фронт С первых дней войны Казахстан стал одним из крупнейших поставщиков военной продукции фронту. Многие оборонные заводы, эвакуированные в Казахскую ССР, начинали работать буквально с колес. Кроме оборонных заводов, имевшихся в Казахстане, в изготовлении боеприпасов участ-вовали коллективы, до войны выпускавшие «мирную» продукцию: корпуса мин – Алматинский завод тяжелого машинострое-ния; осколочные снаряды – механические заводы № 1 и № 3, учебно-производственные мастерские МАИ; взрыватели «Казахстанец» – колония № 3 УИГЛК НКВД и ряд других. В эти организации специальным решением Совнаркома и ЦК завозились необходимые станки и агрегаты из других заводов. А на Алматинской мебельной фабрике срочно переоборудовали цех, который уже к декабрю 1941 г. должен был выпускать десять тысяч гранат. Например, в декабре 1941 г. электротехническому заводу надлежало изготовить 30 000 комплектов ударных механизмов, горавтоуправлению – 30 000 пружин и 15 000 предохранителей, табачной фабрике – 6 000 фланцев, артели «Новый строй» – 30 000 гранатных головок. Автомат Калашникова зарождался в Казахстане Старший сержант Михаил Калашников после тяжелого ранения на фронте находился в лечебном отпуске на ст. Матай Турксибской железной дороги. Двадцать пятого июня 1942 г. Михаил Тимофеевич пишет письмо секретарю ЦК КП (б) Казахстана Койшигулову, курирующему оборону, где сообщает о том, что при содействии работников паровозного депо изготовил образец пистолета-пулемета, который стреляет одиночными выстрелами и очередями. Скорострельность 650 выстрелов в минуту, вес 2 400 г., убойная сила до 600 м. Приклад складывающийся. Техническая комиссия при ЦК выдает ему 300 руб. на путевые расходы и направляет в Ташкент, в артиллерийское управление САВО для получения заключения. Здесь отметили, что образец еще до конца не проработан, но оригинален и требует усовершенствования. Михаил Тимофеевич Калашников получил премию 1 000 руб. В августе 1942 г. ЦК поручает изготовить пять опытных образцов пистолета-пулемета и выделяет 12 тыс. рублей. При испытаниях в октябре и декабре 1942 г. пистолет-пулемет показал удовлетворительные результаты на стрельбище в г. Алма-Ате. В январе 1943 г. конструктор командируется в Москву с сопроводительным письмом на имя Л. П. Берии. За изобретение остроумного образца пистолета-пулемета приказом по Главному артиллерийскому управлению Красной Армии (г. Москва) Калашников был премирован 5 000 рублями. Но нужно было дорабатывать образец в Казах-стане, а затем уже окончательно везти в Москву на испытания. Наряду с этим талантливый конструктор разработал образец ручного пулемета калибра 7,62 мм, которому техническая комиссия при ЦК КП (б) Казахстана дала высокую оценку в сентябре 1943 года. Но на вооружение эти образцы до конца войны не были приняты, хотя послужили хорошей конструктивной базой для последующей работы над созданием автомата АК-47. В дальнейшем в 1946 г. этот ав-томат рекомендуется принять на вооружение Советской Армии, а в 1949 г. начался его массовый выпуск на Ижевском машиностроительном заводе. Молодежь Казахстана в годы войны С первых дней войны тысячи юношей и девушек явились в воен-коматы с просьбой уйти добровольцами на фронт. За годы войны комсомольские организации послали в Красную Армию 240 тыс. комсомольцев, в т. ч. в авиадесантные войска и для работы в тылу врага – 10 тыс. На подшефном крейсере «Киров» в боях участвовали 156 молодых людей, в т. ч. 58 казахов. Более 200 тыс. молодых казахстанцев награждены орденами и медалями, 84 удостоены звания Героя Советского Сою-за, а четверо – стали дважды Героями. Более половины легендарных 28 героев-панфиловцев были воспитанниками Алма-атинской комсомольской организации. Комсомольские организации республики за годы войны собрали на вооружение и в помощь детям фронтовиков 35 700 660 руб., за что дважды получили благодарность от И. Сталина. Осенью 1942 г., когда враг наступал на Сталинград, молодежь собрала 11 650 000 руб. на строи-тельство танковой колонны «Комсомол Казахстана», насчитывающей 46 единиц техники. Также были собраны средства на авиаэскадрилью. Молодые рабочие стали решающей силой на трудовом фронте вместо ушедших в армию. Уже в первый год войны на полях работало около 200 тыс. комсомольцев и молодежи, было соз-дано 475 молодежных звеньев высокого урожая, а в 1945 г. их было уже 4 668. Каждый третий комсомолец села трудился в животноводстве. О праздновании двухлетней годовщины 8-й гвардейской дивизии По случаю двухлетней годовщины 8-й гвардейской имени Героя Советского Союза генерала-майора Панфилова стрелковой дивизии было принято специальное постановление ЦК КП (б) и СНК Казахской ССР от 19 июля 1943 г. под грифом «Особая папка». Отмечая мужество и героизм гвардейцев, руководство Казахстана вышло с ходатайством пополнить дивизию 2 500 бойцами из числа казахов, дополнительно выделить в качестве подарков: 400 лошадей со снаряжением и 30-дневным запасом фуража; 250 комплектов обозного снаряжения; продукты питания и другие предметы на сумму 654 тыс. руб. Кроме того, в дивизию отправили книги, кинокартины, киножурналы Казкинохроники и передали выпущенные сверх плана пять траншейных огнеметов. Как охраняли учреждения и предприятия В первые дни войны одной из главных задач стала охрана правительственных учреждений и важных промышленных объектов. В конце июня 1941 г. ЦК специально рассматривал этот вопрос на бюро и отметил неудовлетворительной работу. ЦК посчитал недопустимым проявленную медлительность в организации должной охраны объектов и потребовал принять меры. Впоследствии партийные комитеты всех уровней регулярно изучали состояние охраны. В начале июля 1941 г. должной охраной обеспечивались Верховный Совет и алма-атин-ский аэропорт. Дом Правительства охранялся дивизионом ведомственной милиции НКВД из 82 человек. Радиостанцию РВ-90 охранял взвод военизированной охраны Наркомсвязи, который нес караульную службу. Однако на весь взвод (64 человека) было всего 14 винтовок. Высоковольт-ная линия от ЦЭС г. Алма-Аты до РВ-90 на протяжении 16 км не охранялась. После проверки объекта дополнительно выделили 20 винтовок, три конных патруля. Алма-атинский ликероводочный завод охраняли восемь человек, вооруженных тремя гладкоствольными ружьями без патронов. Имелась угроза диверсии на алма-атинской телефонной станции. Ее охраняли четыре сторожа, вооруженные одной негодной винтовкой без патронов. Окна на станции были не зарешечены. При внезапной проверке ночью оказались спящими сторожа на ликероводочном заводе, в типографии № 2, конторе «Заготживсырье», вагоноремонтной мастерской трамвайного парка и др. Надо отметить, что по результатам проверок разрабатывались соответствующие мероприятия, которые во многом способствовали улучшению работы по охране зданий учреждений и важнейших промышленных объектов. Корни таусагыза – на нужды фронта Мало кто знает, что в первый год войны в Южно-Казахстан-ской области организовали сбор корней лекарственных зарослей таусагыза, который использовался для увеличения добычи натурального каучука и оказания помощи Красной армии. Из него делали автопокрышки, камеры, обувь и т. д. С 14 июля по 25 августа 1941 г. предстояло собрать не менее десяти миллионов корней – 2 000 т воздушно-сухой массы. Для этого привлекались студенты, школьники, а также свободное население. За каждый килограмм корней приемные пункты платили по одному рублю и по 100 руб. за доставку тонны корней до железнодорожных пунктов. Посев каучуконосов (коксагыз, таусагыз, крымсагыз) проводился и в других областях. Так, площадь их посева на 1942 г. составляла 9 300 га. Владимир ШЕПЕЛЬ, директор архива Президента Республики Казахстан, заслуженный деятель Республики Казахстан //Казахстанская правда от 23.10.2009 http://kazpravda.kz

Jake: Неизвестные страницы войны В. ШЕПЕЛЬ, директор Архива президента Республики Казахстан, заслуженный деятель РК "Литер", 5 ноября 2009 г. Например, данные о производстве боеприпасов в республике просто ошеломляют – казахстанские оборонные предприятия действительно внесли огромный вклад в разгром врага. Формирование воинских соединений, помощь эвакуированным, сбор средств, одежды для фронтовиков – это далеко не все, что было сделано казахстанцами в годы Великой Отечественной войны. Когда читаешь эти пожелтевшие документы, невольно переполняет чувство гордости за наш народ, который выстоял в смертельной схватке с врагом и победил. Формирование воинских соединений В период войны одной из основных задач в деле обеспечения победы над врагом являлось своевременное пополнение полноценными резервами Красной армии, прежде всего людскими ресурсами. Несмотря на серьезные недостатки в учете военнообязанных на первый период войны, военкоматы с помощью актива сумели выправить положение. К февралю 1945 года Казахстаном с начала войны было мобилизовано и отправлено в Красную армию и для работы в промышленности почти 1,5 млн человек, в том числе в армию – 1 млн 161 тысяча человек. На фронтах успешно били врага пять воинских соединений, которые стали гвардейскими, среди них 316-я стрелковая дивизия, а затем 8-я гвардейская панфиловская, 38-я дивизия, потом 73-я гвардейская Сталинградская, 29-я дивизия, а затем 72-я красноградская, 238-я дивизия, а потом 30-я гвардейская, 75-я стрелковая бригада, а затем 3-я гвардейская бригада 312-й стрелковой дивизии, сформированной в Актюбинске, было присвоено наименование Смоленской. Кроме того, Казахстан сформировал и направил на фронт ряд других воинских соединений, в том числе национальных: в Усть-Каменогорске – кавалерийскую дивизию, в Алма-Ате – отдельную стрелковую бригаду, в Актюбинске – отдельную стрелковую бригаду, в Джамбуле – кавалерийскую дивизию, в Акмолинске – кавалерийскую дивизию. Всего же Казвоенкоматом за годы войны было отправлено на фронт 14 стрелковых и кавалерийских дивизий, 7 бригад, 1 зенитный полк, 12 строительных и 2 автобатальона. Кроме того, направлено для Красной армии за этот же период 13130 грузовых, 107 специальных, 825 легковых автомашин, 57 мотоциклов, 1538 тракторов, 110118 лошадей и 10260 повозок. К сведению, к началу войны Казвоенкомат объединял все 14 областей республики, а с 5 декабря 1941 года Актюбинская, Гурьевская, Западно-Казахстанская перешли в ведение Южно-Уральского военного округа, а Кустанайская – в ведение Уральского военного округа. Боеприпасы – фронту Казахстан начал производить оборонную продукцию в массовом порядке в годы Великой Отечественной войны за счет эвакуированных из западных областей СССР 19 оборонных заводов. Три завода и три спеццеха до войны в Казахстане были. Эвакуированные военные заводы в условиях суровой зимы 1941 года, прибывая в респуб-лику, начинали выпускать продукцию для фронта уже через 1,5-3 месяца. В качестве временных источников энергии использовались паровозы, тракторы. По сравнению с 1942 годом к началу 1945 года оборонные заводы увеличили выпуск изделий в 2 раза, а Петропавловский завод № 675 и Кокчетавский завод № 621 – более чем в 3 раза. Всего продукции оборонными предприятиями Казахстана выпущено за войну на сумму свыше 1 миллиарда рублей. В том числе корпусов мин калибром 82 мм, 50 мм и 120 мм всего 5214254 штуки. Если считать, что боекомплект мин одной дивизии составляет минам калибра 120 мм 1680 штук, 82 мм – 2180 штук, то заводы Казахстана снабдили боекомплектом мин 1350 дивизий. За годы войны выпущено снарядов: а) мелких калибров (20,37 и 45 мм) – 1989715 штук, или этими снарядами полностью обеспечено 200 дивизий; б) средних калибров (76 мм) изготовлено 1852790 снарядов, или боекомплект для 420 дивизий; в) крупных калибров (203 мм) выпущено 20653 штук, что обеспечивало потребность 20 тяжелых полков. Пороха было выпущено 1159838 кг, что дало возможность снарядить боекомплектом снарядов 80 дивизий. Полностью было укомплектовано торпедным боезапасом 25 дивизионов подводных лодок. Кстати, морских мин было изготовлено в количестве, равном примерно 1/40 количества мин, выставленных всеми государствами в империалистическую войну 1914-1919 годов. Все это наглядно подтверждает, что Казахстан в годы войны был поистине арсеналом фронта. Трудности в размещении эвакуированных в Казахстане Отдельная важная страница в героической летописи Казахстана в годы Великой Отечественной войны – это прием и размещение эвакуированного населения, оборонных заводов, фабрик, культурных и учебных заведений. Беженцы, зачастую неорганизованные, стали прибывать на территорию Казахстана уже в первый месяц войны. Пошли первые эшелоны с оборудованием эвакуированных заводов и фабрик. Все это нужно было принимать и размещать. На первое января 1942 года в Казахскую ССР прибыло 381260 человек, в том числе из прифронтовой полосы – 291355, из Ленинграда – 6198, из Москвы – 14518, от общего числа женщин было 145 тысяч человек, детей – 135 тысяч. Поэтому трудоустройство приезжих стало одним из главных вопросов для партийных и советских органов на весь период войны. В 1942 году из числа трудоспособных 160708 человек было направлено в колхозы и совхозы, 1280 – в МТС, почти 36 тысяч – на промышленные предприятия. В начале войны не хватало ни помещений, ни квартир, ни корпусов для оборудования. Все, что можно было уплотнить, уплотнялось, срочно строились землянки, другие временные жилища, многие передислоцированные оборонные заводы зачастую размещались на площадках под открытым небом, одновременно выпускали военную продукцию и возводили корпуса. Совнарком и ЦК партии Казахской ССР были вынуждены принять 4 ноября 1941 года специальное постановление "О недочетах в деле приема, размещения и трудоустройства эвакуированного населения в КазССР". Однако и после этого положение мало изменилось. По этой причине Совнарком и ЦК рассматривают этот вопрос вновь 1 декабря 1941 года и отмечают, если прибывших как-то разместили, но мало что сделано в деле трудоустройства и бытового обслуживания эвакуированных. Особенно резко ухудшилось положение с трудоустройством людей в связи с завершением основных сельхозработ с наступлением зимних холодов. Руководители хозяйств, рассматривая эвакуированных как временную рабочую силу, не проявляли о них должной заботы. Особенно плохо было в этом плане в Северо-Казахстанской, Павлодарской, Кустанайской и Семипалатинской областях. Жалобы эвакуированных долгое время не рассматривались. ЦК принял жесткие меры к руководителям, например первый секретарь Саркандского райкома партии и председатель Бурлю-Тюбинского райисполкома были сняты со своих постов. Была развернута целая программа по трудоустройству эвакуированных граждан. Кроме размещения и трудоустройства эвакуированного населения, руководителям республики, областей и районов необходимо было разместить более 140 промышленных предприятий, десятки культурных и учебных заведений. Всех их старались разместить равномерно по всей республике, но больше всего, конечно, таких организаций пришлось на Алма-Ату. Среди них швейно-трикотажная фабрика № 1 и табачная фабрика из Харькова, швейно-трикотажная фабрика им. Дзержинского из Московской области, учебно-производственные мастерские Московского авиационного института, ремонтно-механический завод из Евпатории, машиностроительный завод из Ворошиловграда и т.д. В Актюбинскую область были направлены рентгеновский завод из Москвы и завод "Большевик" из Днепропетровска, в Восточно-Казахстанскую область – электротехнический завод из Подмосковья, в Караганду – завод № 317 из Донбасса, в Западно-Казахстанскую область – завод № 231 из Ленинграда и т.д. Большинство эвакуированных предприятий в основном выпускали продукцию для фронта. Так, экспериментально-оптическая мастерская (прибыла из Харькова в Алма-Ату) выпускала бинокли, завод № 242 (Харьков – Алма-Ата) ремонтировал военные самолеты, завод литейного оборудования (г. Усмань – Уральск) изготавливал сухопутные мины, электротехнический завод (Подмосковье – Кзыл-Ординская область) – телеграфные аппараты, станкостроительный завод № 222 (г. Егорьевск – Кустанайская область) – вооружение и боеприпасы и т.д. Интересен перечень и учебных заведений, эвакуированных в Казахстан. Среди них Всесоюзный институт кинематографии, Харьковский госуниверситет, Московский энергетический институт, Московские авиационный, горный, юридический, геолого-разведочный институты, Харьковские военная академия и спецшкола ВВС, а также 11 научно-исследовательских институтов из Москвы, Симферополя, Запорожья, Одессы и Харькова. Как известно, из прифронтовых районов в западные области Казахстана в первые годы войны был эвакуирован крупный рогатый скот, лошади, козы и овцы. 21 августа 1943 года Совнарком Союза и ЦК ВКП(б) приняли постановление о возврате скота в освобожденные от фашистской оккупации районы. Всего подлежало возврату 54096 голов КРС, 139059 – овец и коз и 14536 лошадей. Однако части скота при ревизии не оказалось (в основном за счет заболеваний скота оспой и ящуром). После восстанов-ления поголовья в освобожденные районы было выделено даже больше скота на 2600 голов. Были подготовлены трассы для перегона, через реки возведены понтонные мосты, вырыты колодцы. Для сопровождения было привлечено более 3300 колхозников и 12 зооветработников. Расстояние составляло от 60 до 200 км. Помощь фронту В годы войны каждая казахстанская семья терпела лишения – не хватало дров для отопления, люди жили впроголодь, работали от зари до темна и в то же время отдавали последнее, трудились сверхурочно, чтобы помочь фронту. Эта помощь трудящихся Казахстана героической Красной армии стала легендарной страничкой в летописи Великой Отечественной войны. Причем эта помощь из года в год увеличивалась. Интересны архивные данные: если на 21 декабря 1941 года казахстанцы направили в фонд обороны 52 млн 354 тысячи рублей, то в апреле 1942 года уже 95 млн 315 тысяч, в том числе драгоценностей на сумму 40 млн 623 тысячи рублей. Кроме того, было сдано 2970 золота, 372 кг серебра, 640 платины. У кого не было ценностей, сдавали сельхозпродукты. В фонд на конец апреля было сдано почти 8 тысяч тонн зерна, 10206 гекалитров молока, 233 центнера масла, 717 тонн овощей, 273 тонн хлопка, 8206 овчин и т.д. На 11 июня 1942 года в фонд обороны поступило деньгами и драгоценностями уже 110 млн 820 тысяч рублей. Получило большое развитие движение по сбору теплых вещей для красноармейцев. На середину 1942 года собрано 1 млн 335 тысяч вещей различных наименований, в том числе 79587 полушубков, 232244 валенок, более 32 тысячи рукавиц и варежек и др. Всего за 1941-1945 гг. войны жители республики направили на фронт 1205 вагонов различных подарков, только в 1943 году – 415, из них 16 вагонов – 8-й гвардейской дивизии. Среди подарков: вяленое и тушеное мясо, колбаса, сало, масло, мясные и рыбные консервы, вино, водка, табак, папиросы, кондитерские изделия, сухари. К слову, республика в целом шефствовала над крейсером "Киров" и 8-й гвардейской панфиловской дивизией; Алма-Атинская область – над 73-й гвардейской и 391-й дивизиями: Семипалатинская – над 30-й гвардейской дивизией, 8-й бомбардировочной бригадой морских летчиков Балтфлота; Гурьевская область – над 195-й дивизией и батальоном автоматчиков; Карагандинская область – над 71-м гвардейским дивизионом и т.д. Казахстанцы прославились активной работой по сбору средств на строительство танковых колонн "Колхозник Казахстана", "Шахтер Казахстана", "Металлург Казахстана", "Нефтяник Казахстана", авиаэскадрильи "Комсомол Казахстана" и т. д. Например, на строительство танковой колонны "Колхозник Казахстана" на 3 января 1943 года было внесено 270 млн 685 тысяч рублей, в т. ч. Алма-Атинской, Южно-Казахстанской, Западно-Казахстанской по 31 млн рублей. В числе внесших свои сбережения: председатель колхоза "Кзыл-булак" Каратальского района Бокенбаев Оразбай – 300 тысяч рублей, председатель колхоза "Актас" Чаяновского района Ундасынов Бектай – 160 тысяч, звеньевой колхоза "Кзыл-дехкан" Терень-Узякского района Керейбаев Дуйсенбай – 145 тысяч рублей и многие другие. Решение о сборе средств на строительство этой колонны было принято бюро ЦК 11 декабря 1942 года, после чего во всех трудовых коллективах прошли собрания и приняты обращения. Обкомы партии обязаны были ежедневно информировать ЦК о поступлении средств. В результате казахстанцы сдержали слово – танковая колонна "Колхозник Казахстана" была построена. В ответ на имя руководства республики пришла телеграмма: "Передайте колхозникам и колхозницам Казахской Советской Социалистической Республики, собравшим 270685 тысяч рублей на строительство танковой колонны "Колхозник Казахстана", внесшим в фонд Красной Армии и для рабочих промышленных предприятий 732287 пудов хлеба, 82 тысячи пудов риса и 33889 пудов других сельскохозяйственных продуктов, собранных после выполнения государственных обязательств – мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин". Из года в год казахстанцы расширяли культурное шефство над воинскими соединениями. С 10 декабря 1942 г. по 18 февраля 1945 г. по линии ЦК партии и Совнаркома на Дальневосточный фронт для агитационно-концертной работы среди бойцов и моряков 4-й армии и Тихоокеанского флота была направлена бригада из 13 человек. За это время был дан 81 концерт, прочитано 102 доклада, в том числе 20 на казахском языке. После доклада происходило премирование бойцов-посланцев из Казахстана политической и художественной литературой на казахском языке. Делегация Казахстана, побывавшая в марте 1943 года в Ленинграде, выступила на 15 митингах с участием моряков и бойцов Ленинградского фронта, было прочитано и проведено свыше 200 докладов и бесед. С 1941 по 1944 годы работники искусств Казахстана дали около 20 тысяч концертов для фронта, госпиталей, призывных пунктов и тыловых частей Красной армии. Десять бригад артистов побывали на фронте и дали 870 концертов для бойцов. В то же время только в 1943 году в Алма-Ату и область приезжало 9 делегаций фронтовиков, которых радушно встречали казахстанцы. Не все знают, что Казахстан кроме шефства за отдельными воинскими подразделениями по решению ЦК и Совнаркома шефствовал над Орловской областью (Россия). 21 октября 1943 года этот вопрос был рассмотрен на правительственной комиссии с участием делегации из Орловской области. Была проведена соответственная массово-разъяснительная работа о важности и значении этого шефства. В результате за короткий срок было подготовлено к отправке 73967 рабочих волов, 552 лошади, 782 свиньи, 13926 штук птицы, 8465 пудов зерна, а также масло, мясо, жиры, сухофрукты, овощи. Направлялась также техника: 148 комбайнов, 61 сеялка, 89 тракторных плугов, 1042 сенокосилки и другой сельхозинвентарь. Среди шефских подарков была одежда, обувь, канцелярские принадлежности, оборудование для двух больниц, двух парикмахерских, трех фельдшерских пунктов. Кроме этого, Западно-Казахстанская область шефствовала над рядом районов Ленинградской области; Павлодарская – над районами Калининской; Карагандинская – над двумя районами Сталинградской области; город Караганда – над Брянском, Джамбул – над Трубчевском, Алма-Ата – над г. Клинцы и т.д.

Jake: Алмаатинцы в годы войны: рассекреченная правда Владимир Шепель, директор Архива президента Республики Казахстан "Вечерний Алматы", 8 октября 2009 Память - наше главное оружие в борьбе с несправедливым забвением. Окунуться в атмосферу военных лет, почувствовать себя крупицей великого прошлого, прикоснуться к живой истории нашей страны помогут архивные документы - немые свидетели былых лет. Листая их пожелтевшие страницы, переполняешься не только чувством сострадания за нечеловеческие условия жизни и труда, но и чувством гордости за свой народ, которого не сломила война, который прошел через все испытания, терпел голод и холод, сутками стоял у станка, выращивал урожай, как родных принимал эвакуированных из западных областей Союза и наконец громил ненавистного врага на фронтах Великой Отечественной. Алмаатинцы, в том числе, по праву завоевали уважение и слова искренней благодарности за то, что своим патриотизмом, самоотверженным трудом и ратными подвигами приблизили Великую Победу. Все на борьбу с врагом Началась война. На следующий день, 23 июня 1941 года, бюро Алма-Атинского горкома партии утвердило план мероприятий в связи с военной обстановкой. Необходимо было довести до сознания каждого лозунг партии о проведении победоносной отечественной войны и полного разгрома фашизма. Не должно быть ни одного рабочего, не выполняющего нормы, ликвидировать разболтанность, пресечь болтовню, установить закон, что каждому лучше знать только то, что полагается знать; прекратить перепрыгивание коммунистов с одной работы на другую и т. д. В июле 1941-го горком партии заслушал мобилизационную готовность горздравотдела, горпромсоюза, энергоуправления. На бюро также обсудили вопросы о состоянии торговли в городе и о ходе частичной скрытой мобилизации. Срочно созданный в городе дом обороны по существу стал организующим центром в деле всеобщего воинского обучения. Было создано 807 групп самозащиты с охватом 27 822 человека, подготовлено свыше 55 тыс. человек по воинским специальностям: горных стрелков, разведчиков, лыжников, гранатометчиков и др. Лучше всего эта работа была поставлена на биокомбинате, табачной фабрике, деревообделочном заводе, в паровозном депо, РВ-90, "Казпотребсоюзе". В то же время на 20 сентября более 4000 человек не было охвачено военным обучением, недооценили значение подготовки кадров руководители осоавиахимовских и физкультурных организаций. Слабо была поставлена оборонная работа на кирпичном заводе № 3, авторемзаводе, швейной фабрике № 1, мельнице "Смычка", гормолзаводе, в трамвайтресте. Серьезные недостатки были и в работе военкоматов, и прежде всего - путаница в учете. Все для фронта, все для победы До Великой Отечественной войны в Казахстане не было предприятий, производящих вооружение и боеприпасы. Свое развитие оборонная промышленность получила только в период войны. Всего заводов насчитывалось 22, из них эвакуированных 19 и 3 специальных цеха, организованных на базе существовавшей промышленности. Оборонная промышленность Казахстана производила минно-тральное вооружение, торпеды, бомбометы, подрывные машинки, артснаряды, огнеметы, авиабомбы, порох и много другое. Многие алма-атинские предприятия и организации, изготавливающие оборонную продукцию для Красной Армии, показывали образцы патриотизма и самоотверженного труда. Например, уже в июне 1942 года учебно-производственные мастерские при суточном задании 118 корпусов 76-миллиметровых снарядов изготовили 150, а машиностроительный завод при задании 350 зажигательных авиабомб изготовил 590. В их числе был и механический завод им. ХХ лет Октября. Однако здесь с начала 1943 года наметилось хроническое отставание в производстве продукции для фронта, да и брак иногда достигал 6 процентов. Бюро ЦК, рассмотрев положение дел на заводе, отметило, что по вине коллектива произошел срыв плана выпуска продукции. Основными причинами низких показателей назывались отсутствие борьбы за равномерный производственный ритм в работе, слабое техническое руководство и низкая трудовая дисциплина. Директор завода был снят с работы с партийным взысканием. Срочно были утверждены соответствующие мероприятия по выводу завода из застоя, дополнительно было мобилизовано 500 человек из горожан для работы на механическом заводе. Согласно инструкции, утвержденной в ноябре 1941 года, Центральной комиссией была начата работа по сбору теплых вещей и денежных средств для Красной Армии. Приему подлежали: рукавицы, перчатки, носки, фуфайки, свитеры, ватные брюки, полушубки, валенки, шапки-ушанки, а также сырье: шерсть, кожа и овчина. В сентябре во всех коллективах города прошли собрания по вопросу сбора теплой одежды и обуви для бойцов Красной Армии. Собрание членов артели "20 лет революции" заявило: "Обеспечим наших бойцов, мужественно сражавшихся с зарвавшимся врагом, всем необходимым, чтобы они в зимние холода ни в чем не нуждались и беспощадно уничтожали фашистских мерзавцев". После собрания было сдано 22 телогрейки, 19 теплых брюк, 1 шуба и другие теплые вещи. Сбор теплых вещей сразу превратился во всенародную акцию. Алмаатинцы часто отдавали последнее: лишь бы поддержать фронтовиков. В фонд обороны по городу к середине августа было собрано 741 560 рублей и облигаций на 2,5 млн. рублей. Карточки и хлеб 8 октября 1941 года решением бюро горкома партии в Алма-Ате были введены продовольственные карточки на хлеб, сахар и кондитерские изделия. 9 и 10 октября по этому вопросу прошло закрытое совещание руководителей и секретарей парторганизаций города, где разъяснялись мероприятия правительства по введению карточной системы. Устанавливался контроль за расходованием хлеба, пересмотрена дислокация торговой сети по продаже хлеба по карточкам, а также свободной продаже по коммерческим ценам в 10 магазинах города. Однако, как показала проверка города со стороны ЦК, намеченные мероприятия затягивались. Несвоевременно получили карточки 127 организаций с охватом 24 тыс. человек. Имели место факты неправильной выдачи продовольственных карточек в сторону завышения норм хлеба, не на должном уровне был учет карточек, непродуманность в составлении графика завоза хлеба, что приводило к многочисленным очередям, и, наконец, случаи прямого хищения хлеба. 25 марта 1942 года бюро ЦК рассмотрело вопрос "Об обеспечении хлебом населения г. Алма-Аты", где отмечалось, что в городе создалась реальная угроза срыва снабжения хлебом, - имелся только двух-трехдневный запас муки. В то же время имеющиеся в глубинке Алма-Атинской области 70 тыс. тонн зерна не вывозились, из 45 автомашин для перевозки зерна исправны были только 10. В срочном порядке для подвоза зерна были использованы гужевой транспорт, а также баркасы по реке Или. Но война внесла свои коррективы - продовольствия все равно не хватало, требовалась строжайшая экономия. В связи с этим 24 октября 1942 года Совнарком и ЦК вынуждены были принять постановление "Об экономном расходовании хлеба". Была ликвидирована продажа хлеба без карточек по повышенным ценам, было разрешено выдавать населению картофель вместо крупы и макарон. "Казпотребсоюзу" разрешалось выпекать хлеб в сельских местностях с добавлением от 5 до 10 процентов картофеля. Несмотря на трудности с продовольствием, в дни октябрьских праздников в 1942 году властями принимались меры, чтобы за счет дополнительного завоза или накопления продуктов дать возможность людям почувствовать праздник. Для детей дошкольного и младшего школьного возраста выделялось 200 граммов кондитерских изделий и 100 граммов яблок на человека. Лауреатам Сталинской премии, семьям погибших героев-панфиловцев, Героям Советского Союза, старейшим большевикам выделялись 0,5 кг масла, 1 кг колбасы, 0,5 кг икры и 0,5 кг кондитерских изделий, а работникам науки, литературы и искусства, республиканскому активу, инвалидам войны в дополнительный паек входило по 500 г колбасы и икры, 1 банка компота, 1 кг огурцов соленых и 1 кг маринада. Рабочим важнейших предприятий (около 20 000 чел.) дополнительно выдавалось по 1 кг рыбы, 500 г колбасы и 5 кг картофеля. Также в Алма-Ату для продажи было завезено на 2948 тыс. рублей кожаной и валяной обуви, трикотажа, чулки, носки, мыло хозяйственное и туалетное, игрушки, галантерея, головные уборы. Торговля была закрытая и проходила в предприятиях и учреждениях города, в учебных заведениях. Материально-бытовое обслуживание жителей Алма-Аты В условиях военного времени речь шла о перестройке работы торговых и транспортных организаций, предприятий общественного питания, банно-прачечных предприятий, детсадов и школ, здравоохранения, обеспечении жилплощадью и трудоустройстве эвакуированного в Алма-Ату населения. В этом направлении проводилась большая работа, и все же прежде всего советские органы и хозяйственные организации до конца с ней не справились. В феврале 1942-го завоз сельхозпродуктов на колхозный рынок Алма-Аты резко сократился. Низкий уровень колхозной торговли объяснялся отсутствием у городских организаций тесного контакта с сельчанами. По линии общепита в столице на 1 февраля 1942 года было 19 рабочих и студенческих столовых, 2 ресторана, 141 буфет. Конечно, потребность города они не удовлетворяли. Например, в столовой № 19 (Дом связи) питались 2100 человек, а посадочных мест было всего 75, глубоких тарелок 20 шт., мелких - 60. Трест столовых и ресторанов зимой 1942-го не имел топлива, в результате в столовой № 6 и ресторане № 3 нашли выход: доваривали обеды на золе, выгребаемой из печи. В 1941-м топливом были обеспечены: лечебные учреждения - на 51,3 процента, хлебопекарни, столовые - 52,1, строительные рабочие - 25 процентов. Банно-прачечный фонд города был чрезвычайно беден. Работали в годы войны 4 коммунальные бани на 490 мест, баня Турксиба на 134 места. Количество больничных коек в 1941 году в Алма-Ате было 1676, больницы перегружены на 15 процентов, питание неудовлетворительное, не хватало медикаментов, мединструментов, белье стиралось без мыла из-за его отсутствия, особенно тяжелое положение было с топливом. Температура зимой здесь нередко поддерживалась на уровне 10-12 градусов. * * * Знаете ли вы, что: 1. Из числа эвакуированных в Алма-Ату были известные всей стране актеры, лауреаты Сталинской премии Михаил Жаров, Николай Черкасов, Николай Крючков, Марина Ладынина, Любовь Орлова, Борис Чирков, поэты Самуил Маршак и Сергей Михалков, режиссеры Иван Пырьев, Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Григорий Александров, Сергей Герасимов, Тамара Макарова, писатель Михаил Зощенко, художник Порфирий Крылов (Кукрыниксы) и другие; работники и члены семей "Мосфильма" в количестве 118 человек были размещены в доме отдыха "15 лет Октября" (Медео). Кроме того в город прибыло 127 человек сотрудников Академии наук СССР, в том числе 6 академиков, 4 члена-корреспондента, 15 докторов и 35 кандидатов наук. 2. Для 2000 бойцов, отъезжающих на фронт в 8-ю гвардейскую дивизию, 24 декабря 1941 года был дан обед в ресторане № 1. В меню входило: бешбармак и плов, кисель, компот и чай с печеньем. Кроме того, на каждого выделили весьма приличный паек - по 1 кг конфет, печенья, колбасы, мяса вареного, яблок, 500 г сыра, сахара, масла сливочного, по одной банке консервов, варенья, 50 г чая и по 3 пачки папирос. 3. Алма-Атинскому сельхозинституту Народным Комиссариатом Обороны было поручено изготовить чертежи и совместно с авторами проекта изготовить для тяжелых и средних танков образцы паросиловой установки, что давало большие преимущества танку в части сроков эксплуатации, скорости, увеличения запаса хода и бесшумности танка. 4. В плане усиления борьбы с преступностью в апреле 1945 года в городе были организованы бригады содействия милиции общей численностью 350 человек за счет передовых рабочих и служащих. В милицию было направлено 190 человек, из них 150 - в качестве рядовых милиционеров и 40 - на оперативную работу. Были созданы 20 комсомольско-молодежных бригад численностью 15-20 человек каждая для работы по изъятию с улиц беспризорных детей и направлению их в детские комнаты милиции для принятия мер. В соответствии с утвержденным в Казахской ССР положением "Об институте дворников" был тщательно пересмотрен их состав, все они обеспечивались служебными помещениями со звонковой сигнализацией. К 1 мая было восстановлено освещение центральных улиц Алма-Аты.

Jake: Легендарные батыры, Россия помнит о вас Сергей МЕДВЕДЕВ, //"Красная звезда", 9 сентября 2010 Отмечая 65-летие Великой Победы и окончания Второй мировой войны, в России помнят, что одним из факторов Победы стала дружба народов многонационального Советского Союза. Достойный вклад в разгром врага внесли воины-казахстанцы, чьи внуки и правнуки сегодня служат в вооруженных силах Республики Казахстан. Многим из них предстоит в эти дни принять участие в совместных учениях "Мирная миссия–2010". Перед войной на территории республики проживали 6,2 млн. человек. В 1941–1945 годах отсюда с оружием в руках отправились на фронт 1 млн. 200 тыс. казахстанцев, что составило около 20% всего населения. В годы Великой Отечественной войны на территории Казахской ССР были сформированы двенадцать стрелковых и четыре кавалерийские дивизии, семь стрелковых бригад, около пятидесяти отдельных полков и батальонов различных родов войск. Некоторые из этих соединений и частей являлись национальными и в подавляющем большинстве комплектовались лицами коренной национальности. Уже в первые часы войны тысячи казахстанцев вступили в борьбу с захватчиками. Мужество и отвагу проявили защитники Брестской крепости – казахстанцы В. Фурсов, К. Турдыев, комсорг 204-го гаубичного артиллерийского полка Ш. Чультуров и многие другие. 24 июня южнее литовского г. Шяуляя приняли первый бой солдаты, сержанты и офицеры 219-го стрелкового полка, созданного еще в годы Гражданской войны в Казахстане. В битве под Москвой казахстанцы мужественно сражались в составе кавалерийских соединений генералов Доватора и Белова. Здесь также прославилась 316-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора И.В. Панфилова. В боях под Москвой исключительную стойкость и героизм проявили бойцы-панфиловцы стрелкового полка под командованием И.В. Карпова и батальона под командованием старшего лейтенанта Баурджана Момыш-улы. Ведя в течение месяца беспрерывные бои на подступах к столице, части 316-й стрелковой дивизии нанесли тяжелые потери 2-й танковой, 29-й моторизованной, 11-й и 110-й пехотным немецким дивизиям. "Трудно выделить храбрых, – писал 8 декабря 1941 года в своем донесении комиссар 1075-го полка А.Л. Мухамедьяров, – когда каждый хочет быть храбрым". За мужество, героизм и подвиги личного состава в ходе Битвы под Москвой 316-я дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию и награждена орденом Красного Знамени. Вскоре она получила имя своего героически погибшего командира – генерала Панфилова. Боевые действия панфиловцев зимой 1942-го были отмечены орденом Ленина, а в 1944 году в ходе освобождения Прибалтики дивизия была награждена орденом Суворова II степени и получила почетное наименование "Рижская". Воины-казахстанцы мужественно сражались у стен Ленинграда. Активно участвовали в обороне и прорыве блокады города 310-я, а несколько позднее и 314-я стрелковые дивизии, сформированные в Казахстане. Они принимали участие в прокладывании "дороги жизни". В тяжелые дни боев за Ленинград парторг Султан Баймагамбетов повторил бессмертный подвиг Александра Матросова, за что посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. В боях по прорыву блокады города на Неве умело руководил боевыми действиями воинов командир отделения 5-й стрелковой роты 1236-го стрелкового полка 372-й стрелковой дивизии Койбагаров. "Его отделение, – отмечалось в докладе о работе комсомольских организаций 2-й ударной армии Волховского фронта по прорыву блокады Ленинграда, – быстро продвинулось вперед, первым проделало проходы в проволочных заграждениях противника и блокировало дзот. Товарищ Койбагаров с возгласом: "Смерть немецким оккупантам, за город Ленина!" – первым ворвался в немецкие траншеи, увлекая за собой остальных бойцов взвода". У стен Ленинграда вела боевые действия третья часть казахстанских воинских формирований. На ораниенбаумском плацдарме сражался знаменитый снайпер 48-й стрелковой дивизии Дуйсенбай Шыныбеков. У истоков снайперского движения 314-й стрелковой дивизии стоял бывший колхозник сельхозартели имени Степана Разина Североказахстанской области рядовой Г.П. Зубков. Отличился в боях за Ленинград и командир дивизиона аэростатов артиллерийского наблюдения С. Джилкишев. Казахстанцы по праву гордятся 38-й стрелковой дивизией, которая была сформирована в Алма-Ате. Весной 1942 года она была направлена на фронт и прошла боевой путь от берегов Волги до столицы Чехословакии Праги. Самые яркие страницы истории дивизии – период оборонительных и наступательных боев за Сталинград. Здесь ее бойцы и командиры проявили невиданный героизм, уничтожали противника с беспримерной храбростью и отвагой. За проявленные отвагу и мужество в Сталинградской битве 38-я стрелковая дивизия была преобразована в 73-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Ей также было присвоено почетное наименование "Сталинградская". После разгрома противника под Сталинградом 73-я гвардейская Сталинградская стрелковая дивизия участвовала в боях под Курском и Белгородом. В первые дни июля 1943 года, когда началось наступление немецких войск, беспримерный подвиг совершил один из стрелковых батальонов дивизии, которым командовал капитан Бельгин. Его воины в течение двадцати часов отражали многочисленные атаки танков и пехоты врага, уничтожили пятнадцать боевых машин и до 500 солдат и офицеров. За этот подвиг батальон получил наименование "Героический", а весь его личный состав был награжден орденами и медалями. В ходе дальнейших боев дивизия принимала участие в освобождении Белгорода и Харькова, вела наступление на Левобережной Украине и 25-26 сентября форсировала Днепр. За форсирование этой крупной водной преграды двадцати ее военнослужащим было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. 3а боевые отличия дивизия шестнадцать раз получала благодарность Верховного Главнокомандующего. Из ее рядов вышло пятьдесят Героев Советского Союза – казахстанцев. Среди них дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант С.А. Козак, Герои Советского Союза Карсыбай Спатаев, Мартбек Мамыраев, А.Ф. Петров, Джаппасбай Нурсеитов, Кайыргали Исмагулов, Искандер Даутов, Абылай Алимбетов, Сагадат Нурмагамбетов и другие. Более 6.060 бойцов и офицеров дивизии награждены орденами и медалями Советского Союза. В 1941 году в Семипалатинской области была сформирована 238-я стрелковая дивизия. Она участвовала в боевых действиях под Москвой и Тулой, вела наступление на Калининском фронте. Вскоре дивизия была награждена орденом Красного Знамени, а в мае 1942 года за стойкость и героизм личного состава преобразована в 30-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Летом 1944 года гвардейцы 30-й дивизии в ходе наступления советских войск в Белоруссии прорвали вражескую оборону, штурмом овладели городами Витебск и Полоцк. Отдавая должное мужеству и героизму воинов-казахстанцев, командующий войсками 2-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский отмечал: "Славные сыны казахского народа хорошо послужили Родине на поле брани. Воины 2-го Белорусского фронта гордятся подвигами героев-казахов, своих братьев по оружию – Искалиева, Мусина, Мамутова, Каумбаева, Нурханова и сотен других отважных защитников социалистического отечества. Родина никогда не забудет их подвигов". Особая миссия – поставить последнюю точку в войне – выпала солдатам 150-й стрелковой Идрицкой ордена Кутузова дивизии, сформированной в конце 1943 года в районе г. Старая Русса на основе кустанайской 1515-й стрелковой бригады. За успехи в наступлении от Одера до Берлина, мужество и отвагу личного состава она получила почетное наименование "Берлинской", а ее 756-й стрелковый полк, водрузивший Знамя Победы над рейхстагом, – орден Красного Знамени. Пятнадцать воинов дивизии, в том числе старшина И.Я. Съянов из Кустаная, были удостоены звания Героя Советского Союза. Кавалерами орденов и медалей СССР стали лейтенант Р. Кошкарбаев, установивший красный флаг в одном из окон рейхстага, помощник начальника разведотдела штаба дивизии капитан Б.В. Чупрета, командир взвода младший лейтенант К.А. Метов, минометчик А. Бахтыгереев, пулеметчик П.Е. Вицько, связист К.М. Волочаев и сотни других. Участвовали казахстанцы и в партизанском движении: в Ленинградской области более 220 казахстанцев, на Смоленщине – свыше 270, на Украине, в Белоруссии – около 3 тыс. Около 300 казахстанцев были участниками движения Сопротивления. За подвиги в Великой Отечественной войне 497 казахстанцев удостоены звания Героя Советского Союза, среди них 97 казахов. Первому из казахстанцев 22 июля 1941 г. звание Героя Советского Союза было присвоено командиру 19-й танковой дивизии генерал-майору К.А. Семенченко. Четверо наиболее отличившихся воинов звания Героя Советского Союза были удостоены дважды: летчики-штурмовики Т.Я. Бегельдинов, Л.И. Беда, И.Ф. Павлов и летчик-истребитель С.Д. Луганский. Среди Героев имена пулеметчицы М.Ж. Маметовой, снайпера А.Н. Молдагуловой, стрелков С. Баймагамбетова, С. Лутфуллина, бронебойщика П.К. Миллера, минометчика К. Спатаева, кавалериста М.М. Катаева, командира стрелковой дивизии Г.Б. Сейфуллина. Кроме того, 110 казахстанцев стали кавалерами ордена Славы трех степеней. Столь же самоотверженно миллионы рабочих, колхозников и интеллигенции Казахстана трудились в тылу, внося свой вклад в общее дело победы над врагом. Память о них сохраняется в современном Казахстане, а традиции защиты Родины продолжает новое поколение его граждан.

Antimankurt: В Украине нашлась пропавшая казахская дивизия //Литер от 21.04.2011 Почти 70 лет 106-я кавалерийская дивизия, сформированная из жителей тогда еще Казахской ССР, считалась пропавшей без вести. Вокруг военного казахского формирования ходило множество самых различных слухов. Однако в далекой Украине свидетели боев под Харьковом в мае 1942 года прекрасно помнят до сих пор о героизме казахских батыров и их трагической гибели почти в полном составе во время одного из самых кровопролитных периодов Великой Отечественной войны. В начале этого года собранная по крупицам печальная история 106-й дивизии наконец была официально озвучена. Ни одно казахстанское издание до сих пор не освещало результаты сенсационных исторических исследований, проведенных украинскими историками и активистами казахского землячества в Украине. А тем временем леденящие душу подробности страшной гибели бойцов 106-й кавалерийской дивизии являются драгоценной и неотъемлемой частью военной истории Казахстана и неоценимым вкладом в копилку национального героизма. Детали кровавой мясорубки в «харьковском котле» вообще постарались максимально задвинуть в темные углы истории. Бездарные действия командования обрекли на гибель сотни тысяч воинов. По предварительным данным, только в плену оказалось порядка 250 тысяч человек. В мае 1942 года вблизи города Краснограда Харьковской области Украины 106-я дивизия просто исчезла, испарилась в числе других многочисленных формирований с аналогичной печальной судьбой. Всего же в котле оказалось три армии! Теперь уже известно, что главными виновниками случившейся трагедии были тогдашние члены Военного Совета Никита Хрущев и Семен Тимошенко. Однако в бытность Хрущева на должности Генсека КПСС информацию о «харьковском котле» постарались максимально, что называется, вычистить. «Харьковское сражение было проиграно в большой степени из-за плохой разведки», – писал известный военный историк Константин Быков. Однако даже его заключение можно считать весьма сглаженным. На самом деле имела место преступная халатность со стороны командования, когда практически три армии были брошены на произвол судьбы. Да, именно так. Когда стало ясно, что силы противника значительно не оценили и харьковская кампания обречена, войска были попросту брошены на верную гибель. И бойцы 106-й казахской кавалерийской дивизии в том числе. А члены Военного Совета поспешили вылететь самолетом в Москву, подальше от места боев. «Фактически находящиеся в полуокружении (в оперативном «мешке») советские танковые корпуса не были введены в бой из-за отсутствия авиационного прикрытия, так как вся авиация, которая должна была обеспечивать южную ударную группировку, была брошена на помощь северной группировке. Второй причиной невведения в бой корпусов стала ошибка «партизанской разведки», на основе данных которой советское командование полагало, что немецкие танки находятся… на правом фланге перешедшей в наступление 6-й армии Городнянского…» – говорилось в очерках Быкова. Впервые недавно обнаруженная сенсационная информация о судьбе наших кавалеристов была озвучена корреспондентами харьковского телеканала «Объектив». – На нас вышли и казачья организация, и сама Макка Каражанова, – рассказал «ЛИТЕР-Неделе» автор сенсационного сюжета, корреспондент «Объектива» Андрей Кравченко. – К сожалению, в современной Украине все же наблюдается некий разлом в обществе в плане восприятия истории Великой Отечественной войны. Например, на Западе отношение к ней несколько иное. Но на Востоке, в частности у нас, в Харьковской области, принята программа восстановления исторической правды. Отсюда и столь активный поиск истины. По словам главы казахского землячества Украины Макки Каражановой, искать казахское формирование в отдельном виде очень и очень сложно. – Нам удалось выяснить, что 106-я кавалерийская дивизия на месте была расформирована по трем другим в составе 6-го корпуса, – отметила Каражанова. – Наши бойцы воевали в составе 26-й, 49-й и 28-й дивизий. Бойцам 6-го корпуса, в который входила 106-я дивизия, что называется, досталось больше всех. Стоит заметить, что до недавнего времени официально было известно лишь о расформировании казахской дивизии. Однако о героическом участии наших солдат в «харьковском котле» нигде не говорилось. – Все документы были найдены в Харькове, – продолжает Макка Каражанова. – Мы с историком Татьяной Крупой долго работали в архивах. В мае 2010 года были поданы первые запросы на поиск. На самом деле задействовано было много народу. Очень помогли сотрудники музея Краснограда, местные историки. Кстати, в архивах был обнаружен весьма характерный документ. «Совершенно секретно. Акт приемки 106-й дивизии. Численный состав дивизии: 4091 человек Вооружение: Автоматы: 0 Наганы: 0 Винтовки: 102 Минометы 50 мм: 43 Минометы 82 мм: 18 Кони: 3180 Таким образом, наши кавалеристы были вооружены преимущественно шашками. Против танков… – История очень щепетильная, – говорит Макка Каражанова. – Вся правда до сих пор официально не озвучивается. Мы только пробиваем эту тему. Ближе к лету на месте кровопролитных боев близ Краснограда начнутся поисковые работы. Участвовать в поисках уже вызвалось множество добровольцев. К 70-летию «харьковского котла», то есть к маю 2012 года, на местах сражений планируется установить мемориальный комплекс. – Первый памятник будет установлен напротив школы, в жилом микрорайоне Краснограда, где вел последние бои 6-й кавалерийской корпус, в составе которого была 106-я дивизия, – сообщила Макка Каражанова. – Второй мы планируем поставить на месте так называемого «Дулага-205», где содержались советские военнопленные. Под открытым небом, практически без еды и воды, под жарким солнцем. Почти никто не выжил. Кстати, как утверждают некоторые историки, кавалеристы 6-го корпуса окружили Красноград со всех сторон и в случае грамотных действий командования перелом в Великой Отечественной войне мог бы наступить еще в мае 1942 года. И огромных жертв Сталинграда можно было бы избежать. Как уже говорилось ранее, всего под Харьков из Казахстана прибыло порядка 4 тысяч человек. В живых остались единицы. Из всего 6-го корпуса выжить смогли около 1000 бойцов 49-го корпуса. 28-й и 29-й полегли полностью. Как отмечают историки, именно 1942 год характерен максимальным набором боевых сил именно из союзных республик, в частности Азии и Кавказа. Этот же год характерен и пиком потерь для этих народов, в том числе и для казахов. Особенно по части пропавших без вести. Дело в том, что зачастую новобранцы из Азии имели в распоряжении лишь отвагу и отчаянье, однако при этом в большинстве своем не владели русским языком и не были снабжены нормальными документами. Поэтому искать могилы наших соотечественников очень и очень сложно. – Я усматриваю в этой истории некую мистику, – рассказал «Литеру» полковник Магжан Кахарманов, который занимался темой 106-й дивизии с казахстанской стороны. – С Маккой Каражановой мы начали поиски примерно одновременно, навстречу друг другу. Дело в том, что в 2009 году я занимался поисками сведений о 100-й и 101-й казахстанских стрелковых бригадах, которые воевали под Ржевом. В контексте этих событий россияне прислали мне секретное постановление о формировании национальных соединений, где были упомянуты и две кавалерийские дивизии, 105-я и 106-я. Начал копать в их направлении, но никакой информации не было. Лишь было указано, что обе расформированы. Как рассказал полковник Кахарманов, еще в 7 классе вместе с отцом-фронтовиком он ездил на встречу ветеранов в Москву. Там были те, кто в 1943 году освобождал Харьков. И их воспоминания о казахах в трагическом «харьковском котле», которые бросались с шашками на танки, прочно отложились в памяти. – Сначала в Интернете я наткнулся на сведения о родственниках пропавших без вести солдат 106-й дивизии, – говорит Магжан Кахарманов. – Затем мне удалось даже найти их. Сохранились письма, датированные апрелем 1943 года. Там было указано, что поезд прибыл на станцию Савинцы Харьковской области. Штаб находился в поселке Алексеевка. С этого все и началось. По рассказу полковника Кахарманова, с помощью военного представителя при посольстве Казахстана в Украине к августу удалось установить связь с Маккой Каражановой. В конце сентября казахстанская делегация, в которую вошли и родственники погибших воинов 106-й дивизии, отправилась к местам боев. По словам Магжана Кахарманова, значительное содействие в поездке оказали акимат Астаны и Министерство обороны РК. – В процессе посещения этих мест мы открывали для себя все новые и новые детали, – говорит Кахарманов. – Все, что было написано в письмах, совпадало. Остались живые очевидцы тех событий, которые говорили, что да, были казахи здесь. Во время этой поездки имел место ряд других мистических событий. – В одном селе бабушки рассказали нам о заброшенном поселке Казачий Майдан, в котором уже более 30 лет никто не жил, – продолжает полковник Кахарманов. – По словам рассказчиц, в этом поселке находится братская могила, в которой похоронено около 25 человек. Снова и у меня, и у Каражановой сработала интуиция. Нас ждали на торжественные мероприятия в Харьков. Колонна уже двинулась в сторону города. Но вдруг наша машина необъяснимо заглохла. Мы как раз заговорили, что все же нужно съездить в Казачий Майдан. И в этот момент машина сама завелась, включились фары. Доложив генералу о ситуации и получив одобрение, активисты двинулись в сторону Казачьего Майдана. – На самом деле в братской могиле были похоронены более 750 человек, – говорит полковник Кахарманов. – Просто удалось установить только около 25 фамилий. Все казахи. Как отмечают все участники поисков, история установления истины и сведений об участниках тех кровавых событий только начинается. Полковнику Магжану Кахарманову удалось найти двух на сегодня живых бойцов 106-й Акмолинской кавалерийской дивизии. Одному из них 102 года, второму 88 лет. Оба прошли через плен и, как следствие, сталинские лагеря. От них также удалось получить множество бесценных сведений. Не исключено, что часть бывших пленников, опасаясь возможной кары властей, просто не вернулась в СССР. Кстати, случаи побега из «Дулага-205» были нередки. Так что вполне возможно, что очевидцев настоящего подвига казахских батыров в мае 1942 года под Харьковом намного больше. В ходе боев в «харьковском котле», по предварительным данным, погибло более 300 тысяч человек, без учета пропавших без вести. Их число даже примерно пока неизвестно. Как уже говорилось, более 250 тысяч человек оказалось в плену. Выбраться из харьковской мясорубки удалось лишь 22 тысячам бойцов. И это из трех армий. Как уже говорилось ранее, поисковые работы на месте боев в бывшем «харьковском котле» планируются на лето этого года. Следует полагать, что желающих из Казахстана принять участие в работах может появиться предостаточно. Однако проявлять самодеятельность в данном вопросе категорически не рекомендуется. Все желающие оказать содействие в поисках либо имеющие дополнительные сведения о бойцах 106-й кавалерийской дивизии могут связаться с главой казахского землячества в Украине Маккой Каражановой по телефону 8 (10 38) 050 5248661 или по электронной почте: makka-08(@)mail.ru. Любые самостоятельные действия на территории Украины без согласования с надлежащими инстанциями будут расценены как нарушение закона. пока готовился материал В ходе работы над материалом удалось найти вот такую информацию. Один из интернет-комментаторов сообщил, что в деревне Дубье Осташковского района Тверской области находится незаконно переданная в собственность частному лицу братская могила, которая является памятником регионального значения и вполне может называться казахстанским захоронением. Могила повреждена и используется под огород. Все это происходит совершенно открыто, в 350 км от Москвы и около 100 км от Ржева. Деревню Дубье освобождала 39-я (курсантская) отдельная стрелковая бригада, сформированная в г. Алма-Ате Казахской ССР на основе Алма-Атинского пехотного училища. В газете «Селигер», номер от 12.03.2010, участник боя 11 января 1942 года полковник в отставке Григорий Маркович Визиряко, сейчас проживающий в Республике Казахстан, в городе Алматы, пишет, что в братской могиле в деревне Дубье после боя похоронили 59 человек (имена их неизвестны, вероятно, числятся как пропавшие без вести). На счету бойцов-казахстанцев – разгром усиленного артиллерией и тяжелым оружием пехотного батальона 416-го пехотного полка немцев. Кстати, при этом было уничтожено более 250 фашистов и свыше 40 взяты в плен. Далее в братскую могилу или рядом с ней в 1942–1943 гг. (по данным в учетной карточке) перезахоронили еще 19 человек. Всего захоронено 78 человек… В ближайших номерах «ЛИТЕР-Недели» мы намерены разобраться с данной ситуацией. Всех, кто располагает какой-либо информацией по этому поводу, просьба связаться с редакцией «Литера» по телефону 8 (727) 315 24 57 (внутренний 214). Альбина АХМЕТОВА, фото автора, Алматы – Астана – Харьков http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=5764

Николаевич: В годы Великой Отечественной войны в Казахстан были эвакуированы несколько школ по подготовке пилотов (Чимкент, Кустанай, Уральск), школ подготовки авиационных специалистов, авиаремонтных мастерских. 16 сентября 1942 года по указанию Военного совета Сталинградского фронта Уральск был включен в фронтовую зону. А через 10 дней специальным распоряжением Совета Народных Комиссаров СССР – в число пунктов противовоздушной обороны страны, поскольку вражеская авиация начала массированные бомбовые удары по наиболее важным объектам Западного Казахстана. Подробнее о этих и др. фактах изложено на сайте: http://aviaengeneer.ru

Снегурка: Antimankurt пишет: Как уже говорилось ранее, поисковые работы на месте боев в бывшем «харьковском котле» планируются на лето этого года. Следует полагать, что желающих из Казахстана принять участие в работах может появиться предостаточно. Состоялись ли эта запланированные поисковые работы? Спасибо вам за живую информацию, а не из учебника!

RozochkaV: Спасибо. Это очень интересно. У меня дедушка был, он очень на казаха похож. Хотя не знаю, были ли у него казахские корни. Он во время войны был еще ребенком, но помогал по мере возможности в боевых действиях.



полная версия страницы