Форум » Советский период истории Казахстана » Антисоветские восстания 1929-1931 годы » Ответить

Антисоветские восстания 1929-1931 годы

Jake: Тахта-Купырское восстание 26.09.1929 "Басмаческое восстание" в Тахта-Купырском районе (Кара-Калпакская АО). В с.Андатколь состоялось собрание каракалпаков и казахов, на котором было принято решение о вооруженном сопротивлении властям. Собравшиеся выбрали Исматуллаева Жалел-Максума ханом и Барлыкбая Нурымова командующим. 27.09.1929 Тахта-Купыр. 90 повстанцев захватили город, учинив погром советских учреждений; жертвами "басмачей" стали 5 человек. Через 2 часа басмачи были выбиты из города советским отрядом Грязнова и бежали в Кара-Узякский район. В этот же день восстали жители кишлака Некем, избравшие своим руководителем Талиба Мусабаева. 28.09.1929 Ходжикент. Повстанцы Т.Мусабаева без боя заняли райцентр Бостандыкского района Сырдарьинского округа. Очень быстро восстание распространилось на весь район, численность "басмачей" достигла почти 500 человек, в числе которых были казахи, узбеки, киргизы и таджики. 30.09.1929 Ходжикент. Узнав о приближении советских войск, басмачи Т.Мусабаева оставили город. При первом же сражении плохо вооруженные крестьяне потерпели поражение и отступили к кишлаку Бричмолла. Здесь на помощь казахам и узбекам пришел отряд восставших из Киргизии под руководством Исламбека. 01.10.1929 Бричмолла. Два ожесточенных сражения с войсками ОГПУ привели к разгрому отряда повстанцев Т.Масабаева и Исламбека. Более 70 человек было убито, многие попали в плен и лишь небольшой группе удалось уйти. 10.1929 Кустанай. На ярмарке представители Батпаккаринского, Торгайского, Наурузумского, Семиозерного и Боровского районов вели переговоры о вооруженном выступлении казахских и русских крестьян против советской власти.

Ответов - 17

Jake: Батпаккаринское восстание 01.11.1929 Антисоветское восстание началось в Батпаккаринском районе. Возглавили повстанцев А.Бекежанов (начальник Наурзумской милиции), А.Смагулов (бывший первый председатель Тургайского ревкома), Оспанов (агитатор Тургайского райкома партии), С.Кадиев, О.Бармаков. Среди воссташих было 3 коммуниста, 12 комсомольцев, 5 членов аул-советов и 2 председателя местных союзов бедноты. 02.11.1929 Батпаккара (ныне райцентр - Амангельды в Костанайской области). Восставшие казахи овладели райцентром, разгромили партийные и советские учреждения, милицию, освободили арестованных. В Батпаккаре состоялся съезд представителей всех аулов района, на котором было принято решение о свержении Советской власти. В аулах избирались советы из трех аксакалов, каждый аул должен был дать 50 джигитов в повстанческую армию, были отправлены агитаторы в соседние районы, а также в Кызыл-ординский и Акмолинский округа. Омарбай Бармаков был провозглашен ханом. 08-09.11.1929 Батпаккара. Войска ОГПУ разгромили повстанцев и взяли город. Около 200 человек было арестовано и отправлено в г.Кустанай. По данным ОГПУ в 1929 г. в Казахстане действует 31 повстанческий отряд общей численностью 350 человек. Февральские восстания 1930 07.02.1930 Восстание в г.Созак Сырдарьинского округа. Поводом для него стало сооружение в районе нескольких концентрационных лагерей для раскулаченных и их родственников. За короткое время была разоружена местная милиция, убиты представители власти и активисты, около 20 человек было арестовано. Восстание возглавили С.Шолакулы, избранный ханом, его помощник А.Асадулла, бывший начальник отделения милиции Бейсенбаев, бывший милиционер Кужак, Д.Атинбаев, К.Жолшиев, С.Шалымбетов, А.Дюганов, О.Оразбаев и Т.Аюбеков. Выдвинув лозунги "Долой Советскую власть", "Да здравствует ханская власть!" и "Да здравствует казахское правительство!" повстанцы направили гонцов в соседние районы. 12.02.1930 Созак. Чимкентский коммунистический отряд под командованием Исаева пытался прорваться к Созаку с юга, но потерпел поражение от басмачей. Преследуя красных, казахские повстанцы окружили с.Куашык, где находился отряд Полякова. 13.02.1930 Созак. Отряд ОГПУ под командованием Никитенко после обстрела из пушек и пулеметов ворвался в город. Повстанцы отступили к п.Шолаккорган, и у аула N 6 остановили отряд Никитенко. 15.02. 1930 Созакские повстанцы сняли осаду с с.Куашык (12-15.02.1930 г), и начали отход к г.Созак. В это же время в район Созака подошли отряды ОГПУ Журавлева и Логачева. 16.02.1930 Созак. Четырехчасовой бой с войсками ОГПУ в р-не города завершился разгромом восставших, хан Султанбек был убит, более 200 человек пленено, погибло около 400 крестьян. Остатки повстанцев ушли на север, в камышовые заросли низовьев реки Чу. 20.02.1930 Вооруженное восстание в Восточном Казахстане. Восстали русские крестьяне сс.Кондратьевка, Васильевка, Зубовка Усть-Каменогорского района и Крестовка и Березовка Зыряновского района. Повстанцы выдвинули лозунг "Долой Советскую власть, да здравствует свободный труд!". За несколько дней к восставшим присоединились и соседние села. 22.02. 1930 Войска ОГПУ начали карательную операцию против восставших русских сел в Усть-Каменогорском и Зыряновском районах. 25.02.1930 Антисоветское восстание в Иргизском районе Актюбинского округа. За короткий срок было создано 6 повстанческих отрядов, возглавили которые А.Канаев, избранньй ханом, Ж.Баимбетов, М.Саматов, С.Исатай, А.Досов, Т.Нурлыбаев, Лаубаев и Кабланов. Основные силы повстанцев располагались на юге Джетыгаринского района Кустанайского округа. С самого начала восстание приняло характер партизанской войны, что не давало войскам ОГПУ возможности нанести решающий удар. Для подавления восстания в регион были переброшены части 8кд. 26.02. 1930 Части ОГПУ взяли с.Васильевка - центр крестьянского антисоветского восстания (20-26.02.1930) в Восточном Казахстане. Руководитель восстания Толстоухов был арестован, остатки восставших ушли в горы и пытались уйти в Китай. 02. 1930 Антисоветское восстание в Сарысуйском районе во главе с Серикханом, однако оно сразу же было подавлено, а Серик-хан и другие вожди восставших арестованы и расстреляны без суда. Аналогичные события произошли в Шаянском районе и поселке Кармак. Все эти выступления были жестоко подавлены войсками ОГПУ.

Jake: Борьба с сарбазскими повстанцами 08.03.1930 Казахские повстанцы взяли п.Жайылма в Иргизском районе, южнее г.Орск. Всюду восставшие - сарбазы - громили сельсоветы, уничтожали документацию, срывали хлебозаготовкам, распускали колхозы. 14.03.1930 Крупное сражение с казахскими басмачами у п.Иргиз. 15.03.1930 Иргиз. Части 8кд в новом бою рассеяли казахских повстанцев, которые оторвавшись от преследования, вскоре вновь объединились. 20.03.1930 Части 8кд разгромили казахский отряд хана Айжаркына и М.Саматова. Хан погиб, а М.Саматов был вынужден сдаться. 23.03. 1930 В бою с частями ОГПУ погиб еще один руководитель казахского восстания И.Сатыбалдин. Оставшиеся отряды начали отступать в пески Каракум к северу от Аральского моря. Вместе с сарбазами с насиженных мест снялись и несколько сотен аулов, наиболее активно участвовавших в восстании. 26.03.1930 Советскими войсками разгромлен казахский отряд А.Досова, под огнем пулеметов погибло 100 почти джигитов, около 150 было ранено. 07.04.1930 Маркожа. Казахские басмачи разгромили советский отряд Петина. В тот же день другой отряд сарбазов заставил отступить колонну войск ОГПУ под командованием Гущина. 09.04.1930 Советский отряд Сидельникова столкнулся с крупными силами казахских басмачей-повстанцев и, не приняв боя, отступил. 30.04.1930 Подписано соглашение между правительственной комиссией А.Джангельдина и руководством восставших казахов-сарбазов (Ж.Баймбетов, Д. Караев и А.Айменов) о прекращении вооруженной борьбы против Советской власти на следующих условиях: 1.Возвращение незаконно конфискованного у середняков скота, 2.Свобода совести, возвращение мечетей и невмешательство властей в дела верующих. 3.Издание декрета о запрещении конфискации и безусловное выполнение его властями. 4.Прекращение насильственной коллективизации. 5.Прекращение искусственного обострения в ауле "классовой борьбы", все внутриаульные дела должны решаться не "уполномоченными", а общим собранием. 6.Установление суммы налога в соответствии с количеством скота, прекращение практики взимания хлебного налога со скотоводов. 7.Образование из повстанческих аулов особого административного района в Каракумах. 8.Амнистия всем участникам восстания 25.02-30.04.1930 г. 03.05.1930 Завершена сдача оружия советским властям казахами-сарбазами, участниками восстания 25.02-30.04.1930 г. 04.05.1930 Органы ОГПУ начали аресты руководителей и активных участников казахского восстания 25.02-30.04.1930 г. Весной 1930 г. выступления против коллективизации имели место в Каратальском районе. Здесь после подавления восстания казахи начали массовую откочевку в Китай. По данным ОГПУ в Казахстане действует 82 повстанческих отрядов численностью 1 925 человек.

Jake: Мангышлакское восстание Весной 1931 года казахи родов табын и адай, спасаясь от коллективизации и мясозаготовок, начали массовую откочевку в Туркмению, Каракалпакию и даже на Кавказ. 19-21.04.1931 Туркменская ССР. Отряд 85-го дивизиона войск ОГПУ под командованием т. Цетлина вступил в бой с вторгшимися в Северную Туркмению казахами, пытающимися через пустыню Кара-Кум прорваться за границу в Персию.В результате 3-дневного боя (19-21.04.1931 г) обе стороны понесли тяжелые потери. 06.1931 Казахская ССР. Попытки остановить откочевку казахов вызвали вооруженное восстание, охватившее весь Табынский район, 60 % хозяйств Мангышлакского района, несколько аулов соседних районов. Повстанцы пытались взять г.Форт-Александровск, разгромили ряд сельсоветов.По данным ОГПУ в Казахстане действует 80 повстанческих отрядов общей численностью 3 192 человека. 03.07.1931 Туркменская ССР. Курбаши казахских басмачей Б.Дерментаев вступил в переговоры с советскими властями, не приведшие к соглашению.. 07. 1931 Казахская ССР. В конце июля против Мангышлакских повстанцев были брошены отряды ОГПУ, регулярные части 13сп, ряд моторизованных и механизированных частей. 10.09.1931 По данным ОГПУ в р-не гг.Красноводск-Казанджик-Коймат оперируют 1428 казахских и туркменских басмачей. 09.1931 Казахская ССР. Разгром Мангышлакского восстания (июнь-сентябрь 1931 г). Основные силы казахов (адаевцев и табынцев) были разбиты и разоружены. Несколько сот активных участников движения были арестованы и преданы суду. Часть повстанцев вместе с семьями ушли в Туркмению, Афганистан и Иран.

Jake: Всего в 1931-1932 гг. из Казахстана откочевало 1 млн. 30 тыс. человек, т.е. половина населения. Из них вернулись обратно только 414 тыс. человек, 616 тыс.откочевали безвозвратно, причем около 200 тыс.ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран и Турцию.

Jake: Антисоветские выступления в период коллективизации Восстания 1929 г. Первые признаки недовольства политикой властей в Казахстане появились еще в ходе проведения конфискации в 1928 г., однако с началом кампании по сплошной коллективизации в ряде районов вспыхнули настоящие восстания, основной движущей силой которых было среднее и бедное крестьянство. Одно из первых выступлений произошло в сентябре 1929г. в Каракалпакии, входившей тогда в состав КАССР. 26 сентября в местности Андатколь состоялось собрание каракалпаков и казахов, на котором было принято решение о вооруженном сопротивлении властям. Собравшиеся выбрали Исматуллаева Жалел-Максума ханом и Барлыкбая Нурымова командующим. На следующий день отряды повстанцев ворвались в районный центр - поселок Такта-копир. Представители власти и партийные функционеры бежали, сопротивление отряда коммунаров было подавлено, восставшие громили партийные и советские учреждения, жгли документы. Однако слабое вооружение повстанцев и их неорганизованность привели к поражению восстания. В поселок прибыл небольшой отряд сотрудников ОГПУ и после двухчасового боя выбил из него восставших. Последние рассеялись по степи и в течение нескольких дней в большинстве своем были арестованы. Более ожесточенный характер приняло восстание в Бостандыкском районе Сырдарьинского округа. 27 сентября 1929г. восстали жители кишлака Некем, избравшие своим руководителем Талиба Мусабаева. Очень быстро восстание распространилось на весь район, численность отряда восставших достигла почти 500 человек, в числе которых были казахи, узбеки, киргизы и таджики. Без боя овладев райцентром - поселком Ходжикет - повстанцы тем не менее 30 сентября, узнав о приближении войск, оставили его. При первом же сражении плохо вооруженные крестьяне потерпели поражение и отступили к кишлаку Бричмолла. Здесь на помощь казахам и узбекам пришел отряд восставших из Киргизии под руководством Исламбека, однако силы были неравными. Два ожесточенных сражения у Бричмоллы привели к разгрому отряда повстанцев. Более 70 человек было убито, многие попали в плен и лишь небольшой группе удалось уйти. Осенью 1929 г. вспыхнуло восстание и в Костанайском округе. Еще в октябре на ярмарке в Костанае ряд представителей Батпаккаринского, Торгайского, Наурузумского, Семиозерного и Боровского районов вел переговоры о вооруженном выступлении казахских и русских крестьян против властей. 1 ноября восстание началось в Батпаккари иском районе. На следующий день казахи овладели райцентром, разгромили партийные и советские учреждения, милицию, освободили арестованных. Возглавили повстанцев А. Бекежанов, С. Кадиев, А. Смагулов, О. Бармаков и агитатор Тургайского райкома партии Оспанов. 2 ноября в Батпаккаре состоялся съезд представителей всех аулов района, на котором было принято решение о свержении Советской власти. В аулах избирались советы из трех аксакалов, каждый аул должен был дать 50 джигитов в повстанческую армию, были отправлены агитаторы в соседние районы, а также в Кызылординский и Акмолинский округа. Омарбай Бармаков был провозглашен ханом. За короткие сроки к батпаккаринцам присоединились аулы Тургайского и Наурзумского районов, были собраны отряды обшей численностью около 500 человек, однако лишь один из десяти имел огнестрельное оружие. В восстании приняли участие не только рядовые крестьяне. Среди них было 3 коммуниста, 12 комсомольцев, 5 членов аул-советов и 2 председателя местных союзов бедноты. Среди руководителей восстания тоже были люди, искренне верившие когда-то в дело революции. Так, А. Смагулов был первым председателем Тургайского ревкома, а А. Бекежанов - начальником Наурзумской милиции. Политика геноцида против народа толкнула этих людей на путь вооруженной борьбы с властью. Тем не менее, силы были неравными. В степь были направлены отряды ОПТУ, и 8-9 ноября повстанцы были разбиты, а восстание подавлено. Около 200 человек было арестовано и отправлено в Кустанай. Восстания 1930 г. Весной следующего, 1930 г., повстанческое движение в Казахстане усилилось. Крупное выступление произошло в Созакском районе Сырдарьинского округа. Поводом для него стало сооружение в районе нескольких концентрационных лагерей для раскулаченных и их родственников. 7 февраля 1930 г. в Созаке началось восстание. За короткое время была разоружена местная милиция, убиты представители власти и активисты, около 20 человек было арестовано. Восстание возглавили Султанбек Шолакулы, избранный ханом, его помощник Али Асадулла, бывший начальник отделения милиции Бейсенбаев, бывший милиционер Кужак, Д. Атинбаев, К. Жолшиев, С. Шалымбетов, А.Дюганов, О. Оразбаев и Т. Аюбеков. Выдвинув лозунги “Долой Советскую власть”, “Да здравствует ханская власть!” и “Да здравствует казахское правительство!” повстанцы направили гонцов в соседние районы. Получив известие о вооруженном выступлении, власти начали стягивать вокруг Созака войска, большую часть которых составляли т.н. “коммунистические отряды”. Первые сражения карателей с повстанцами произошли 12 февраля. Чимкентский отряд под командованием Исаева пытался прорваться к Созаку с юга, но потерпел поражение. Преследуя бежавших карателей, повстанцы окружили селение Куашык, где находился отряд Полякова. Трехдневная осада не дала результата, и повстанцы отступили к Созаку. В то же время к центру восстания подходил хорошо вооруженный отряд ОПТУ под командованием Никитенко. 13 февраля город был обстрелян из пушек и пулеметов, после чего в него ворвались каратели, при этом пострадало много мирных жителей, женщин и детей. Повстанцы отступили к Шолаккоргану, но у аула № 6 остановили отряд Никитенко. 15-16 февраля в район Созака подошли отряды Журавлева и Логачева. Четырехчасовой бой завершился разгромом восставших, хан Султанбек был убит, более 200 человек пленено, погибло около 400 крестьян. Остатки повстанцев ушли на север, в камышовые заросли низовьев Чу. В соседнем с Сузакским, Сарысуйском районе также вспыхнуло восстание во главе с Серик ханом, однако оно сразу же было подавлено, а Серикхан и другие вожди восставших арестованы и расстреляны без суда. Аналогичные события произошли в Шаянском районе и поселке Кармак. Все эти выступления были жестоко подавлены. Наиболее упорный и длительный характер получило восстание на северо-западе Казахстана, охватившее обширные территории Актюбинского, Кустанайского и Кызыл-Ординского округов. Началось оно 25 февраля 1930 г. в Иргизском районе Актюбинского округа. За короткий срок было создано 6 повстанческих отрядов, возглавили которые Канаев Айжаркын, избранньй ханом, Баимбетов Жумагазы, Саматов Мукантай, Сатыбалдин Исатай, Досов Акмырза, Нурлыбаев Томенбай, Лаубаев и Кабланов. Основные силы повстанцев располагались на юге Джетыгаринского района Кустанайского округа. С самого начала восстание приняло характер партизанской войны, что не давало карателям возможности нанести решающий удар. Для подавления народного выступления в регион были переброшены части 8 кавалерийской дивизии, отряды ОГПУ, милиции, коммунистические отряды. Боевые действия начались 8 марта, повстанцы появились к югу от Орска, у поселка Жайылма, в Иргизском районе. Всюду восставшие - сарбазы громили сельсоветы, уничтожали документацию, препятствовали хлебозаготовкам, распускали колхозы. Постепенно повстанцы разных районов начали концентрироваться у поселка Иргиз. Каратели пытались остановить их, но особого успеха не достигли. Крупные сражения произошли 14 и 15 марта, повстанцы были рассеяны, но уйдя от преследования врага, вновь объединились. Командование 8 дивизии и власти Казахстана были всерьез озабочены ситуацей. В регион были переброшены железнодорожные бронеплощадки, самолеты и бронеавтомобили, началось строительство дорог для них. 20 марта каратели разгромили отряд хана Айжаркына и М. Саматова. Сам хан погиб, а М. Саматов, оказавшийся в окружении, был вынужден сдаться. В бою 23 марта погиб еще один руководитель восстания И. Сатыбалдин. Оставшиеся отряды начали отступать в пески Каракум к северу от Аральского моря. Вместе с сарбазами с насиженных мест снялись и несколько сотен аулов, наиболее активно участвовавших в восстании. Каратели стянули войска к станции Аральск и продолжали преследование сарбазов. 26 марта был разгромлен отряд А. Досова, причем под огнем пулеметов погибло 100 почти безоружных джигитов, около 150 было ранено. Власти сформировали три экспедиционные колонны под командованием Гущина, Сидельникова и Петина общей численностью более трехсот человек. Силы повстанцев в Каракумах насчитывали 500-700 сарбазов, однако большая часть их не имела огнестрельного оружия. Тем не менее, казахи 7 апреля в местности Маркожа разгромили отряд Петина. В тот же день другой отряд сарбазов заставил отступить колонну Гущина. 9 апреля отряд Сидельникова столкнулся с крупными силами повстанцев и, не приняв боя, отступил. Озлобленные столь упорным сопротивлением почти безоружных сарбазов, власти перебросили в район восстания новые силы, доведя группировку Красной Армии до 700 сабель, 30 пулеметов, пушек, самолетов и бронеплощадок. Крупные силы располагались в Тургае и Карсакпае. Тем не менее ” разгромить повстанцев не удалось, поэтому в конце апреля начались мирные переговоры. В Каракумы прибыла правительственная комиссия во главе с А. Жангельдиным. Со стороны сарбазов переговоры вели Ж. Баймбетов, Д. Караев и А. Айменов. Они выдвинули следующие требования: 1. Возвращение незаконно конфискованного у середняков скота. 2. Свобода совести, возвращение мечетей и невмешательство властей вдела верующих. 3. Издание декрета о запрещении конфискации и безусловное выполнение его властями. 4. Прекращение насильственной коллективизации. 5. Прекращение искусственного обострения в ауле “классовой борьбы”, все внутриаульные дела должны решаться не “уполномоченными”, а общим собранием. 6. Установление суммы налога в соответствии с количеством скота, прекращение практики взимания хлебного налога со скотоводов. 7. Образование из повстанческих аулов особого административного района в Каракумах. На этих условиях повстанцы соглашались сложить оружие. Со своей стороны, А. Жангельдин пообещал амнистию всем участникам движения. 30 апреля сарбазы начали сдавать оружие. Власти не сдержали своего обещания. После того, как 3-4 мая все повстанцы сложили оружие, органы ОГПУ начали аресты руководителей и активных участников восстания. Аулы были возвращены на прежнее место проживания, где полным ходом шла кампания сплошной коллективизации. Недовольство политикой властей вылилось в вооруженное восстание и в Восточном Казахстане. 20 февраля 1930 г. поднялись крестьяне сел Кондратьевка, Васильевка, Зубовка Усть-Каменогорского района и Крестовка и Березовка Зыряновского района. Повстанцы выдвинули лозунг “Долой Советскую власть, да здравствует свободный труд!”. За несколько дней к восставшим присоединились и соседние села. Тем не менее, уже 22 февраля против крестьян были брошены части ОГПУ, выбившие их из сел. 26 февраля каратели взяли Васильевку, где находились главные силы повстанцев. Руководитель восстания Толстоухов был арестован, остатки восставших ушли в горы и пытались уйти в Китай. Весной 1930 г. выступления против политики “Малого Октября” и коллективизации имели место в Каратальском районе. Здесь после подавления восстания казахи начали массовую откочевку в Китай. Мангышлакское восстание. Одно из последних крупных восстаний произошло весной-летом 1931 г. на Мангышлаке. Уже весной казахи родов табын и адай, спасаясь от коллективизации и мясозаготовок, начали массовую откочевку в Туркмению, Каракалпакию и даже на Кавказ. Попытки остановить казахов вызвали вооруженное восстание, охватившее весь Табынский район, 60 % хозяйств Мангышлакского района, несколько аулов соседних районов. Повстанцы пытались взять Форт-Александровск, разгромили ряд сельсоветов. Наибольший размах восстание приобрело в конце июля-августе 1931 г. Против повстанцев были брошены отряды ОГПУ, регулярные части 13 полка, ряда моторизованных и механизированных частей. В течение августа-сентября основные силы адаевцев и табынцев были разбиты и разоружены. Несколько сот активных участников движения были арестованы и преданы суду. Часть повстанцев вместе с семьями ушли в Туркмению, Афганистан и Иран. Все народные выступления 1929-1931 гг. потерпели поражение. Главной причиной этого стало плохое вооружение, недостаточная организованность повстанцев. Немалую роль в снижении повстанческого движения сыграл надвигавшийся в 1930-31 гг. голод. Обессиленные, голодающие кочевники уже не могли защищать свои интересы с оружием в руках и с 1931 г. основной формой протеста становится откочевка за пределы Казахстана. Всего в 1931 -1932гг. откочевало 1 млн. 30 тыс. человек, т.е. половина уцелевшего от голода населения. Из них вернулись обратно только 414 тыс. человек, 616 тыс. откочевали безвозвратно, причем около 200 тыс. ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран и Турцию. По данным ОГПУ в 1929 г. в Казахстане действовал 31 повстанческий отряд общей численностью 350 человек, в 1930 - 82 отряда численностью 1 925 человек, в 1931 - 80 отрядов численностью 3 192 человека. Кроме того, за этот период в селах и аулах была выявлена 2 001 “враждебная группа” общей численностью 9 906 человек, арестовано 10 396 “вредителей”. Во многих районах практиковались расстрелы без суда и следствия. Так, в Шетском районе без суда было расстреляно около 40 человек, причем сотрудники ОГПУ и местные советские и партийные работники, издеваясь над арестованными, стреляли в них из малокалиберных винтовок, дробовиков, пили их кровь и т.п. Эти страшные факты ставят преступления Советской власти в Казахстане в 20-30-х годах в один ряд с самыми ужасными преступлениями против человечества. В целом политику “Малого Октября”, коллективизации, сократившую численность казахов наполовину, можно считать неприкрытым геноцидом Улы жут (Казахский голодомор) . Одновременно власти начинают привозить на “освободившиеся” от казахов земли тысячи репрессированных и раскулаченных из других регионов СССР.

Buzoter22: все весьма однобоко. Не раскрыто : кто представлял сов.власть на местах. Из-за чего вспыхивали конкретные восстания? В то же время - подробно - кто возглавлял восставших, как их добивали. Вот так и фальсифицируется история.

Jake: Buzoter22 пишет: кто представлял сов.власть на местах. Из-за чего вспыхивали конкретные восстания? Внимательнее читайте, там все есть. Вот так и фальсифицируется история. Ну уж если сухая констатация фактов, вам не по нраву. Карты вам в руки - раскройте тему.

Александр: а я правнук Федора Дорофеевича Толстоухова

Jake: Александр Лухтанов «Да здравствует власть рабочих и крестьян, долой коммунистов и коммунию!» (К истории крестьянских восстаний 1920–1930 гг. в Восточном Казахстане) Александр Григорьевич Лухтанов родился в 1934 году. По образованию горный инженер, окончил Казахский политехнический институт. Автор книг: «Пернатые друзья» (в соавторстве с М. Зверевым), «Филин», «Лесная Пристань», «Тропинками радости», «Легенда о Черном Альпинисте» в соавторстве с А. Марьяшевым). Живет в г. Зыряновске. В течение многих десятилетий коммунистического режима история крестьянских волнений, мятежей и восстаний против установленной власти большевиков трактовалась однобоко, с позиций коммунистической идеологии; эти движения всегда рассматривались как крайне реакционные, восставших за свои права крестьян иначе как бандитами не называли, а сами восстания определялись «кулацкими», хотя в них принимало участие большая часть крестьянства, в том числе и бедняки. Такой взгляд отложил свой отпечаток и на сохранившиеся архивные материалы, которые носят тот же односторонний характер: сохранены (да и то лишь очень малая часть) документы, касающиеся Советской власти, частей Красной Армии и т.п., и в то же время отсутствуют материалы другой стороны: повстанцев, их руководителей, причин, вызвавших недовольство, и т.д. Становление Советской власти в Бухтарминском крае проходило в бурных событиях и не менее драматично, чем где-нибудь на Украине, с попеременным захватом власти и переходом её то к одной стороне, то к другой. В середине марта 1918 года большевики во главе с известным местным революционером Я.Ушановым путем вооруженного мятежа захватили власть в г. Усть-Каменогорске, разогнав городскую думу. Царские офицеры были арестованы, митинг, организованный эсерами и меньшевиками, разогнан. Но уже в конце мая власть вновь вернулась к белому казачеству, а Ушанов сожжен в топке парохода. В ноябре 1918 года власть в Сибири перешла к Верховному правителю России адмиралу А.Колчаку, который принял этот тяжкий крест во имя спасения Родины, порушенной и раздираемой классовой борьбой. В Бухтарминский край и верховья Иртыша Колчак послал хорошо вооруженный полк Сатунина, в составе которого было более четырех тысяч сабель. Полк должен был мобилизовать русское казачество и зажиточное крестьянство, связаться с генералом Бакичем, действовавшим в Горном Алтае, и двинуться на помощь Анненкову в Семиречье. У Колчака не оставалось выбора, кроме как действовать диктаторскими методами с установлением жестокого режима с принудительной мобилизацией, что не могло нравиться населению, поэтому многие уходили в партизанские отряды, в крестьянские ополчения, которые оказывали сопротивление властям. Их было несколько: Народная армия Е.Мамонтова, 4-й крестьянский корпус М.Козыря и лишь один полк можно было назвать коммунистическим, а именно: Первый Алтайский полк Красных горных орлов, руководимый большевиком Никитой Тимофеевым. (Между прочим, название придумано не кем иным, как Бахеевым, он же П.П.Бажов, автор знаменитой «Малахитовой шкатулки», один из организаторов Советской власти, живший в ту пору в Усть-Каменогорске.) Власть Колчака продержалась всего год. Красная Армия теснила Белую армию с запада, народные партизанские отряды захватывали власть на местах. 10 декабря 1919 года в Усть-Каменогорск вошли партизанские части, объединенные в 4-й крестьянский корпус М.Козыря. К концу года Советская власть в Бухтарминском крае была установлена повсюду. Но что принесла она крестьянам? Народ быстро понял истинное лицо установившегося коммунистического режима. Едва ли не первое, что сделала новая власть – это расформирование всех местных военизированных отрядов, в том числе и полк Тимофеева. Получилось так, что руками партизан и крестьянских армий, прогнав белогвардейцев, большевики тут же разоружили их, а некоторых руководителей даже арестовали. Эти жесткие меры, устранение от решения любых вопросов местных лидеров, пользовавшихся поддержкой народа, не могли не вызвать возмущения, причем не только партизан, но и большей части крестьянства, а особенно казачества, всегда бывшего военной силой. Конечно, действия властей были не случайными, ведь большевики понимали, какую угрозу представляет вооруженный народ, в любую минуту могущий повернуть оружие против них самих. Но это далеко не главное. К этому времени Советская Россия жила по законам так называемого военного коммунизма, установленного Лениным. В январе 1919 года был издан декрет о продразверстке на хлеб и фураж и о запрещении свободной торговли хлебом. В «Истории ВКП(б)» записано: «Она (Советская власть) ввела монополию хлебной торговли, запретила частную торговлю хлебом и установила продразверстку, чтобы взять на учет все излишки продовольствия у крестьян, накопить запасы хлеба и снабжать продовольствием армию и рабочих». На деле у крестьян насильственно отбирался хлеб, а взамен ничего не давалось. Могло ли это понравиться крестьянскому народу? Спецификой Алтая была зажиточность преобладающей массы сельского населения. Лозунг «Долой помещиков, землю крестьянам!» здесь не проходил. Крестьяне Сибири не знали помещиков, земли было сколько угодно. Бери сколько хочешь, обрабатывай и выращивай хлеб сколько сможешь. Плодородная земля, природные условия способствовали тому, что этот край ещё с XVIII века заселяли искатели сказочного Беловодья. О какой классовой борьбе здесь могла идти речь, если о бедняках знали, как о лодырях и пьяницах, не желающих трудиться? До революции рядовой крестьянский двор имел по 40–50 лошадей и столько же коров. Кроме занятия земледелием многие держали пасеки, заводили маралов, нанимали работников, в основном казахов. Через кооперативы строили маслозаводы. Алтайское масло, мед, панты вывозились и продавались за границей. За границей же закупались сельхозмашины. Теперь все это порушили большевики. Ломался веками сложившийся уклад жизни, когда на выращенную сельхозпродукцию приобреталось все необходимое для жизни. Если раньше существовал отлаженный товарооборот, теперь вместо этого пришел чистый грабеж. Крестьянским умом мужик смекнул, что новая власть вовсе не рабоче-крестьянская, и об этом говорил даже тот факт, что сельсоветы вскоре были заменены ревкомами. Власть перешла к коммунистам, и именно в них крестьянин увидел своего врага. Сказывались и противоречия между местными старожилами, как правило зажиточными, и пришлыми – переселенцами (в том числе и петроградскими коммунарами, присланными в край при поддержке Ленина в 1918 г.), зачастую назначаемыми в управленцы. Они снискали к себе ненависть тем, что, организовывая комячейки, стали заниматься переделом земли, скота и даже имущества. Крестьянину ничего другого не оставалось, как встать на защиту своего права жить собственным трудом со своими традициями, то есть по-старому. Крестьянские волнения, переходящие в открытое противостояние, начались сразу же после прихода Советской власти. Да и что иное можно было ожидать, если число недовольных новой властью даже по советской статистике превышало 80 процентов. Из них 40 процентов составляли зажиточные (кулаки), 30 процентов – середняки, остальные купцы, ремесленники, верхушка казачества. Недовольство подогревали и белоказачьи офицеры, остававшиеся на местах, к решительным действиям подталкивали и отряды белогвардейцев, все еще действовавшие в отдаленных горных районах. И восстание вспыхнуло 15 июля 1920 года. Основными очагами были казачьи станицы: Большенарымск, Чистоярская, Алтайская (Катон-Карагай). 26 августа 1920 года газета «Степная правда» (предшественница «Казахстанской правды») писала: «Москве объявил войну Большенарымск. По случаю войны поселок издал «Манифест» и с оружием в руках потребовал: 1. Кулаков не называть буржуями, а звать «трудовыми». 2. Восстановить свободную торговлю хлебом. 3. Отменить трудовую повинность. 4. Лишить права участия в Советах коммунистов, предоставив это право трудовикам. Манифест заканчивался словами «Да здравствует Советская власть без коммунистов!». Справедливые и логичные требования! Они говорят о наивной вере крестьян в то, что власть может принадлежать им, крестьянам, через Советы, избранные ими. Они ещё не осознавали, какую страшную силу представляют коммунисты, навсегда узурпировавшие власть в стране. Местные сельсоветы ещё не оторвались от масс, и об этом говорит тот факт, что штабами восстания во многих местах стали именно они. Под их руководством в деревенских кузнях ковали пики и сабли для восставших, собирались боевые отряды добровольцев, в которые входили не только богатые крестьяне, но и бедняки. Казачество было организовано ещё с прежнего времени и теперь было призвано в свои воинские подразделения. Общее командование восстанием взяли на себя белые офицеры во главе с уроженцем станицы Ямышевской Павлодарского уезда есаулом Д.Шишкиным. Повстанческие отряды объединились в Народную армию численностью примерно в 2–3 тысячи человек со штабом в Большенарымске во главе с его начальником А.Бычковым. Был организован повстанческий комитет, пытавшийся взять на себя руководство гражданскими делами. В первый же день мятежниками был расстрелян уполномоченный по продразверстке в Большенарымске Вайнер, а ненавистные представители революционной власти, не успевшие скрыться, арестованы и посажены под стражу. В первом же бою был разбит наскоро вновь сформированный отряд красных партизан Н.Тимофеева. Существует три версии гибели самого командира. По одной версии он был зарублен в бою с мятежниками, по другой – застрелился сам, видя безысходность положения. А вот один из участников установления Советской власти в крае Яков Кротов в своих воспоминаниях написал, что Тимофеев застрелился, не перенеся позора ещё во время разоружения его отряда Горных орлов регулярными частями Красной Армии. Удивительно, но факт, признанный даже советскими историками: восставшие шли с красным флагом. Некоторые детали восстания можно выявить из судебного дела крестьянина села Медведка Михаила Колодкина, арестованного в 1929 году за несдачу хлеба и злопыхательства в адрес Советской власти. Но следует учесть, что показания самого Колодкина путаные, ответы свидетелей сбивчивы, а записи следователя, ведущего дело, обрывочные и неполные. М.Колодкин: «…Участия в восстании не принимал, за исключением того, что председатель Медведкинского сельсовета нарядил меня ехать с повстанцами в Большенарым. Кто вооружал – я не знаю, по всей видимости, председатель сельсовета, фамилию которого я не помню, но можно узнать у секретаря Ваганова. Пики в Медведке ковали три кузнеца. Нас было 50 человек, и мы были вооружены, одни – пиками, другие – дробовиками. Командиром был старый офицер Чертов. В Большенарыме проходил съезд повстанцев в доме, где теперь находится клуб. Не доезжая Большенарыма, мы получили распоряжение начальника штаба и записку на получение фуража. В станице я был у своего родственника Ботвина. Там мы напились чаю, накормили овсом лошадей и по команде отправились назад в Медведку для следования дальше на Катон, куда уже собирали по улице людей. Из Медведки мы выезжали частями и, проехав километров семь, остановились в лесу у кордона. Наутро следующего дня был бой с красными, и я убежал в Монголию. Кто был командиром, я не знаю, но видел, что Иван Карпов держал у себя красный флаг.» Свидетель Василий Печеницын: «…Я его (Колодкина. – А.Л.) знаю как прошлого антисоветского деятеля. А именно в 20-м году он участвовал в банде Сорокина, был его помощником, под его руководством в деревне Медведка происходили аресты сочувствовавших Советской власти. Были арестованы Печеницын Алексей, Марков Авдей и другие, человек двадцать. Он тогда своим часовым приказал: «Держите этих сволочей крепче и никуда не выпускайте, пристрелить их надо». По его инициативе всех арестованных никуда не выпускали, под его руководством происходило избиение арестованных Филатова и Бостаногова. После ликвидации банды он убежал за границу. Колодкин – это отъявленный враг Советской власти. Указать точно факты не могу, так как он очень хитрый и при мне ничего не говорит». Свидетель Круглыхин Иван: «…В восстании я участвовал. Будучи кузнецом, ковал пики, но чье это распоряжение, не знаю, так же как не помню, сколько их сделал. В нашем отряде командиром был Смоляников, а Колодки

Jake: Во всех публикациях село Пихтовый Ключ названо центром восстания. В это трудно поверить, ведь это был крохотный поселок, в узком логу на левом берегу Бухтармы. Для сношения с внешним миром надо было переправляться на лодке через реку на другой берег, где располагались Нижняя Зубовская заимка и бывшая деревня Кондратьево (теперь эта деревня затоплена Бухтарминским водохранилищем, а рядом построен новый поселок Первороссийка, названный так в честь петроградских коммунаров). До 1918 года это была, скорее, заимка, где проживало 5 семей, и лишь с приездом новоселов из Петрограда и Омской губернии стало селом. Не говорит ли это о том, что коммунары не только принимали участие в восстании, но, будучи наиболее грамотными, были и его инициаторами и идеологами. В пользу этой версии говорит и то, что сам Толстоухов всегда был близок к ним, со многими дружен, а с некоторыми, например, с Михалковичем, вместе работал в Бухтарминском ревкоме. В Зыряновском филиале Областного архива практически нет документов, связанных с февральскими событиями 1930 года. Некоторую ясность дает рассказ бывшего народного следователя (и почетного гражданина г.Зыряновска за участие в войсках ЧОНа) Ивана Никифоровича Щетникова, участника подавления восстания, написанный им спустя 49 лет в 1979 году, который приводится здесь в литературной обработке автора. «Шел февраль 30-го года, проводилась работа по ликвидации кулачества как класса. Для проведения этой работы из Семипалатинского ГПУ был командирован т. Горский, от крайкома партии Казахстана – Беляков. Зыряновский район был разбит на четыре участка. Для проведения этой работы райком выделил четырех человек, в число которых попал и я, так как работал народным следователем. За мной были закреплены сельсоветы деревень Соловьево, Средигорное, Александровка, Снегирево и Крестовка. 19 февраля я должен был выехать для проведения этой работы в Крестовский сельсовет, но в этот день был большой снегопад и буран, и я решил выехать утром 20. Ночью в 3 часа 20 числа за мной из ГПУ был послан человек с приказом немедленно явиться. В отделе уже собралось человек 50 актива и стояли оседланные верховые лошади. Всем предложили немедленно выехать в Снегирево под командой Коврова. Причину не объяснили. Из-за бурана и снегопада в Снегирево прибыли только на рассвете и разместились в помещении сельсовета. Здесь командир отряда пояснил, что деревни Крестовка, Пролетарка, Пихтовый Ключ и другие окрестные села охвачены кулацким восстанием. Руководит восстанием Толстоухов. Решили послать разведчика, но он не вернулся. К вечеру пришел человек из Крестовки и рассказал, что поднялась вся деревня. Повстанцами командует член партии Чебаков, а его послали с тем, чтобы жители Снегирево присоединились к ним и что через день Снегирево и Зыряновск они займут. Выяснив обстановку, Ковров решил вернуться в Зыряновск из-за малочисленности отряда. Вышли в ночь и на полпути в Зыряновск встретили отряд из Зыряновска в 200–250 человек под командой Горского. Соединившись, мы возвратились в Снегирево. 21 февраля в разведку на лыжах был послан один из жителей Снегирева, который в тот же день вернулся, сообщив, что повстанцы ушли в станицу Усть-Бухтарминскую на соединение с казаками и для получения оружия. Крестовка была нами занята, после чего утром 22 двинулись в Кондратьево и Бухтарму. Часть отряда была послана в Тургусун с тем, чтобы обеспечить тыл и не быть отрезанными от Зыряновска. Из-за глубокого снега отряд растянулся, кавалерия двигалась гуськом следом друг за другом. Когда по льду перешли Бухтарму в районе Нижней Зубовки, то вдали километра за три увидели движущихся навстречу в большом количестве пеших и конных людей. Мы были вооружены в основном дробовиками и не могли открыть дальний огонь. Со стороны же неприятеля раздались выстрелы, и сразу же были убиты два наших человека. В нашем отряде произошла паника, люди повернули назад и галопом помчались в Снегирево, а часть через Крестовку – в Зыряновск. Бандиты стали преследовать нас, стреляя на ходу, и у нас оказался раненым Тропин. Командир Горский уехал в Зыряновск, бросив своих людей. Часть отряда уехала в Зыряновск, а часть – не более 100 человек – под командой Плотникова осталась в Снегирево. На окраине села мы устроили снежные окопы, где, укрывшись, стали ожидать неприятеля. К счастью, повстанцы, заняв Крестовку, принялись пьянствовать, так как жители для этого случая приготовили немало браги. Той же ночью из Зыряновска в Снегирево пришел отряд рабочих рудника под командованием Дмитриева, Филькина и Червинского. На этот раз отряды были вооружены винтовками. 23 февраля мы повели наступление на Крестовку с двух сторон: от Снегирево и от дороги Зыряновск–Никольское. Ещё один отряд был послан в Пролетарку, с тем чтобы перерезать путь и не дать соединиться с казаками из Усть-Бухтармы. Командир повстанцев Чебаков, видя, что окружен, повел свой отряд через Бухтарму на соединение с казаками, однако лед на реке оказался слабым и проломился. Часть мятежников оказалась в воде и потонула. Видя эта, Чебаков бросил лошадь и решил перейти реку пешком. За ним следом шел наш боец. Глубокий снег мешал идти обоим. Наш боец, зная Чебакова как коммуниста, догоняя, кричал ему: «Чебак, сдавайся!» Чебаков отстреливался, а когда остался последний патрон, покончил с собой. Из его сумки было изъято их знамя красного цвета с лозунгами «Да здравствует Советская власть без коммунистов! Да здравствует свободная торговля!» Сжатые со всех сторон, повстанцы пытались укрыться в дальних горных деревнях: Мякотихе, Чистопольке и др., но это им не удалось, так как из Усть-Каменогорска наступали отряды Красной Армии, и к 10 марта восстание было ликвидировано. Пленных повстанцев направляли в город Зыряновск, их набралось 400 человек. После этого шла работа по вылавливанию повстанцев, которые укрывались по заимкам, в отдаленных пасеках, а нас, работников-юристов, было не так много, в силу чего я, как следователь, по целым суткам сидел, опрашивая пленных. Работники ГПУ также были заняты этим делом. Те, на кого дела были закончены, направлялись в Усть-Каменогорскую тюрьму. После окончания всех дел пленных разделили на три категории: от кулаков до бедняков. Кулаки понесли тяжелое наказание, бедняки, принимавшие участие под влиянием кулачества, были освобождены (Щетников явно пытался смягчить общую картину карательных мер. – А.Л.). Что же касается главного организатора восстания Толстоухова, то захватить его не удалось. Он скрылся и, очевидно, сочувствующие укрывали его. Летом агентура райГПУ сообщила, что Толстоухов укрывается в одном из урочищ по Хамиру, в другой раз, что он якобы на Черневой, а то передала, будто он должен в ночное время проплыть на лодке по Бухтарме. И все лето, организовывая малые отряды, гонялись по его следам и все безрезультатно. В сентябре 30-го года из Семипалатинска в Зыряновск командировали чекиста специально для поимки Толстоухова. И вот в один из дней 6 сентября я был вызван в отдел ГПУ, где мне дали задание, чтобы сегодня к 8 вечера я был на берегу Бухтармы у пос.Зубовка на переправе, причем предупредили, чтобы я добирался пешком и не по дороге, а стороной так, чтобы меня не заметил ни один человек. Пришлось мне идти, ломая горы без тропы и дороги, а как только стемнело, подошел я к Бухтарме в указанное место, где уже находилось несколько человек из райактива, а чуть позже подошел и целый отряд, всего человек 30. Пока ещё никто не знал, для чего этот сбор. Часов в 10 вечера подъехала подвода, на которой прибыл спецпредставитель областного ГПУ. Он раздал всем винтовки, патроны, а также хлеб и колбасу. Через час подошли к парому, где нас ждал работник милиции Филькин, который переправил нас на другую сторону реки. Перевозчика же заранее напоили так, чтобы он ничего не видел. Всю ночь отряд шел, минуя поселки, заимки и пасеки. Переход был тяжел, так как пришлось идти по горам, заросшим кустарником и лесом. К рассвету мы подошли к подножью горы Щебнюхи и остановились в пихтовом лесу на дневку. Воды близко не было, и мы страдали от жажды. Когда уже рассветало, мы увидели, что с начальником находится проводник, на котором была маска, чтобы не узнали. Оба они держались в стороне и впоследствии я узнал, что проводником был большенарымский казак из банды Толстоухова. Говорить, курить нам запретили, и всю ночь мы не спали. Часа за два до рассвета отряд разделили на несколько частей и развели по местам. Начальник объяснил обстановку: на вершине горы находится Толстоухов и с ним несколько человек. Необходимо их окружить и захватить обязательно живыми, а оружие применять лишь в крайнем случае. После этого мы заняли каждый свое место, и я с Литвиновым находился у небольшой тропы, закрывая дорогу, ведущую в сторону Кутихи. Когда окончательно рассвело и стало видно траву и листву, на горе вдруг раздались выстрелы, и пули засвистели над нашими головами. Пришлось укрыться, бросившись на землю. Когда стрельба утихла, мы услышали громкий голос: «Вставайте, помогите раненым!». – Кто это? – спросил я. – Я, начальник отряда Чистяков, – был ответ. Поднявшись на вершину, мы увидели четырех раненых наших бойцов: работника милиции Тарасенко и из актива Бурнашева М. И., Ивана Воробьева, и еще одного, фамилию я не помню. Наша операция опять провалилась, Толстоухов с соратниками скрылись в лесу по другую сторону горы. Это стало возможным оттого, что не выдержали нервы у одного из наших бойцов. Подойдя вплотную, он увидел, как один из бандитов встал, чтобы подбросить дров в потухший костер, испугался и выстрелил. Это предупредило бандитов, и когда наши бросились на них, то напоролись на выстрелы. Четверо наших бойцов были ранены, а Толстоухов с товарищами скрылись в лесу. Нашей ошибкой было то, что путь с севера для бандитов оказался открытым, и они этим воспользовались. Толстоухов снова надолго исчез, а мы на носилках несли раненых до Бобровки. Лишь в начале октября засада у деревни Кондратьево ночью заметила плывущую по Бухтарме лодку с силуэтами двух человек, направлявшихся к левому берегу. Когда лодка причалила, чекисты крикнули: «Руки вверх!» Незнакомцы бросились бежать. Раздались выстрелы, один человек упал, а другой скрылся в темноте. В убитом признали Толстоухова, а кто был второй – так и осталось тайной. (По официальной версии Толстоухов был убит спустя два года, в 1932 году, а все это время находился в бегах, пробравшись в Китай, после чего снова вернулся на Бухтарму. Тело убитого опознала его первая жена Ангелина Германовна. – А.Л.) На что надеялся Толстоухов, поднимая казаков на восстание, – непонятно. Человек имел образование, до революции был учителем в Снегирево. Его жена с первых дней была коммунисткой. Во время следствия было установлено, что Толстоухов имел связь с антисоветскими элементами в Усть-Каменогорске, Новосибирске. Задачей его был захват Зыряновска, потом путь дальше на Усть-Каменогорск, освободить из тюрем заключенных и идти дальше». Рассказ Щетникова требует уточнения. Старый чекист, сам причастный к расправам, лишь вскользь упоминает о карательных мерах к повстанцам. Все документы по делам мятежников находятся в архивах КГБ и недоступны автору. Надо полагать, что они содержат интереснейшие сведения, могущие пролить свет на все обстоятельства восстания: акты допросов, показания свидетелей, приговоры и т.д. Нам же только можно догадываться, что наказания были жестокими и число расстрелянных, основываясь на воспоминаниях немногочисленных теперь свидетелей, достигало нескольких десятков, а может быть, и сотен человек. По рассказу очевидца в одной лишь Мякотихе (теперь этой деревни не существует) расстреляно более 60 человек. В Зыряновске до сих пор один из переулков города носит имя «героя» подавления «толстоуховского» восстания начальника районной милиции Тропина. Работники милиции, да и не только они, после окончания «боевых» действий ещё долгое время вылавливали людей, подозреваемых или причастных к восстанию, расстреливая их на месте. М.Мусин упоминает о случаях зверских расправ, которые учиняли партийные работники, надо полагать, по спущенным сверху рекомендациям. …По решению ячейки с. Кутихи в ночь на 13 марта 1930 года расстреляли двух задержанных, а трупы бросили в маловодную речку. Утром их подобрали родственники. Через три дня подобное повторилось в селе Бородино. Убийцы – члены партячейки – всю ночь пьянствовали» (М.Мусин. Зыряновский погром). По свидетельству В.Ф.Вейсман (урожденной Ивановой, бывшей коммунарки) в горном логу за городом (Зыряновском), там, где сейчас стоят корпуса обогатительной фабрики и где в 1918 году белые расстреляли борцов за Советскую власть, выстрелы, слышимые в городе, время от времени раздавались все 20-е и 30-е годы. Предположительно там велись расстрелы. Так трагически закончилось восстание 1930-го года, известное как «Толстоуховское». Неорганизованное, неподготовленное, с самого начала оно было обречено на провал и больше напоминает бунт, стихийный взрыв человеческого гнева и отчаяния. Со стороны же властей это была война против собственного народа. Народ, даже самый малограмотный, не ошибается и всегда бывает прав. Теперь, по прошествии стольких лет мы осознаем, насколько верны были лозунги «Толстоуховского» движения – «Да здравствует Советская власть без уполномоченных!», «Да здравствуют хлеборобы и свободная торговля!», «Долой коммунию и комсу!». Они практически совпадают с призывами восстания 1920 года. Сейчас руководство стран бывшего СССР более всего озабочено тем, как возродить кулака, называемого теперь фермером. Мечтают, да пока плохо получается. Разворошили, разгромили гнезда трудовиков, уничтожили вековые династии истинных хлеборобов-хозяев, а чтобы вырастить новых, очевидно, нужно, чтобы прошли поколения. Возвращаясь к судьбе Михаила Нечаева, участника восстания 1920 года, бывшего «в бегах», то совершенно неясно, как он избежал наказания в первые годы после возвращения с «белков Балгына». Говорят, была «амнистия», по крайней мере, в 1930-е годы он работал бригадиром тракторной бригады, а потом пасечником в колхозе. Но Советская власть, Сталин никогда не забывали провинности и никого не прощали. В страшном 37-м, в год «охоты на ведьм», он был забран органами НКВД и сгинул бесследно. И в течение многих лет родственники ничего не знали о его судьбе, считая, что он погиб в лагерях ГУЛАГа, пока, наконец, на запрос в 2003 году не пришел ответ из органов КГБ. Вот он: «По имеющимся в Департаменте архивным материалам проходит Нечаев Михаил Егорович, 1895 года рождения, ур. с. Большенарымское Восточно-Казахстанской области, русский, окончивший две группы сельской школы, беспартийный, семейный, работавший пасечником в колхозе им.Сталина. Арестован 17 октября 1937 года Большенарымским РО НКВД. Постановлением Тройки УНКВД по Восточно-Казахстанской области от 31 октября 1937 года, без ссылки на статью закона, как активный член контрреволюционной повстанческо-казачьей организации, проводящий среди населения активную антисоветскую повстанческую агитацию, направленную на свержение советской власти, за вредительскую деятельность в сельском хозяйстве приговорен к расстрелу с конфискацией имущества. Приговор приведен в исполнение 9 ноября 1937 года. Сведений о месте захоронения в деле не имеется. Постановлением Президиума Восточно-Казахстанского областного суда от 26 сентября 1957 года постановление Тройки УНКВД по Восточно-Казахстанской области от 31 октября 1937 года отменено, дело производством прекращено за отсутствием состава преступления. На момент ареста М.Е.Нечаева в его семье значились: жена Елизавета, 42 г. сын Петр, 1914 г.р. сын Александр, 1917 г.р. сын Иван, 1920 г.р. сын Константин, 1925 г.р. дочь Руфина, 1934 г.р. сын Юрий, 1937 г.р. Заместитель начальника Департамента КНБ Республики Казахстан по Восточно-Казахстанской области Т.Н.Кусаинов 28 апреля 2003 г.» Вот так одним махом «тройка» решила: «расстрелять». И расстреляли. Просто. Как муху. Что же касается «антисоветской деятельности», то о ней можно догадываться. Вот председателя ревизионной комиссии большенарымского колхоза Ивана Егорина, кстати, родственника М.Нечаева, осудили на 3 года только за то, что он сказал на собрании: «Если хотите, чтобы колхозник хорошо работал, сначала накормите его, оденьте и обуйте». Другого бедолагу из низшего руководящего звена судили за то, что он дал указание: «Сначала засыпьте зерно в семенной фонд, а потом сдавайте государству». Но это было в 1934 году, когда Сталин ещё не достиг своего апофеоза. По рассказам Елизаветы Ивановны Нечаевой (жены Михаила) в конце 1937 года мужиков в Большенарымске почти не осталось (22-летний сын Михаила Петр так же репрессирован по ещё более нелепому обвинению за изорванный портрет Сталина в газете). Взгляните на любое фото «счастливых» колхозников где-нибудь на страде 1938–1940 годов. Мужчин там нет, мелькнет разве что председатель или какой-нибудь счетовод. Всех их выбили или рассадили по лагерям, и это ещё до войны! Так что же происходило в стране? Ответ прост: это был геноцид. Геноцид против собственного народа. Давно уже нет села Пихтовый Ключ. Оно сгинуло вскоре после восстания, будто какое-то проклятие коснулось его. Теперь здесь пустой лог, заросший щетиной карагайника, отрезанный от всего мира горами и Бухтарминским водохранилищем. Редко кто знает, что здесь была деревня, ещё реже заглядывает сюда случайный прохожий. Но говорят, до сих пор сохранился фундамент дома Толстоухова, заросший диким бурьяном. Здесь жила вторая жена Толстоухова Лиза с сыновьями, и нет сомнения, что в смертный свой час Федор Дорофеевич стремился именно сюда, чтобы увидеть свою Лизу и сыновей. Не довелось... Февраль 2004 г. http://prstr.narod.ru/texts/num1205/luht1205.htm

елена: Добрый день, Александр Григорьевич! Прочитала о Ф. Д. Толстоухове. Решила вам написать, вот почему: Очень многое в описаном вами сходится с историей брата моей бабушки. Только имя ее брата, Иван Федорович Толстоухов. По нашим сведениям, он не был расстрелян, а эмигрировал. Буду благодарна вам за ответ. Елена. elmbrut(a)yahoo.com

Jake: К сожалению не знаю адреса А.Лухтанова Поэтому посоветую обратиться в журнал Простор. Может там есть его адрес.

Jake: Ардақ Беркімбай. Қазалы көтерілісі «Қазалы көтерілісі» кейбір деректерде «Асан көтерілісі» деп аталып жүр. 1930 жылы қыс-көктем айларында ет және шикізат дайындау науқандарында Қызылорда округінде әртүрлі асырасілтеушіліктердің орын алуы осы наразылықтың өршуіне негіз болды. Бірнеше қайтара салынған астық салығын жинау, адамдарды қорлау, олардың намысына тию аса дөрекілікпен жүзеге асырылды. Осындай жағдайға қарсылық ретінде Арал және Қазалы аудандарынан 3000-ға жуық адам күреске шықты. Бұлардың көпшілігі Сыр-дарияның сол жағалауын мекендеген Асан руының азаматтары еді. Ауызекі әңгімелерде бұл көтерілістің «Асандар көтерілісі» деп айтылатыны сондықтан. ОГПУ бұл мәселеге байланысты 1930 жылдың 20 қарашасында тергеу жұмыстарын жүргізген екен. Ол мәлі-меттерден білетініміз - бұл қыл-мыстық іс бо-йынша 16 адам жауапқа тартылған. Олардың ішінде Иімбетов Әбдіхалық, Еділқараев Қалымбет, Өмір-беков Мұстафа, Құрекеев Пірімбет, Мәмбетеев Насыр, Нұрым-бетов Арызхан, Таңата-ров Айжар-қын, Қарақұлов Әбдіра-ман, Қонысов Жұбанған, Асанов Дәрмен, Қалды-баев Бошай, Қалды-баев Аңсат, Ма-ша-қов Жақан, Дошманов Ниязымбет, Жақыпов Сүйе-ніш-әлі және Ізім-бетов Әли бар. Бұл аталғандар, әри-не, көтерілісте ерекше белсен-ділік көрсеткен және оның ұйымдас-ты-рушы тобына енген белсенділер еді. Тарихи деректерге қарасақ, көтеріліс 22-ші ауылда басталған. 1930 жылы тамыз айының соңғы күн-дерінде ОГПУ қызметкерлері астық салығын төлеуден бас тартқан осы ауылдың азаматтары Д.Асановты, Ж.Тілеубаевты, А.Қалдыбаевты және Б.Тілеулиевті тұтқынға алған. Азаматтарын қамауға бергісі келмеген ауыл тұрғындары келесі күні-ақ қарсылық күшпен тұтқындағыларды босатып алған. Көп кешікпей бұл ауылға 19, 20, 21, 23, 25 ауылдардың да және Қазалыға көршілес Арал ауданының кейбір ауылдары да қо-сылып, толқуға қатысқан адамдар-дың қатары 1000-ға жуықтаған. Кө-терілісшілер өздерінің орталарынан хан сайлап, оған 22-ші ауылдың тұрғыны Иманмақсым Орынбетовті (ОГПУ деректерінде - Сырымбетов) ұсынған. Қазалы көтерілісін біршама те-рең зерттеген тарихшы Н.Бай-қада-мов өзінің еңбегінде мынандай құжат-ты алға тартады. Ауылшаруа-шылық өнімдерін дайындау науқа-нындағы қателіктерді және асыра-сілтеушілікті реттеу үшін жоғарыдан Қазақ Өлкелік комитетінен Сәрсеков деген келген. Бұл уәкілдің мәлімде-месінде мынандай жолдар бар: «Біріншіден, жоспарлар әр кедейдің, батырақтың отбасына да салынып, бес күн ішінде салықты төлеп тұруға тиіс болған. Қамаудан, тәркілеуден қорыққан қазақ шаруалары иттерді, есектерді, түйелерді сойып, сүйектерін өткізген. Кей жерлерде сиырлардың мүйізін қырқуға мәжбүр еткен. Екіншіден, өткізілген өнімдер үшін 1 тиын да төленбеген». Дінмен күрес кезінде де партия өкілдері солақай саясатымен тағы да көзге түсті. Мешіттер тартып алынып, тұқым сақтайтын қоймаларға, кеңсеге, адам қамайтын абақтыға айналдырылды. Қазалы, Қармақшы аудандарында сыртқа көшкен бай отбасыларының салығын елде қал-ған кедейлер мен орташалардың мойнына салады. Ол үшін белсен-ділер көп ойланып жатпады. Мысалы, Қазалы ауданының ауыл шаруа-шылығы бөлімінің меңге-рушісі Қай-нарбаев дінге сенушілерге арнайы салық салуды енгізді. Сол ауданның 19-шы ауылының тұрғыны Жәлекенің екі атына және бір сиырына 112 пұт астық салығын салды. Себебі, ол кісі ел арасында сопы деген атпен танылған екен. Осы сияқты, жағдайлар қарапа-й-ым халықты «коммунистер жойылсын», «дін бостандығы берілсін», «дінді қорғайық» деген ұрандармен бас көтеруге итермеледі. Қолдағы бар деректерге қарағанда, көтері-ліске қатысушылар ауылдарды аралап жүрген өкілдерге өздерінің ашу-ызаларын, наразылықтарын айқын білдіре бастаған. Мысалы, Алтыарық елді мекенінде жоғарыдан белгілен-ген 23 000 пұт астық өткізу жоспарына қарсы жергілікті тұрғындар жиналыс жасап, ашықтан-ашық қарсылық білдірген. Олар астық өткізуге ша-қыр-ған ауылдық кеңестің төрағасы Молдабаевтың сөз сөйлеуіне мүм-кіншілік бермеген және астық жинау-шы өкілдерге таяқ ала ұмтылып, жиналыста арнайы хаттама жасап, ауылдық кеңестің атынан мөр бастырып, шешім қабылдаған. Осындай жиналысты Қазалы милициясының бастығы Қайыпов Нұрмақан бастаған уәкілдер тобы Қара-арық деген жерде өткізуге талпынған. Асанов Дәрмен, Қалды-баев Бошай бастаған халық жина-лысқа келмей қойған. Наразы-лық білдіруші халық 11 тамызда 22-ауыл-дың Қасқа деп аталатын елді меке-нінде Ақжан Ақмамбетовтің үйінде жиналып, қалыптасқан жағ-дай-ды талқылаған. Енді өкіметке қарсы көтерілу қажет деген тоқтамға келіп, жина-лыс-та мынандай шешім қабылдаған: біріншіден, кеңес үкіме-тінің астық дайын-дау шараларына қарсы жұрт-шылықты ұйымдастыру қажет, екін-шіден, қалың бұқараны кеңес үкіме-тінің халықты жұтата-тынына, дінді жоятынына сендіріп, оларды үгіт-насихатпен бір тудың астына жинау керек. Осыған байланысты Әбдіха-лық Иімбетов, Насыр Мәме-тев бас-таған бірқатар азаматтар жақын көрші ауылдар арасында үгіт жүр-гізу-ді қолға алған. Әрине, жергілікті басшы-лар-дың барлығы бірдей надан, топас болған жоқ. Олардың арасында да жағдайды түсінуге тырысқан азаматтар болды. Мысалы, 22-ші ауыл-дың партия ұйымының хатшысы Әли Ізімбетов көтерілісшілерге қосылып, 22-ауылдағы наразылыққа қатыс-қан. Жергілікті партия ұйымы-ның хатшысы мұндай әрекетке неге барғанын тергеу кезінде берген жауабы айқындап тұр. Оған қарағанда, 6 тамызда Қазалы қаласынан 22-ші ауылға аудандық атқару комитетінің тапсырмасымен милиция бастығы Қайыпов уәкіл болып келіп, жергілікті партия және комсомол мүшелерін қатыстыра отырып, шағын жиналыс өткізген. Бұл жиналыста осы ауданнан белгіленген астық жоспарымен жергілікті активті таныстырып, енді оны орындауды талап еткен. Бұл жос-парда шаруалар үкіметке 23 мың пұт астықты өткізу керегі ашық жа-зыл--ған еді. Бұл шешімге ауылдық пар-тия ұйымының хатшысы Ізім-бетов Әли ашықтан-ашық қарсы болған. Оның тергеуде берген жа-уабында мынандай жолдар бар екен: «Үстіміздегі жылы ауданнан берілген 23 мың пұт астықты дайындау жос-парын орындауға бізде мүлде мүм-кіндік болған жоқ. Өйткені су тапшы-лығына байланысты көп жерлерде егін шықпай қалды. Сол се-бепті мен мұндай жос-пармен халық алдына шы-ғуға болмайтынын Қа-йыповқа ескерттім. Бірақ менің ұсы-нысымды Қайыпов қабылда-мады». Қайыпов өзінің үгіт-насихатын басқа елді мекендерде де жүргізсе керек. 8 тамызда ол Алтыарық деген жерде 300-дей шаруаны жинап, жиналыс өткізіп, астық дайындау жос-парын орындау қажеттігін атап көрсетеді. Жергілікті жерден сөз алған-дар: «Үкіметке өткізетін ондай астық бізде жоқ», - деп, ашықтан-ашық өздерінің наразылықтарын білдіреді. Жанжалдың мұнан әрі қарай қалай өршігенін нақты деректерден байқай аламыз. «Алаш» тарихи-зерттеу орта--лы-ғынан жарық көрген ру-тай-палар тарихының 13-томында осы көтеріліс туралы былай жазылған: «Мемлекет кедей шаруалар тұрмысына, хал-жағдайларына дұрыс көңіл аудармайды. Керісінше, жүрек жалғап отырған астығымыздың соңғы дәніне шейін сыпырып алғысы келеді. Біз осы уақытқа дейін мұның бәріне көніп келдік, ендігі жерде ел болып, халық болып әрі қарай тіршілік ететін болсақ, бірігіп кеңес үкіметінен қорғануымыз керек». Жиналған жұрт бұл айтылған сөз-дерге түгелдей қосылып, өздерінің келісімін, ризашылығын білдіріп, отырған орындарынан тұрып, дауыс көтере бастаған. Осыдан кейін-ақ өтіп жатқан жиналыстың сәні ке-тіп,соңы у-шуға айналған. Шаруа-лардың кейбіреулері бар пәле осылардан деп, ауылдық кеңестің төрағасы мен белсенділеріне: «Сендер ауданға егістік жайы туралы дұрыс мәлімет бермегенсіңдер, сол себептен бізге олар іске аспайтын жоспар беріп отыр», - деп, нара-зы-лықтарын білдірген. У-шудың аяғы ұрып-соғуға дейін барған. Бірақ Асанов Дәрмен мен басқа ауылдың адамдары ұрыс-керісті тоқтатып, ауылдық кеңестің хатшысы Қожа-мұратов Нысаға № 22-ауылдың тұр-ғындары атынан ауданнан жіберілген астық дайындау жоспарының іске аспайтыны жөнінде акт жасатып, оның көшірмесін Қайыпов арқылы аудандық атқару комитетіне жолда-ған. Келесі күні ауылдық кеңестің мәжі-лісі шақырылып, онда да астық дайындау жоспары қаралған. Мәжі-ліс мүшелері халық жағына шығып, бұл жоспарды бекітпеген. Қабыл-данған шешімді сол күні ауданға хабарлаған. Арада 4-5 күн өткен соң Қызыл-орда қаласынан ОГПУ қызмет-кер-лері Чекалин, Ықсанов және бас-қалары келіп, мың қаралы шаруа-ны жинап, астық дайындау нау-қанының мән-жайын түсіндірген. Бірақ жинал-ғандар жоспарды тағы да қол-дамаған. Жиналыс біткен соң, ОГПУ қызметкерлері ауылдың бел-сен-ділерімен ақылдаса отырып, «ел-ді бұзып жүрген» Асанов Дәрмен, Тлеубаев Жұмаш, Қалдыбаев Аңсат және Тілеулиев Бақы деп көрсетіп, тұтқынға алған. Алайда 200-ге тарта ауыл адамы олардың соңына түсіп, тұтқындарды күшпен босатып алған. Осы оқиғадан кейін кеңес өкіметінің күштеу саясатынан қауіп-тенген 22-ші ауылдың азаматтары өз беттерімен қорғану үшін ұйымдаса бастаған. Олар көрші ауылдарға арнайы адамдар жіберіп, «Алты арық», «Мақпал», «Майдакөл» деген жерлерде бірнеше жиналыс өткізіп, Ке-ңес өкіметінің шараларын айыптап, оған қарсы көтеріліске шығу туралы шешім қабылдайды. Көтеріліс-шілер-дің ең соңғы жиналысы 2 қыркүйекте «Ханшүңгіл» деген жерде болып, онда біз жоғарыда атап көрсеткен Орынбетов Иман-мақ-сым-ды хан сайла-ған. Ханға уәзір ретінде (тергеу құжаттарында екінші хан деп аталған) Иімбетов Әбдіхалық сайланды. Олардың басқаруымен 2-4 қыркүйек күндері 3000-ға жуық адам жазалаушы отрядпен соғыс-қан. Кө-те-рілісшілер қамшы, қара-пайым таяқ және шоқпар тәрізді қарулармен қаруланған. Сондықтан да жазалаушы отряд көтерілісті аз ғана уақыт ішінде талқандады. Көтеріліс басшыларының ішінен Иманқасым Орынбетов, ханға уәзір болған Әбдіхалық Иімбетов туралы арнайы деректер сақталып қалған. Әбдіхалық 37 жасқа келген, бай атан--ғанымен, шын мәнінде, 4 ірі қара-сы және үлкен тамы бар қатар-дағы шаруа еді. Иманмақсымның дін-дар екендігін ескеріп, зерттеу-ші-лер көтерілістің негізгі ұйым-дас-тырушысы және басшысы осы Әбді-халық Иімбетов болса керек деп топшылайды. Бұған себеп мұрағат құжат-тарында Иімбетовтің атының жиі кездесуі болса керек. Осы шай-қастарда жергілікті көте-рілісшілердің 40 адамнан айырыл-ғаны, 14 адамның жараланғаны ОГПУ деректерінде көрсетілген. Бұл, әрине, аз шығын емес. Хан сай-ланған Иманмақсым осы ұрыста қаза тапты. Мұнан кейінгі жазалау шаралары аса қатал болды. Көте-ріліске қатысқан 98 адам тұт-қын-далып, 31 адамға іздеу салынды. 1931 жылдың басында ОГПУ үшті-гі-нің шешімімен 9 адам ату жазасына кесілді. Бұлар 1931 жылы 4 мамырда Қызылорда қаласында атыл-ған. 28 адам 2 жылдан 10 жылға дейінгі мерзімге лагерьге айдалып, 16 адам жер аударылды. Көтеріліске қатыс-қандардың көпшілігі жазадан қашып, Қарақалпақстанға, Өзбек-станға және т.б. жерлерге ауа көшіп кетті. Зерттеушілердің кейінгі жыл-дардағы сот құжаттарымен танысуы тергеу ісінің кезінде шала және немкетті жүргізілгенін анықтап бер-ді. Шын мәнінде, көтеріліске қатыс-қандар асығыс жиналған тізім бо-йынша жазаланған. Қылмыстық істер-ді жүргізу кодексі өрескел бұр-ма-ланып, қамауға алынған адам-дарға прокурордан санкция алын-баған. Тергеу орыс тілінде жүр-гізілген, аудармашы іске қатыспаған. Жауап алу хаттамаларында сауатсыз, қара-пайым шаруа адамдарының қолы орнына, сияға басқан бар-мақ-тарының ізі ғана бар. Тергеуді тер-геуші емес, оперативтік қызмет-кер-лер жүргізген. Сонымен бірге жауап-қа тартылған адамдардың кінә-лары нақты дәлелдермен көрсе-тілмеген. P.S.: Қазалы көтерілісіне қатысты ел ішінде айтылып жүрген әртүрлі аңыздар бар. Олардың барлығының болған оқиға деректері негізінде тараған тарихи шындық екені мәлім. Қанды оқиғаның о дүниелік болған кугерлерінен естіген әңгімелеріңіз болса, газет редакциясына хат жазуларыңызды сұраймыз. Мұндай жазбаларды біз «ДАТ» баспагерлік жобасы дайындап жатқан «Ереуіл-деген ел болған» деген жинаққа енгізуді жоспарлап отырмыз. «Общественная позиция» ( «DAT» № 42 (79) 24 қараша 2010 жыл.

Лиса: Я внучка Федора Дорофеевича Толстоухова. У нас в семье живет такое "подпольное" мнение, что не был застрелен Федор Дорофеевич в 1930 году. На опознание ездила не Ангелина Германовна - первая жена, а старшая дочь Тамара. Сама она ни разу и словом не обмолвилась никогда, но почему-то младшие братья и сестры подозревали, что она могла и обмануть следствие, во первых потому, что очень любила отца (она была его любимицей) и наверняка хотела чтобы розыск отца прекратился. Во вторых страдала семья. Несмотря на то, что воспитывала их пламеннная коммунистка - Ангелина Германовна, они все же оставались детьми "бандита". После гибели матери, бебушка перевезла детей в Семипалатинск и тем не менее в 1936-1937 году всем детям крепко досталось, крепче всех младшему сыну Михаилу, который и отца своего практически не помнил.

Виктор: Мой дед председатель Серебряков Павел был убит казахами-повстанцами,а жену и восемь детей спас казах, за что и ему пришлось бежать что бы не убили.

Снегурка: Истребили весь цвет трудового народа и интеллигенции. Мне кажется, что для всего бывшего СССР потеря эта невосполнима. Чтобы вернуть ту ментальность фермера-трудяги в наш генофонд, нужно ее вкладывать еще пока ребенок лежит "поперек лавки", а пока еще только первое поколение оперилось, которое не знало советов... Поживем... увидим.

Алекс: Снегурка пишет: Истребили весь цвет трудового народа и интеллигенции. 26 лет прошло после "советского кошмара" и ни фермера-трудяги, ни работящего народа. Одни торгаши и мошенники. В Сибири до сих пор злых собак Колчаками называют, а не Ушановыми, и не чекистами, и не большевиками. Людская память гораздо крепче ваших сказок. Поэтому, админ, сотри свое вранье, не позорься.



полная версия страницы