Форум » Люди и Казахстан » Ахмет Байтурсынов » Ответить

Ахмет Байтурсынов

Jake: Ахмет Байтурсынулы (1873-1938 гг.) Казахский публицист, поэт, лингвист и общественный деятель Ахмет Байтурсынулы родился 18 января 1873 г, в местности Сарытубек - нынешнем Джангельдинском районе Костанайской области. С девяти лет учился в аульной школе, затем поступил в Торгайское русско-казахское училище, которое окончил в 1891 г. После этого продолжил свое образование в Оренбургской учительской школе, окончив которую, с 1895 по 1909 гг. работал учителем в школах, русско-казахских училищах Актюбинского, Костанайского и Кар-каралинского уездов. Ахмет Байтурсынулы рано начал борьбу против колониальной политики царизма, за что в 1909 г. был арестован и заключен в Семипалатинскую тюрьму, а через год сослан. В течение семи лет (1910-1917) Байтурсынулы, как "политически неблагонадежный", находился под надзором царской охранки. Живя в Оренбурге, А.Байтурсынулы был редактором газеты "Казах". Он являлся активным членом партии "Алаш", которая боролась за воссоздание казахского государства Правительство Алаш-Орды . После победы Октябрьской революции Байтурсьпгулы недолго оставался в рядах алашординцев, а в 1919 г. вместе с большой группой представителей научной интеллигенции был вынужден перейти на сторону Советской власти. В июне того же года Ахмет Байтурсынулы избирается членом ВРК Казахского края. В 1922-1925 гг. Байтурсынулы был председателем научно-литературной комиссии при Нарком-просе, избирался председателем Наркомпроса Казахстана, членом ВЦИК, Каз ЦИК, работал в печатном органе ЦК Компартии Туркестана, газете "Ақжол". В 1925-1929 гг. Байтурсынулы преподавал в Казахском институте народного просвещения, Казахском педагогическом институте. Ахмет Байтурсынулы сделал большой вклад в развитие казахской литературы и письменности. В частности, наиболее известны его басни, вошедшие в сборники "Сорок басен" и "Маса", вышедшие, соответственно, в 1909 и 1911 гг. Байтурсынулы провел большую работу по собиранию и изданию образцов казахского устного народного творчества. Он написал вступительную статью и комментарии к поэме "Ер Саин", опубликованной в 1923 г., выпустил книги "23 причитания" (1926) и "Литературоведение" (1926), последняя из которых является первым научным исследованием по истории казахской литературы. Байтурсынулы принадлежат тезисы "О терминологии в тюркских языках", опубликованные в 1926 г. Ахмет Байтурсынулы написал ряд учебников для обучения казахских детей родному языку. Среди них: "Учебное пособие" (1912), "Пособие по языку" (1914), "Азбука" (1924), "Новая азбука" (1926-1928), и методическое пособие "Баяншы" (1926). В 30-е гг. XX в. начались гонения на представителей казахской интеллигенции. Байтурсынулы стал одним из тех, кто попал под пресс сталинской репрессивной машины. В 1938 г. он был арестован, а затем расстрелян. В 1988 г. Ахмет Байтурсынулы был реабилитирован. Ахмет Байтурсынулы - один из ярчайших представителей казахской интеллигенции начала XX в. Его жизнь является примером безграничной любви к своему народу, его культуре и традициям. Байтурсынулы был блестящим литератором, педагогом, лингвистом. Он реформировал казахскую письменность на основе арабской графики, дав возможность пользоваться ею миллионам казахов, живущих за границей. Ахмет Байтурсынулы разработал основы казахского языкознания, научную терминологию для определения казахской грамматики.

Ответов - 7

Jake: Памятник Ахмету Байтурсынову в Костанае

Jake: Обвинительное дело А.Байтурсынова

Jake: «Дос жылатып айтады...» Предисловие и перевод Ердена Хасенова К 130-летию со дня рождения Ахмета Байтурсынова Минувший месяц и последняя неделя прошли в Казахстане и во всем Тюркском мире под знаком юбилея патриарха Алаша: 28 января исполнилось 130 лет со дня рождения Ахмета Байтурсыновича Байтурсынова (1873-1937). Со времени реабилитации в конце 80-х годов ХХ века имя и наследие Ахмета Байтурсынова были возвращены народу: были вскрыты архивы КГБ, началась републикация и репропаганда его трудов, творчество А. Байтурсынова заняло подобающее место в учебных и научно-исследовательских программах. В независимом Казахстане его имя увековечено в названиях Института языкознания Академии наук, университета на его родине в городе Костанае, очагов культуры и образования, улиц в городах и селах страны. Однако до сих пор, несмотря на все возрастающий интерес к фигуре А. Байтурсынова, его произведения не переведены на европейские языки и мало известны за пределами Тюркского мира. В желании восполнить этот дефицит автором этих строк с конца 80-х годов была развернута работа по переводу на русский язык произведений А. Байтурсынова, а также его соратников и современников: Мир-Якуба Дулатова, Шакарима Кудайбердина, Смагула Садуакасова, Магжана Жумабаева и других. Но этот огромный, увлекательный, кропотливый, науко-, капитало- и трудоемкий процесс находится лишь в самом начале, и, например, только по А.Байтурсынову еще ожидают своего часа его важнейшие труды — серийный грамматический свод «Тил курал», учебник по теории литературы и функциональной стилистике «Адебиет таныткыш» и т. д. Предлагаемая вашему вниманию публицистическая статья А. Байтурсынова «Казахская обида» обнародована в ходе общественной дискуссии по вопросу о земле, развернутой на страницах журнала «Айкап» («Как жаль!»), и относится ко времени, когда царизм под предлогом реформ в очередной раз разорил русское крестьянство, выдавил его солидную часть из собственно России и подтолкнул на ползучую аннексию казахских земель. По словам другого лидера Алаш-Орды, М.-Я.Дулатова, это был период, когда «Правительство многомиллионным сбродом принялось насаждать на казахской земле безземельного мужика… Вот уже 15-20 лет наплыву этих кочевых мужиков из внутренней России не видно конца и края, и перед загнанным в неудобья и пустыни, выбитым из своих вековечных геоэкономических орбит казахским крестьянством возникла дилемма: кочевать ли по-прежнему либо воссесть городками, нарезав по пятнадцати десятин на кормильца?». На фоне большинства журналистских работ А. Байтурсынова, которым обычно присущи хладнокровие, галантность и академизм, «Казахская обида» бросается в глаза резкостью оценок и суждений, риторикой безжалостного национального самобичевания, и по жанровой принадлежности скорее тяготеет к «крику души». Что, впрочем, весьма красноречиво характеризует драматизм той ситуации и вполне согласуется с его кредо ученого, трибуна, гражданина, политика — с его отношением к своей аудитории, выразителем интересов которой он в данный момент выступает. «Дос жылатып айтады, душпан кульдырып айтады». «Друг говорит тебе правду, повергая в слезы, враг — подначивая на смех», — гласит старая поговорка. Он не кормил сладкой ложью ни народ, ни правителей. И этой скорбной дорогой правды он прошел до конца — до пропахшего порохом хмурого утра 8 декабря 1937 года, когда в числе десятков других, привезенных на расстрел в местность, ныне относящуюся к поселку Жаналык под Алматы, принял смерть от рук сталинских палачей. Истинный друг и заступник своему народу, Ахмет Байтурсынов и впредь не оставит нас в наших бедах. Дай же Бог, чтобы всегда, сквозь любые толщи всепоглощающего времени беспокойный, строгий, отрезвляющий голос Учителя не уставал обдавать нас холодом разума, поднимая из постели беспечных снов, сытных предрассудков, блаженных самообманов и прелестных заблуждений. Казахская обида Беззаботные будни казаха в последнее время стали мрачнеть от печали проблем. И сейчас засерчал он на весь белый свет, недоумевая, откуда, по чьей злокозненной блажи начал бить по нему тревожный набат. Ворчит на правительство за передачу прирожденных земель в мужицкое пользование. Дуется на ушедших в мир иной — за согласие с отводом казахской земли в казенное ведомство. Есть ли у казахов основания обижаться, нет ли — об этом я нынче намерен писать. Современность — дитя минувшей эпохи и родитель эпохи грядущей. Какое наследие досталось нам от предков — дело известное, так что не надо быть чрезмерным пророком, чтобы, отталкиваясь от нынешнего состояния прогнозировать капитал наших наследников. В эру общинного благоденствия, когда знания и навыки не выросли в технологии, казахи, равные среди прочих, были сами себе голова. Ни хану, ни народу не было никакого дела до наук и искусств. Враждовали друг с другом, не помышляя о других плодотворных занятиях. И когда иные народы шагали вперед, казахи двигались вспять. При невежественном хане и темном народе держаться крепким государством — для этого все-таки требуется немало сил, так вот этой мощи за эгоцентричными, экспансивными казахами не значилось. И хотя нелегко приравнять хана к челядину, тем не менее, в невозможности придерживаться независимой государственности ханы наши со своими людьми пошли на союз с Россией. Сожалеть об обращении казахских земель в казенную собственность — значит демонстрировать полную некомпетентность. Во-первых, потому что шансов противостоять огосударствлению угодий практически не было. Во-вторых, останься казахи при своей земле — вышли бы не выгоды, но сплошные муки. Разве не видим мы истяков с их правом на землю и волю? Что-то не приходилось встречать истяка со многими пашнями и прибылями. Крестьянин богат землей: разлучи его с ней — и делу конец. И коли отобрали у истяков землю, а с ней и основу к существованию, то сделано это «благодаря» их собственному невежеству и лени. Истяки растранжирили свою землю, разменивая ее на чай, сахар, тряпки и прочую рухлядь. Отбившись же от земли, разбрелись босяцкими трактами по городам и трущобам, оставляя на проселках тех, кто потерял мобильность и застрял в батраках по крайней своей нищете. В городах, где они обретаются, подавляющее большинство, если не абсолютную массу дворников, истопников и уличных служек, ассенизаторов и прочего чернорабочего люда составляют истяки (то есть башкорты). Казахи по части невежества и ленивости ни в чем не уступают им. И будь казахи собственниками земли, кто бы поручился, что не последовали бы они примеру истяков? Если кто поручится, я готов выслушать, но поручиться за то сам никак не смею. Примите парадокс: казахи поныне при земле — по причине ее казенности. Сложись по-иному, и в восторге сегодняшней сытости забывающий о завтрашней доле казах тут же продал бы землю и устроил пир, чтобы на следующий день свернуть котомку и затопать бродяжьей тропой. Мало ли нынче казахов, сдающих землю в аренду? Кто же не воздерживается от аренды, тот не удержится и от продажи. Но земля перешла в казну, и повальной распродажи не состоялось, хотя, судя по всему, лишь горстка казахов устояла перед соблазном сдачи земли в наем. Так что большинство мужицких городов насаждено в казахских областях не администраторами, напротив: колонистов привадили сами же казахи. Разве не сам ты, позарившись, как истяк, на чай, сахар и тряпки, предоставил землю чужим и прикормил на себе мужика? Выходит, коль царь привечает — так в гадость, а псарь привечает — так в радость? Довольно, не сокрушайся об инее на веках усопших, пора бы прочистить собственные глаза и посмотреть вперед ясным взором. Что толку дуться пресыщенной в капризах лакомкой? Какая из твоих авантюр придвигает дела твои в гору? Прикидывай свои шансы, решай уравнения, наводи порядок в счетах, а иначе — не смей никого обвинять! Праведен ли урод, в гневе разбивающий зеркало? Справедлив ли мерзавец в обиде своей на Всевышнего? Такой уж мы народ: мечтаний в нас — моль, исканий же — ноль. Что до надежд наших, то сродни они упованиям барана да волка: мне бы лежать на завалинке, а харчи и подруги нашли бы меня сами. Каково так выглядеть перед Богом и людьми? Без труда не увидеть жнивья, попотеешь — ни капли не сгинет зазря. Добытая тщанием копейка пуще попрошайничьей таньги. Есть у казахов хорошая поговорка: «Сказав посмотрим, они и поныне смотрит», — но нет казаха, чтобы извлек заложенное в ней предостережение. Окажись бездействие благом — альфа и омега науки и техники непременно были бы у казахов. Но, увы, ни то ни другое никак не кажется глазу. Стародавние приятели казахов — безграмотность и неквалифицированность — совсем не помышляют о близкой разлуке. И хотя бескультурье повсеместно содействует нам в расшибании лбов, все же жалко нам расставаться с давней этой привязанностью. И то, что в триумфе мы остаемся без трофеев, и то, что в президиуме мы оказываемся без мандата, и то, что на марше мы сваливаемся в буерак — все это плачевные последствия невежества. Но, даже зная об этом, мы несовратимо продолжаем сторониться прогресса. «Мое «ойбай!» тише твоего «Аллах!», — приговаривает казах, и, беззаветно уверовав в это, предпочитает воинствующему шуму просвещения мирную тишину невежества. Что на это возразить? В этом мире редкостен казах, заинтересованный в науке и технике, во власти которых — задавать метрику, создавать эталоны, образовывать эквиваленты, получать симбиозы, сокрушать стереотипы, воздвигать аналогии и возмещать дефициты. О каком выравнивании с мировыми стандартами может идти речь? В критический момент мы расплываемся улыбкой благодушия. А посему нет на нас лица, чтобы обижаться на кого бы то ни было, кроме как на самих себя. «Айкап», 1911, # 2 Ахмет Байтурсынов

аск: как можно скачать труды по психологии Ахмета Байтурсынова?

Antimankurt: Вряд ли есть в электронном формате. Но если найдете киньте здесь ссылку.

Antimankurt: Любовь и смерть ақ келiн Туда, где был совершён мусульманский обряд венчания Ахмета Байтурсынова и русской девушки Александры, нас привёл Габдулахат Вафин, по поручению имама-хатыба мечети №722 города Троицка Лутта Ибрагимова. За сто лет здесь изменилось очень многое. Главное, что больше нет деревянной мечети, в которой служил великий мыслитель Зайнула-ишан Расулев (1833-1917). Это он венчал Ахмета и Александру. Другое имя, другая вера – Зайнулу-ишана чтили татары, башкиры и казахи, – сказал Ертай-кажи, главный имам Костанайской областной мечети имени Маралаөишана. Уважаемый Ертай-кажи подсказал нам и выход на троицких священнослужителей – через имама Карабалыкской мечети Толегена-кажи. Эта схема действовала многие десятилетия и даже века назад. Пограничный с Казахстаном и Центральной Азией Троицк был в своё время «пульсом» огромного тюркского мира. Изнутри на 40 процентов татаро-башкирский, извне он притягивал к себе казахов, узбеков, киргизов. Благодаря Зайнуле-ишану Троицк в начале прошлого века стал центром мусульманского просвещения. Священнослужители здесь были строги, ждать от них компромиссов на почве веры не приходилось. Но Ахмет везёт сюда русскую девушку, чтобы обвенчаться по мусульманскому обычаю, и обряд совершается... Габдулахат Габдулович очерчивает приблизительные границы владений мечети. Там, где в Троицке сейчас магазин «Посейдон», очевидно, и проходил неке құю, мусульманский обряд венчания. Деревянная мечеть немного не достояла до времён, когда к религии вернулось должное уважение. Объявленная в перестройку свобода предпринимательства «смела» многое из того, что уцелело после 17-го года. Но обломки остались – заброшенные остатки стены из красного кирпича бывшего подсобного строения времён Зайнулы-ишана. А напротив – общежитие, бывшее медресе. Здесь говорят, что оно построено казахом Алтынсариным, возможно, мы вернёмся к этой теме позже. В данный момент нам важно, что здесь ступала нога Ахмета Байтурсынова и его русской жены Александры. После неке құю у неё уже другое имя – Бадрисафа Мухамедсадык-қызы. Её записывают, как татарку – Александра принимает ислам. Потомок и биограф Ахмета Байтурсынова Ильяс Байтурсын в книге «Алтын Бесiк» («Золотая колыбель») пишет, что Бадрисафа на два или три месяца была оставлена в мечети, чтобы изучить ислам. И потом она никогда не отступала от принятой веры. Казахи называли «ақ келiн» – белолицая сноха. Она была красавицей и умницей, олицетворением добра и терпения. Судьба подарила ей любовь и счастье наравне со страданиями и лишениями. Фаза поиска Когда в КСТУ проходили Алдамжаровские чтения, Римма Бектурганова, профессор, доктор наук и депутат, большую часть своего выступления посвятила Бадрисафе-апай. Она объясняет это тем, что биография Ахмета Байтурсынова не может считаться полной без истории его отношений с женой, без её биографии, которую надо восстановить максимально точно. Римма Чингисовна считает, что почести, которые мы сегодня воздаём своему великому земляку, должны в той или иной мере распространяться и на его верную спутницу. В настоящее время идёт активный поиск сведений о Бадрисафе. Огромный вклад в байтурсыноведение внёс Зулкарнай Алдамжар. В своё время он организовал экспедицию по поиску последнего пристанища жены Байтурсынова. Но слишком много прошло времени, чтобы ответы лежали на поверхности. – Мы столкнулись с тем, что не знаем точно, где родилась Бадрисафа и где она похоронена, – говорит Римма Чингисовна. – Но известно, что перед войной и в годы войны она находилась в Кустанае, бывала в домах родственников. Есть заслуживающие доверия сведения, что она тяжело болела и была направлена в дом инвалидов в посёлок Александровка... Это были трагические годы для Бадрисафы. В конце 37-го Ахмет Байтурсынов был расстрелян. Через репрессии прошла вся семья, что и объясняет многие биографические загадки и разночтения. Кустанайские родственники и близкие люди намеренно скрывали происхождение Бадрисафы-апай, передавая её «по цепочке», из дома в дом. Представляя женщину новым лицам, говорили о том, что она русская, жена большого человека. Эти зацепки могут помочь в определении истины, но могут повести и по ложному следу. По мнению Риммы Чингисовны, это не должно останавливать поиск и не может служить препятствием для увековечения памяти Бадрисафы-апай. Бесспорное? Бесспорным надо считать родное имя супруги Байтурсынова – Александра Ивановна – и место их знакомства – Аулиеколь. Ахмет работал здесь некоторое время учителем, жил на квартире у объездчика (по другой версии, лесничего, лесника) Аманкарагайского лесничества, у которого была дочь-красавица Александра... В большинстве источников (на русском языке) можно прочесть, что они оба, Ахмет и Александра, были молоды в тот момент. Но в декабре 2003 года газета «Экспресс К» опубликовала воспоминания внучки Ахмета Байтурсынова Айман Байсаловой: «Моя мама, Шолпан Ахметовна Байтурсынова, была удочерена Ахметом Байтурсыновым, когда ему было уже под пятьдесят. Тогда ей, дочери родного брата Ахмета, многодетного Машена, было лет 5. Ахмет Байтурсынов тогда все еще был холостяком. Вскоре он женился. Взял в жены русскую женщину Сашу, которая приняла ислам. Ее мусульманское имя – Бадрисафа Мухамед-Садыковна... После первого ареста Ахмета Байтурсынова Бадрисафу выслали в Кустанайскую область (следы ее затем затерялись), а маму определили в детский дом, где она пережила и голод, и холод...» Воспоминания внучки, особенно в части цифр, не вполне вписываются в другие исследования. Например, в документ, копия которого получена собкором газеты «Егемен Казахстан» Назирой Жаримбетовой. Это телеграмма из Семипалатинска в Омск, на имя Степного генерал-губернатора. Она отправлена Бадрисафой Байтурсыновой 5 августа 1909 года, когда Ахмету было всего 36. Динамичный и грамотный текст: «Первого июля арестован мой муж, бывший заведующий русско-киргизской школой Байтурсунов, препровождён в Семипалатинск, где содержится в тюрьме... Ваше высокопревосходительство, если муж мой преступник закона, пусть суд его покарает, и я покорнейше прошу сделать распоряжение ускорить производство следствия; если же тому нет оснований, и мой муж лишён свободы лишь по доносу, не откажите приказать освободить мужа из-под стражи...» Габдулахат Вафин очерчивает приблизительные границы владений мечети, где Ахмет и Бадрисафа стали мужем и женой. Может ли телеграмма служить косвенным подтверждением полученной Назирой Жаримбетовой устной информации, что Бадрисафа училась на знаменитых Бестужевских курсах, известных своим вольнодумием и постоянным наблюдением властей? По экспрессии текст (приведённый в сокращении и в современной транскрипции) вполне в духе Бестужевских курсов. Из отечественного архивного фонда поисковая группа получила копию анкеты, составленной лично Ахметом Байтурсыновым в 1924 году. О составе семьи он пишет: жена Бадрисафа – 46 лет, дети: Казихан – 14 лет, Аумат – 7 лет, Шолпан – 5 лет. Но в справке МВД СССР от 9 июля 1936 года написано, что Шолпан Ахметовна Байсалова родилась 25 мая 1914 г., значит, в 24-м ей было 10. По воспоминаниям дочери Шолпан, приёмные сыновья Байтурсыновых трагически погибли, а мать долгие годы провела в местах заключения. Сведения в чём-то расходятся, но только не в трагическом исходе для этой семьи, создававшейся в любви, с надеждой на долгое счастье, но принявшей жестокие страдания. Сегодня, когда уже составлены официальные биографии лидеров «Алаш» и «Алаш-Орды», а также их единомышленников, интересно и логично знать об их личной жизни. Случайно ли женой Алихана Букейханова была Елена Севостьянова, а на их дочери Елизавете женился Смагул Садвокасов, у Мустафы Чокая была жена Мария Горина, у Ахмета – Александра? Что влекло казахских интеллигентов к славянкам? Случайные, но судьбоносные встречи ли, особая ли красота русских женщин или их образованность? Есть и другое мнение: русская жена должна была служить защитой от русских властей. Словом, эти вопросы уже не должны казаться праздными. Ответы на них позволят дополнить портреты деятелей, творцов казахской национальной истории, политики и культуры. Дальнейшая судьба Римма Бектурганова свела меня с Ибрагимом Агитаевым, одним из потомков Ахмета Байтурсынова и составителем родовой генеалогии. Ибрагим-агай показал свежую справку, полученную из УВД по Томской области. В ней сказано, что в картотеке учёта спецпоселенцев имеется карточка в отношении Байтурсыновой Бадрисафы, 1878 г.р. Она проживала в с. Кривошеино Томской области, 05.10.1932 передана в Могочинскую участковую комендатуру. (В настоящее время это с. Могочино Молчановского района Томской области). Сведениями об её дальнейшей судьбе УВД не располагает... На древнем мусульманском кладбище в Троицке можно поклониться мавзолею Зайнулы-ишана. Однако известно, что участие в судьбе Байтурсыновых принимали Максим Горький и его жена. Через Красный Крест Ахмет был освобождён из заключения, но ненадолго. Бадрисафа пережила мужа, но какая это была жизнь! И какая это была смерть! В последние годы от её красоты уже не осталось и следа. Женщина страдала эпилепсией. Она ушла так незаметно, как это было выгодно властям. В ноябре прошлого года, рассказывает Римма Чингисовна, при поддержке управлений внутренней политики и культуры была создана представительная экспедиция «Бадрисафа». В Мендыкаринском районе было установлено место предположительного захоронения супруги Ахмета Байтурсынова. Связь времён Документы развеяны, прах истлел, и лишь твердь земная хранит следы в своих более или менее доступных глубинах. Сегодня можно проехать из Костаная в Троицк, как когда-то влюблённые и счастливые Ахмет и Бадрисафа. И хотя уже нет деревянной мечети, но на древнем мусульманском кладбище в Троицке можно поклониться мавзолею Зайнулы-ишана. Нам сказали, что сколы на его надгробном камне сделаны женщинами-казашками. Год за годом они приходили сюда молиться, просили у аулие заступничества и здорового потомства. Кусочки мрамора растирали, смешивали с кумысом и пили. Такие детали помогают оживить время, наполнить красками и лицами прошлую жизнь. Но надо торопиться, «сцепить» прочными нитями времена. К примеру, костанайцы мало интересуются Троицком, хотя наши предки жили очень тесной жизнью. Культурные деятели, выходцы из Костаная, либо учились там, либо начинали творческую жизнь, либо работали над своими творениями. Надо обозначить вехи, договориться об установке памятных знаков – для будущих поколений. Есть известные в области женщины, которые активно и эффективно работают в этом направлении: Римма Бектурганова, Тамара Жакупова, Сауле Бурбаева, Назира Жаримбетова. Художник Николай Торшин, кисти которого принадлежит лучший из портретов Ахмета Байтурсынова, недавно написал и портрет его жены. Сейчас собираются средства на установку памятника Бадрисафе на месте её захоронения. И продолжится поиск в архивах, в местах ссылки. Всё идет по плану, но нужны в этом деле помощники и спонсоры, те, кому дорого имя Ахмета Байтурсынова. Людмила ФЕФЕЛОВА http://kstnews.kz

Antimankurt: Юбилей Байтурсынова едва вышел за пределы семейного круга http://rus.azattyq.org/content/akhmet-baitursynov-anniversary/24700079.html Рассказывает внучатая племянница Ахмета Байтурсынова Меруерт Тыныбекова: ... в архиве университета личное дело Ахмета Байтурсынова, работавшего в бывшем Казахском педагогическом институте профессором до своего ареста в 1929 году. Это дело позволило узнать точную дату рождения Ахмета Байтурсынова — 5 сентября 1872 года, а также уточнить и другие биографические данные.



полная версия страницы