Форум » Люди и Казахстан » Каныш Сатпаев » Ответить

Каныш Сатпаев

Jake: Каныш Сатпаев (1899-1964 гг.) Уроженец Семипалатинской области. Геолог, общественный деятель, организатор и первый президент АН Казахской ССР, доктор геолого-минералогических наук (1942), профессор (1950), академик АН СССР (1946), академик АН Казахской ССР (1946), почетный член Таджикской АН (1951). В 1926 г. окончил Томский технологический институт. В 1926-1929 гг. возглавлял геологический отдел треста "Атбасцветмет", в 1929-1941 гг. — начальник и главный геолог геолого-разведочного отдела Карсакпайского комбината, в 1941-1964 — директор Института геологических наук Казахской ССР (до 1946 - КазФАНа СССР), заместитель председателя, председатель Президиума КазФАНа СССР (1941-1946), Президент АН Казахской ССР (1946-1952 и 1955-1964). Сатпаев, занимаясь проблемами геологии рудных месторождений, являлся одним из признанных основоположников металлогенической науки Страны. Он - создатель казахстанской металлогенической школы. Большинство своих научных изысканий посвятил вопросам изучения геологии рудных месторождений и минеральных ресурсов Казахстана. В научном наследии наибольшую ценность имеют труды, посвященные изучению Жезказганского месторождения и составлению прогнозно-металлогенических карт Центрального Казахстана. Сатпаев доказал принадлежность Жезказганского месторождения к разряду крупнейших в мире такого типа, обосновал переоценку его потенциальных ресурсов. В Жезказган-Улытауском регионе в 1929-1931 гг. им была намечена широкая программа новых исследований, обеспечивших пересмотр перспектив Жезказгана, вооруживших геологоразведочную службу прогрессивной теорией, определившей направление поисково-разведочных работ. В 30-е гг. Сатпаев предложил конкретные критерии формирования медных руд Жезказгана, полностью подтвержденные последующей практикой и положенные в основу дальнейших комплексных форсированных геологоразведочных работ на месторождении. Сатпаев выявил основные этапы геологического развития Центрального Казахстана, а также структурные основные элементы, характеризующие основные черты геологического строения и металлогеническую специфику этого региона в течение каждого из шести геотектонических этапов. Был составлен комплекс вспомогательных палеогеографических, металлогенических и др. карт. Следующий этап своих исследований Сатпаев посвятил изучению особенностей генетической природы месторождений отдельных полезных ископаемых, установил их своеобразие в геохимическом, минералогическом, геолого-структурном отношениях, геологический возраст их формирования. Выделив 50 металлогенических формаций, составил прогнозные карты Центрального Казахстана отдельно для каждой группы металлов, в результате внедрения которых в 1954-1958 гг. были открыты новые месторождения и рудопроявления различных металлов. За разработку этих карт группа ученых во главе с Сатпаевым была удостоена Ленинской премии (1958), на 1-м Всесоюзном металлогеническом совещании была признана главенствующая роль казахстанской школы геологов. С именем Сатпаева связаны строительство горно-металлургического комбината в Жезказгане, металлургических заводов в Караганде и Балхаше, канала Иртыш-Караганда, организация крупных исследований по изучению природных ресурсов п-ва Мангыстау, Мугоджар, Торгая, освоение крупных объектов минерально-сырьевой базы республики, множества месторождений Рудного Алтая, фосфоритов Каратау и мн. др. Он был инициатором проведения выездных сессий АН республики, посвященных исследованию и освоению производительных сил экономических районов Казахстана. Лауреат Государственной премии СССР (1942). Награжден 4 орденами Ленина, орденом Отечественной войны и медалями. В честь Сатпаева названы ледник и пик хр. Джунгарского Алатау, Институт геологических наук АН Казахской ССР, горнометаллургический комбинат в г. Жезказгане, многие улицы и школы в городах и селах республики.

Ответов - 4

Jake: Немеркнущий свет Свет личности Каныша Сатпаева не тускнеет в памяти людской. Его вклад в развитие республики продолжает восхищать не только ученых и производственников, а всех, кто любит свою страну. В оценке заслуг академика народ особое место отводит его нравственному подвигу. Чем можно объяснить феномен Сатпаева? Ответить на вопрос не так-то просто, но попытаемся порассуждать на эту поистине неисчерпаемую тему, взяв во внимание среду, в которой формировалась личность замечательного ученого. Скорее всего, определенное влияние на душу и ум Каныша оказали культурная атмосфера окружения и благородная традиция семьи. Отец Имантай и дед Сатпай были образованными людьми своего времени, владели арабским и персидским языками. Отец получил образование в Омске, был хорошо знаком с известными учеными, поэтами, народными композиторами, певцами, любил науку, обладал редкой памятью. В такой интеллигентной среде воспитывался молодой Каныш. Под влиянием отца в детские годы он занимался арабским и персидским языками, учил наизусть стихи Хафиза, Саади, Навои, Абая, Магжана, с малых лет впитывал в себя творения казахской и мировой поэзии. После аульной двухлетней школы одаренный молодой человек поступил в русско-казахское училище в городе Павлодаре, а затем — в педагогическую семинарию в Семипалатинске, где преподавали яркие представители казахской интеллигенции, лидеры Алашординского движения Ахмет Байтурсынов, Алихан Букейханов, Мыржакып Дулатов, Абикей Сатпаев (двоюродной брат Каныша, профессиональный преподаватель русского языка), а также ссыльные революционеры. Эти люди оказали на юношу большое влияние. Важно подчеркнуть, что в Томском технологическом институте преподавателями-наставниками талантливого студента из Казахстана были выдающиеся русские ученые-геологи, академики В. Обручев, М. Усов, профессора Н. Урванцев, Б. Степанов, М. Коровин, Н. Горностаев и другие. Каныш в свободное от учебы время занимался в студенческом научно-техническом кружке, работал в лабораториях, богатой библиотеке института, где с юношеским энтузиазмом читал произведения Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тютчева, Толстого, Тургенева, Некрасова, Чернышевского, Белинского, Жуковского, книги по философии и экономике, самым разным отраслям науки и техники, газеты, а также материалы о Востоке, казахской земле, ее культуре. О феноменальной осведомленности Каныша Сатпаева в истории мировой литературы писали его современники. Известно, что среди друзей ученого были видные представители интеллектуальной элиты, известный драматург и актер Ж. Шанин, знаменитые певцы-импровизаторы Жаяу-Муса Байжанов, Иса Байзаков, Майра Уалиева, Амре Кашаубаев, талантливейшие поэты Султанмахмуд Торайгыров, Машхур-Жусуп Копеев и другие. Они оказали влияние на формирование музыкально-песенного творчества молодого Каныша. Он часто выступал на поэтических вечерах, сам прекрасно исполнял казахские песни, играл на многих музыкальных инструментах, танцевал, изучал устное народное творчество казахского народа, собирал текстологические научные материалы по эпосу «Ер Едиге», даже написал предисловие к поэме и старался дать анализ образа фольклорного Едиге, способствовал сохранению множества бесценных сокровищ культуры. Особое значение для становления личности Каныша Имантаевича имела его разносторонняя трудовая деятельность в годы учебы в институте, работа в качестве народного судьи, преподавателя школы и семинарии. Молодому горному инженеру-геологу К. Сатпаеву пришлось преодолеть серьезные трудности в Жезказганской экспедиции, где он прошел серьезную школу, занимал ответственные должности главного геолога и начальника экспедиции. Хорошая теоретическая подготовка, полученная в Томском технологическом институте, присущие ученому энергия, инициативность, феноменальное упорство, научная прозорливость позволили в сравнительно короткий срок детально изучить особенности геологического строения, минералогии и геохимии Жезказганского месторождения и сопоставить его с зарубежными аналогами. Талантливый инженер и исследователь Сатпаев умел бороться за свою мечту. Он встретил упорное сопротивление со стороны консервативно настроенных руководителей Геолкома, которые считали Жезказган малоперспективным объектом и отказались финансировать намеченные ученым геолого-разведочные работы, несмотря на серьезные аргументы «за». В это тяжелое и ответственное время Каныш принял единственно правильное решение лично обратиться к ведущим ученым, Председателю Госплана СССР Глебу Кржижановскому, руководителям промышленности СССР Григорию Орджоникидзе, позднее Лазарю Кагановичу. Он убедил их в масштабности запасов медных руд Жезказгана и в необходимости строительства медеплавильного завода, а также железной дороги Караганда — Жезказган для комплексного освоения меднорудных и других ресурсов региона. В числе особых заслуг Каныша Имантаевича следует отметить и то, что он доказал весомость свинцово-барито-марганцевых залежей Атасуйского бассейна, поставил вопрос о производстве в республике чугуна и стали. К сожалению, только 31 декабря 1944 года страна получила первую казахстанскую сталь, столь необходимую в те годы оборонной промышленности. К. Сатпаев, как блестящий организатор индустриализации Казахстана, большую роль сыграл в строительстве металлургических заводов, освоении месторождений черных, цветных и редких металлов. Он выдвинул ряд новых идей, связанных с химизацией народного хозяйства (подземная газификация углей, освоение горючих сланцев, улавливание отходящих газов, производство серной кислоты, смол, топлива, пластмасс, удобрений, битума и другое), широким использованием местного химического сырья (фосфоритов Каратау, калиево-минеральных солей, газа, тростника для получения целлюлозы, дрожжей, лекарств, метана, синтетического волокна). Каныш Имантаевич вложил много сил в решение проблемы водоснабжения крупных промышленных центров — в создание уникального канала Иртыш — Караганда протяженностью 500 километров, ряда водохранилищ, в добычу артезианских вод. Большой научно-производственный опыт и энциклопедические знания помогали Сатпаеву обосновать первостепенное значение научного прогнозирования месторождений полезных ископаемых, создать первую в мире прогнозно-металлогеническую карту. Ученый часто повторял, что «в науке надо все под личности построить, а не наоборот». В последние годы жизни Каныш Имантаевич продолжал уделять большое внимание совершенствованию основных принципов металлогенического анализа обширных территорий. К сожалению, ранний уход из жизни не позволил ему завершить намеченную программу исследований. Однако тезисы его докладов дают возможность наметить главные направления дальнейшей работы. Многие исследования Академии наук КазССР, проводившиеся под руководством К. Сатпаева, были тесно связаны с производством. По инициативе выдающегося ученого организовывались комплексные экспедиции и проводились выездные научные сессии Академии наук в крупных промышленных регионах. Тематика исследований отвечала нуждам конкретных предприятий. Разносторонняя образованность, аналитический дар позволяли Канышу Имантаевичу безошибочно определять стратегические задачи и основные направления приложения сил ученых. Он считал, что итогом деятельности научных учреждений должно быть внедрение разработок на производстве. Выдающийся ученый-педагог К. Сатпаев впервые выдвинул идею политехнизации высших учебных заведений и тем самым определил пути развития образования и науки. Он считал, что реформы в образовании должны соответствовать переменам в экономической, социальной и культурной жизни общества, предлагал освободить учебные программы от переизбытка событий, дат, имен и сосредоточить внимание на главном — на изучении закономерностей. Один из отцов-основателей казахстанской науки — К. Сатпаев не замыкался только на геологии. Как отмечал академик И. Павлов, «в его прекрасной голове помещаются и геология, и биология, и гуманитарные науки». Выдающийся ученый обладал широким кругозором и прекрасно разбирался в сельском хозяйстве, животноводстве, растениеводстве и других сферах, большое значение придавал развитию всех отраслей науки, особенно новых, например, ядерной физики, астрофизики, микробиологии, астрономии, энергетики, механики, различных гуманитарных дисциплин. Каждое открытие Каныша Имантаевича, каждое его свершение было сопряжено с упорной борьбой, нередко драматичной, в исходе которой решающую роль сыграли его мужество, прозорливый ум, инициативность, работоспособность, исключительная настойчивость и порядочность. Даже в тяжелые дни, когда его несправедливо обвинили в опеке националистов, принадлежности к партии «Алашорда» и «засорении чуждыми элементами» кадров Академии наук, необоснованно освободив от должности президента АН КазССР, его никто не видел подавленным, усталым. Наоборот, несмотря на клевету и преследования, он много трудился и вплотную занялся разработкой прогнозно-металлогенической карты, принесшей ему мировую славу. Проявившиеся в годы борьбы величие характера и нравственная чуткость сделали жизненный путь Каныша Сатпаева по-настоящему героическим. Для понимания уникальной личности ученого они важны не менее, чем его огромное творческое наследие и плодотворная работа в качестве организатора науки. Мухтар БАКЕНОВ, академик НАН РК и НАН высшей школы, заслуженный деятель науки, профессор

Jake: Первопроходец История народа держится на именах его великих сыновей. В этом контексте научная и государственная деятельность первого казахского горного инженера-геолога, основателя Академии наук Казахстана и первого казахского академика Каныша Сатпаева приобретает ключевую роль в истории Казахстана. Перспективы экономического развития Казахстана, как известно, во многом связаны с его огромными природными богатствами. Между тем еще в середине двадцатых годов минувшего столетия территория республики в геологическом отношении представляла собою «белое пятно», и понадобился многолетний вдохновенный труд Сатпаева и воспитанной им школы казахстанских геологов, чтобы доказать, что в недрах Казахстана имеются практически все элемен-ты таблицы Менделеева. Начиная с 1926 года ученику российских академиков-геологов Михаила Усова и Владимира Обручева, молодому горному инженеру Канышу Сатпаеву с небольшим отрядом изыскателей удалось в четыреста пятьдесят раз увеличить разведанные запасы руд, сделав заявку на крупнейшее в мире месторождение меди! Вопреки сомнениям скептиков, осенью 1934 года Сатпаев добивается сначала проведения в Москве сессии Академии наук СССР по проблемам Жезказгана, а затем приема у наркома тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе, чтобы убедить в необходимости строительства Жезказганского медеплавильного комбината и железной дороги к нему. В те же тридцатые годы молодой горный инженер Сатпаев регулярно выступает в союзной и республиканской печати, обосновывая перспективы геологоразведочных работ на железосодержащие руды, нефть и газ, каменный уголь в Центральном Казахстане. Ряд своих пуб-ликаций посвящает возможности строительства близ Караганды металлургического комбината, исходя из положения о ведущей роли черной металлургии в подъеме экономики Казахстана. Широко известно, какое громадное значение в укреплении боевой мощи страны и увеличении выпуска броневого проката для производства танков в годы Великой Отечественной войны имела марганцевая руда месторождения Жезды, открытого Сатпаевым еще в конце двадцатых годов. Позиция Каныша Сатпаева, одного из основателей государственной геологической службы Казахстана, была решающей и в организации в 1956 году первого в СССР республиканского Министерства геологии, учитывая особый статус Казахстана в общесоюзном балансе минерально-сырьевых ресурсов. Сатпаев же подобрал и рекомендовал первых министров — сначала А. Богатырева, затем Ш. Есенова. Это объединение геологических служб в один орган привело к резкому повышению эффективности гео-логоразведочных работ в Казахстане: к этому периоду относятся крупнейшие открытия нефти на Мангышлаке, месторождений золота, редких и цветных металлов в Центральном и Восточном Казахстане и многих других. В июне 1941 года Каныш Имантаевич был приглашен в Алма-Ату, чтобы возглавить Институт геологических наук, а затем ему было доверено руководство Казахским филиалом Академии наук СССР. В военные годы в республику были эвакуированы многие выдающиеся советские ученые, и именно в военные годы произошел качественный скачок в развитии науки Казахстана: количество научно-исследовательских институтов возросло с одного в начале вой-ны до 15 к ее концу. Это позволило открыть в 1946 году Академию наук Казахской ССР, первым президентом которой по праву был избран Каныш Имантаевич Сатпаев. Вскоре были образованы новые институты — ядерной физики; математики и механики; гидрогеологии и гидрофизики; химии нефти и природных солей в Гурьеве; химико-металлургический в Караганде; Алтайский горно-металлургический в Усть-Каменогорске; ихтиологии и рыбного хозяйства в Балхаше и другие. По инициативе Каныша Имантаевича закладывались традиции проведения выездных сессий Академии наук в крупных промышленных регионах Казахстана — Караганде, Жезказгане, Атырау (Гурьеве), Усть-Каменогорске, Костанае, Шымкенте. Материалы этих сессий стали основой для координации направлений развития экономики областей и республики в целом. Венцом многолетней работы бессменно руководимого Сатпаевым Института геологических наук стало составление не имеющих аналога в мировой геологической практике комплексных прогнозных металлогенических карт Центрального Казахстана, своеобразной энциклопедии региона. За этот труд авторский коллектив разработчиков был отмечен Ленинской премией. Еще в 1956 году президент Академии наук Сатпаев разделил территорию Казахстана на одиннадцать региональных комплексов по признаку технико-экономических направлений для всестороннего исследования регионов. Из общих задач Каныш Имантаевич выделил самые главные: это освоение энергетических ресурсов Иртыша, нефтяных залежей Урало-Эмбинского района и полуострова Мангышлак, дальнейшее развитие добычи угля в Карагандинском бассейне и Экибастузе, разведка нефти в Тургайской впадине. В промышленности — строительство Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината и металлургического гиганта в Темиртау, производство минеральных удобрений на основе залежей фосфоритов Каратау... Сегодня эти задачи практически решены, и во многом благодаря этому экономика Казахстана имеет надежный фундамент для уверенного продвижения вперед. «Я люблю работать», — признался Каныш Имантаевич в одной из бесед с писателем Алексеем Брагиным, а один из учеников Сатпаева — известный ученый-геолог Герман Жилинский вспоминал, что Сатпаев не только любил, но и умел работать как никто другой, с ясным пониманием конечной цели. Современник Сатпаева и его младший друг Ильяс Омаров вспоминал: «Каныш Имантаевич был свободен от малейшего проявления тщеславия. Сам чрезвычайно скромный, он отметал в человеке все второстепенное, мелкое, случайное. Как-то я заметил ему, что он порой чересчур доверчив к людям. Сатпаев тут же ответил на мою реплику: «Илеке (он имел обыкновение всех людей любого возраста и ранга именовать в уважительной форме), на свете живут не одни только орлы, но и множество других птиц, пусть менее сильных, но одинаково нужных!» Учениками и последователями самого Сатпаева, без преувеличения, можно назвать практически всех казахстанских геологов, и не только геологов. Сегодня имя лауреата Государственной премии СССР академика Евнея Букетова носит Карагандинский государственный университет, именем другого достойного ученика Сатпаева — лауреата Ленинской премии академика-геолога Шахмардана Есенова — назван Актауский государственный университет. Академика Сатпаева с полным основанием можно назвать прямым последователем и продолжателем истинно патриотических и просветительских начинаний и свершений блестящей плеяды высокообразованных казахских философов, политиков, ученых и педагогов, сформировавшейся в начале XX столетия под влиянием гуманистических и демократических идей и заветов великого Абая. Молодой Каныш Сатпаев был лично знаком с Алиханом Букейхановым, Ахметом Байтурсыновым, Миржакыпом Дулатовым, Жусупбеком Аймауытовым и многими другими представителями этой замечательной культурной генерации, разделял их высоконравственные убеждения. И лишь чудом, счастливой случайностью можно объяснить то, что Сатпаев не разделил трагической участи большинства своих единомышленников и друзей, когда были репрессированы и погибли в сталинских застенках его родной старший брат Бокеш Сатпаев, двоюродные братья Абикей и Абдыкарим Сатпаевы. Впрочем, и Каныш Имантаевич не избежал гонений в ходе развязанной партийными верхами в начале 50-х годов «кампании борьбы против буржуазных нацио-налистов и безродных космополитов» в Казахстане по так называемому «делу Бекмаханова». «Как и многим талантливым, неординарным людям, Сатпаеву в жизни было нелегко: ему не раз, помимо эрудиции и смелости ученого, пришлось призывать к себе на помощь мужество гражданина. И даже когда он ушел от нас в вечность, делались наивные попытки превратить сатпаевский период казахстанской науки в зону умолчания. Это были потуги посредственных пигмеев заслонить великана своими хилыми научными фигурами», — отмечал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в выступлении на 90-летнем юбилее великого ученого. Стремление независимого Казахстана к экономическому и культурному процветанию невозможно без приобщения к новейшим достижениям научно-технического прогресса, по путям которого движется человечество. А это, безусловно, предопределит и будущий интерес молодых казахстанцев к истории своей науки и ее славным именам, к личности великого ученого и организатора науки, ибо жизнь академика Каныша Имантаевича Сатпаева — пример беззаветного труда на благо своего народа. Нурлан Жармагамбетов, кандидат филологических наук, внук К. Сатпаева

Jake: Грани гения неисчислимы Великий сын казахского народа, выдающийся ученый-геолог, академик Каныш Имантаевич Сатпаев — явление планетарного масштаба. Забота о человеке для него всегда стояла на первом месте: он раскрывал секреты недр, развивал геологическую науку, чтобы людям жилось лучше. Когда говорят о заслугах академика К. Сатпаева, то в первую очередь вспоминают его любимое детище — Большой Жезказган. Мы были участниками продолжительной и упорной борьбы за создание Жезказганского горно-металлургического комбината. Мир узнал и о Жезказгане, и о Сатпаеве. На второе место обоснованно ставится создание Института геологических наук, ныне носящего его имя, где он был первым и бессменным директором в 1941—1964 годах. Благодаря Канышу Имантаевичу он стал центром научной геологической мысли Казахстана. Сатпаев был сердцем и умом этого прекрасного коллектива, обладал особым даром работать с учеными. Следующее, не менее значительное творение К. Сатпаева — Академия наук Казахстана, которую он основал, возглавил и вывел на передние рубежи. Академия наук Казахстана стала движущей силой индустриализации Казахстана, а академик К. Сатпаев — дирижером всего могучего оркестра промышленного и горно-металлургического комплексов. Здесь разрабатывалась политика индустриального развития Казахстана, которая привела к укреплению фундамента государственности республики, на чем стоит ныне суверенный Казахстан. В годы войны, когда Никопольский марганцевый бассейн был оккупирован фашистами, Казахстан, благодаря усилиям К. Сатпаева, буквально в считанные дни после принятия решения правительства о пуске Жездинского марганцевого рудника начал отправлять руду на металлургические заводы Урала и Сибири. Встали задачи резкого подъема выплавки меди на Балхашском заводе. Каждая четвертая гильза снаряда, выпущенного во врага, была изготовлена из меди Жезказгана. Сорок практических предложений академика из Казахстана, внедренных в эти годы, по своему значению не уступают побе-дам любого доблестного маршала. В составе специальной комиссии он мобилизовывал ресурсы Урала, Сибири и Казахстана на нужды фронта. Главными учителями К. Сатпаева были могучие сибиряки, корифеи русской науки — академики Владимир Обручев и Михаил Усов. Судьба счастливо распорядилась так, что Обручев, впоследствии профессор Томского технологического института, где учился К. Сатпаев, в молодые годы был другом однокашника Чокана Валиханова — известного всему миру путешественника, друга казахских степей Григория Потанина, с которым дружил и отец К. Сатпаева Имантай Сатпаев. В зрелые годы Каныш Имантаевич долго трудился плечо к плечу с В. Обручевым, часто с ним советовался, высылал ему новые труды. Об особом отношении Каныша Имантаевича к Усову можно было бы не говорить. Михаил Антонович прежде всего убедил юнца в необходимости учиться на геолога, затем увлек идеей о металлогении. Но ученик нашел к новому комплексному методу формационного металлогенического анализа и прогноза месторождений, возрождению учения о металлогении уже более широкий подход. К. Сатпаев не только по делам науки, но и в любые трудные момен-ты жизни обращался к русским друзьям и находил всемерную поддержку. Его верными друзьями были М. Келдыш, А. Несмеянов, Е. Славский, П. Антропов, А. Яншин, И. Бардин, В. Штифанов. Их отношения оставались неизменными и в ясный день, и в непогоду. Только в союзе с русской могучей мыслительной силой казахский ученый достиг земных высот, признания своего высокого дарования, всего того, что он сделал для человечества. Казах по сердцу, он был интернационалистом по призванию. Бурное время, в котором жил К. Сатпаев, требовало огромнейшего напряжения духовных, интеллектуальных и физических сил. Он был человеком риска, но его риск был отражением внутренней силы, величайшего спокойствия. Он обладал трудолюбием как никто другой. Все многочисленные труды на русском, казахском языках писал сам. Даже будучи президентом Академии наук, все, что исходило от имени К. Сатпаева, исполнял собственноручно. Недавно академик Ш. Чокин рассказал, что Каныш Имантаевич был ярым противником тех, кто включал его соавтором в труды, в которых он не принимал участия. Он показывал ярчайший пример нравственного отношения к делу. Мы, ученики, последователи и почитатели его таланта, особенно те, кому посчастливилось плечо к плечу трудиться с Канышем Имантаевичем, должны более глубоко раскрывать его высокие человеческие качества. Сама природа наделила его особыми свойствами. ...Впервые близко я увидел его в зале Дворца металлургов Жезказгана. Он сидел в президиуме, как огромный орел среди степных птиц. Его улыбка излучала особую, божественную, неземную теплоту, и казалось, что он своим большим притягательным сердцем в один миг установил живые связи со всеми и с каждым из нас в отдельности. Как плавное течение широкой реки, его речь завораживала. Он был великолепным оратором. Из книг о К. Сатпаеве известно, как Уинстон Черчилль при встрече с гостем из Казахстана удивился его особому обаянию и могучему росту, и между ними завязался интересный разговор. Каныша Имантаевича воспели многие поэты, я тоже поэтизировал его прекрасный облик, а вот в прозе, мне кажется, о нем хорошо сказал корифей нашей литературы академик Кажым Жумалиев: «Сатпаева любил весь народ. В его облике было что-то вдумчивое, ласковое, доброжелательное и мудрое. Изумительные глаза — добрые, умные, веселые, с едва приметной иронией. Над широким лбом — темные кудри, чуть-чуть тронутые сединой... Он был не только красив, но и обаятелен. Спокойный, ровный характер, доб-рота, мягкость, простота в обращении делали общение с ним радостным и приятным. А как тепло, лучисто он улыбался...» Когда мы говорим о заслугах К. Сатпаева (под его началом в Казахстане найдены все элементы периодической системы Менделеева, он помогал освоению Соколовско-Сарбайского месторождения железа, смело защищал мангышлакскую нефть), надо глубже вникать в мир его мыслей, искать новые пути их постижения. Лишь тогда мы отойдем от простых перечислений его достижений. Ведь никто не оспаривает, что он — великий ученый-геолог, но давайте покажем миру, на какой мыслительный уровень он вознесся, каковы были его нравственные приоритеты, в чем заключается его гуманизм. Именно на такой путь глубокого понимания личности К. Сатпаева вступил один из ближайших его соратников, экс-президент Академии наук, Халык Кахарманы, академик Шафик Чокин, писавший о нем в книге «Четыре времени жизни». Будет уместным напомнить, что Каныш Имантаевич Сатпаев был единодушно избран членом Президиума союзной Академии наук наряду с такими гималаями мировой науки, как академики Обручев, Топчиев, Иоффе, Ландау, Капица и другие. Недавно я ознакомился с трудами Каныша Имантаевича «Состояние Карсакбайского района», «Будущее Карсакбайского района», «Медные руды Жезказганского района». Эти статьи были напечатаны в 1927 году в журнале «Жана мектеп» на казахском языке арабским алфавитом. Мы переложили их на кириллицу. Эти труды следует отнести к разряду крупных исследований. Каныш Имантаевич отлично знал историю, был археологом, этнографом и социологом. Он впервые описал ряд редчайших исторических памятников культуры, изучал старые горные выработки и отвалы, следы древней металлургии. Статья К. Сатпаева о романе Ауэзова «Путь Абая» стала классическим образцом литературоведения. Статьи ученого о театре, об артистах делают его крупным знатоком литературы и искусства. Любовь к Родине начинается с родного языка. Каныш Имантаевич владел казахским великолепно. Любил его и смело отстаивал его чистоту, как землю от нашествий завоевателей. В предисловии переведенного им на казахский язык сказания «Ер Едиге» он пишет: «В опубликованном профессором Мелиранским варианте вкралось, однако, немало чуждых татарско-«книжных» слов и оборотов речи...» «Учебник алгебры», составленный К. И. Сатпаевым на казахском языке, завершается целой лексикографией из 220 слов, терминов и оборотов. Переданные К. Сатпаевым композитору А. Затаевичу 25 песен в собственном исполнении значительно пополнили наше музыкальное наследие. Когда Каныш Имантаевич в 1961 году в Жезказгане на большом приеме спел знаменитую песню «Буркитбай», мне, в то время молодому начальнику шахты, показалось, что он исполнил гимн величию человека. В рассказе «Обаган» он создал картину жизни переломного времени. В нем показаны образ дивной казахской девушки Акык и трагедия ее любви к человеку, опош-ленному влиянием царской аристократии и городской цивилизации. Столь многогранное дарование, высокий дух были присущи только человеку, привыкшему любое дело выполнять гениально. В науке К. Сатпаев как никто другой мог определять объективные связи единичного, особенного и всеобщего. Об этом нам в студенческие годы рассказывал профессор Московского института цветных металлов и золота, доктор геолого-минералогических наук А. Ферсман. Из воспоминаний Т. А. Сатпаевой мы знаем, как было освоено глубокое круглогодичное бурение: вместо громоздких строений вокруг станков Каныш Имантаевич решил использовать войлочные юрты. Изучил и освоил самое новое из технического арсенала буровиков всего мира. «Приступая к составлению металлогенических прогнозных карт Центрального Казахстана, — пишет К. И. Сатпаев, — мы ясно себе отдавали отчет, что нам, как и во всякой научно-практической работе, необходимо исходить из того, что раскрытие связей между явлениями есть основа диалектики». Металлогеническая прогнозная карта Центрального Казахстана своей комплектностью и правильным отражением свойств объективной реальности стала первой, получившей высокую, на уровне Ленинской премии, оценку. Позже в Центральном Казахстане открыли новые месторождения и рудопроявления, которые были указаны в материалах прогнозных карт. Царем мнений для К. Сатпаева был факт, а основным доказательством теоретических выводов — найденная руда. Люди любили его за объективность в обобщениях, коллективность в творчестве, у него же учились человеколюбию. Ученый-геолог придавал особое значение диалектическому единству теории и практики. Одной из его несомненных и крупнейших заслуг является постоянная забота о развитии геологической службы. Академик Ш. Есенов пишет: «Он никогда не порывал связи с производством, являясь по существу идейным руководителем и постоянным шефом геологической службы республики». С помощью ученых Института геологических наук К. Сатпаев дал мировой геологической науке принципы построения и первую металлогеническую прогнозную карту. В последние годы жизни К. И. Сатпаев готовился представить более широкие металлогенические обобщения на международном геологическом конгрессе в Дели. Сохранились тезисы доклада. Безвременная кончина, к великому сожалению, не дала этому осуществиться. Сейчас издано собрание трудов ученого в восьми томах, но считаю, что в будущем, вне зависимости от юбилея, мы должны представить миру хороший однотомник, отражающий учение К. Сатпаева о металлогении. Это наш долг. Еще не все труды Каныша Имантаевича вышли в свет. Давно следовало бы написать его научную биографию. Еще не в полной мере оценен его вклад в геологическую науку и практику. Из 1 200 научных трудов, речей и статей ученого только половина увидела свет. Почти не издавались сборники его трудов на казахском языке. Международный фонд К. Сатпаева эти проблемы ставит во главу угла. После завершения выпуска трудов на русском языке необходимо осуществить их перевод и создать учебник о сатпаевоведении на казахском языке. Надо провести анализ трудов К. Сатпаева на самые различные темы. Отрадно, что Евразийский национальный университет имени Л. Гумилева к 110-летию ученого издает долгожданный «Учебник алгебры», составленный К. Сатпаевым еще в студенческие годы. С сожалением приходится констатировать, что после смерти К. Сатпаева некоторые руководители советского времени пытались предать забвению его имя. Боялись, что его слава заслонит их своей тенью. Этой теме посвятил свою знаменитую книгу «Через тернии» мой друг Медеу Сарсеке. Мы, все сатпаевцы, благодарим первого Президента Н. А. Назарбаева, который защитил добрые имена Сакена Сейфуллина, Каныша Сатпаева и Евнея Букетова. Накануне обретения Казахстаном суверенитета он открыто сказал об этом в газете «Правда». Академик К. Сатпаев и его металлогеническая школа, огромный авторитет лидера науки в Казахстане и одного из ведущих ученых ХХ века, первого президента АН Казахстана, лауреата Государственной и Ленинской премий, члена Президиума АН СССР известны не только в республике, но далеко за ее пределами. Он был членом президиума Государственной комиссии по Ленинской и Государственной премиям, членом президиума ВАК, заместителем председателя одной из палат Парламента, членом советской комиссии по металлогенической карте мира. Ученый был четырежды награжден орденом Ленина. Сегодня суверенный Казахстан благодарит К. Сатпаева за те несметные богатства недр, которые открыл выдающийся ученый, за научные открытия, которые стали законом разведки недр родной республики. Как весь мир признал Гете «величайшим немцем», так и мы придем к признанию К. Сатпаева «величайшим казахом». Говорят, талант многогранен. Мне кажется, что грани гения Сатпаева неисчислимы, как бесчисленны они в алмазе. Какимбек САЛЫКОВ, заслуженный деятель РК, почетный президент международного фонда К. Сатпаева

Antimankurt: Имя поставленное при рождении Сатпаева - Габдулгани. Канышем называла его мама - Алима.



полная версия страницы