Форум » Люди и Казахстан » Шамши Калдаяков » Ответить

Шамши Калдаяков

Jake: Қалдаяқов Шәмші (1930-1992) Выдающийся композитор, исполнитель народных песен, поэт, заслуженный деятель культуры Казахстана, один из основоположников современной казахской эстрады, лауреат государственных премий и наград. Родился в Кызылкумском районе Южно-Казахстанской (Чимкентской) области. С раннего детства проявлял незаурядные способности, демонстрируя свои таланты на различных торжествах и конкурсах, где нередко удостаивался самых высоких и почетных наград. С 1950 г. непосредственно занимался творчеством. В 1956-1962 гг. учился в государственной консерватории имени Курмангазы, в классе В.В.Великанова. Песни Шамши Калдаякова отличаются удивительной мелодичностью, звонким звучанием и завораживающей лиричностью. Его творческие заслуги состоят в том, что он смог связать мелодию казахстанских эстрадных песен с национальным колоритом. Именно это сказочное сочетание традиции прошлого и реальных запросов современности и обеспечило грандиозную популярность творениям Шамши Калдаякова. Особенно сильно его песнями была увлечена молодежь 60-х и 70-х гг., которая охотно прислушивалась к музыке как зарубежных композиторов и исполнителей, например, "Битлз", так и наших казахстанских композиторов, среди которых Калдаяков занимал ведущее положение. Песни и мелодии, созданные им, притягивали не только молодежь, но и людей разных поколений, разных профессий, а иногда и разных национальностей. Возможно потому, что они излучали: для кого-то - жизнерадостность и уверенность в завтрашнем дне, для кого-то - покой и беззаботность, а для кого-то - просто легкую грусть. Особенно популярна была его песня "Мой Казахстан", которая всколыхнула всех патриотической нотой. В дни декабрьских событий 1986 г. Калдаяков был вместе с молодежью на площади, где вместе с "декабристами" пел эту песню. Благодаря его беззаветному труду и профессионализму в Казахстане начала формироваться своя национальная эстрада, а в ней - его собственная школа, которая существует и ныне. При жизни Калдаяков очень долгое время притеснялся властями из-за своих песен, которые идеологи партии считали опасными. В 1974 г. он был вынужден покинуть Алма-Ату, куда смог вернуться лишь 18 лет спустя. Звание народного артиста Казахстана ему было присвоено 29 декабря 1991 г., незадолго до смерти. Десятки его воспитанников сегодня продолжают традиции своего мэтра. И, как и раньше, песни его стиля легко воспринимаются, неся радость в людские сердца. Источник: www.aktobe-online.com

Ответов - 3

Jake: Шамши не влюблялся в цыганку Альмира Алишбаева, "Диапазон", 19 ноября 2009 г. Правду об авторе гимна Казахстана рассказывает его супруга Жамиля Калдаякова. По первой профессии известный композитор был зоотехником и работал после техникума в Мугалжарском районе. Сама Жамиля апай родилась в Актобе. Актюбинец назвал сына Шамши Жамиля Калдаякова приехала в Актобе на конкурс певцов, исполняющих песни Шамши Калдаякова. Мы встретились с ней уже после концерта. – Я тронута. Все пели хорошо, голоса такие красивые. У одного из участников конкурса родился сын. Он объявил, что назвал его Шамши. Жаль, супруг не дожил до этого дня. Он умер с мыслью, что песня "Менiң Казақстаным" когда-нибудь станет гимном. Шамши был тяжело болен, лежал в совминовской больнице, когда пришли Асет Бейсеуов, Мынжасар Мангытаев и заговорили о том, что "Менiң Казақстаным" должна стать гимном. Это было в 1992 году. Гимном его песня стала позже. Шамши умер в 62 года. За два месяца до смерти ему дали звание народного. Наверное, можно было получить его раньше, но он никогда ничего не просил, и за него не хлопотали. Жили мы скромно и сейчас скромно живем. Квартиру-трешку получили в 1979-м году. До этого жили на квартире, потом у моих родителей. Пианино в доме появилось в 1965-м, когда песни Шамши знала вся страна. Инструмент ему подарили земляки. Автор гимна не Шамши? – Я читала, что Шамши – не настоящее имя композитора и фамилия у него должна быть другая... – При рождении ему дали имя Жамшид, но называли Шамши, так и записали потом в документах. Отца мужа звали Анапия, но старшие снохи дали ему имя Калдыаяк [родимое пятно на ноге. – с каз.], у свекра на ноге была родинка. Так он Калдыаяком и остался. Мама Шамши очень хорошо пела, отец работал кузнецом, но тоже был близок к музыке, слыл акыном. Шамши с детства играл на мандолине. Тогда музыкальных школ не было, он родился в 30-м году и в войну водил трактор. Композитор работал зоотехником – После окончания веттехникума Шамши работал здесь, в Мугалжарском районе зоотехником. Потом служил в армии на Сахалине, после этого поступил в Ташкентское музучилище, но не окончил его. Шамши перебрался в Алматы, стал учиться в консерватории, которую тоже так и не окончил. У него был дар от Бога. Шамши страшно любил музыку. Его песни остаются популярными и сейчас. Я их слушала первой и никогда не критиковала. "Бақыт кұшағында" была посвящена мне. Я родом из Актобе. Правда, узнала об этом, только когда выписали паспорт. По словам мамы, они с отцом учились в вашем городе на рабфаке. Она была из Каркаралы, отец из Костаная, их направили сюда, потом они уехали в Алматы. Жили они на квартире у татарской семьи. Они и дали мне имя Жамиля. Мне нравится Актобе, мне даже хочется здесь жить. Найти бы, где был этот рабфак, роддом, где я родилась... Я его не ревновала – Как Вы встретились с Шамши и насколько сложно было быть супругой популярного человека? – У меня образование 8 классов. Работала мастером в ателье мод. С Шамши познакомилась на дне рождения общих знакомых. Мне было 24, он – молодой, учился в консерватории. Я сразу обратила на него внимание, хотя на вечере он не пел, не играл. Просто пригласил на танец, и мы вальсировали. Потом стали встречаться. Девушек у него было много. Поженились мы через три года, тогда сразу не женились. Появился сын, потом второй, мне и ревновать-то его некогда было. Все по дому делала сама, Шамши занимался только творчеством. Я его домашними делами не загружала. Мы ведь сталинского воспитания, для нас нет слова "трудно". Это сейчас женщины пеленки в автомате стирают, а мы все делали руками и на жизнь не жаловались. Как появилась баллада о матери – Пишут, что "Ана туралы жыр" (Баллада о матери) появилась после смерти матери Калдаякова. У него не было денег приехать на похороны, и он попал только на 40 дней. Все дни до этого он сильно переживал, эти чувства легли на песню. – Сейчас многие пишут, что знали Шамши, и делают на этом деньги. Было не так. Когда умерла мама, ему дали телеграмму, но из консерватории его исключили – это было в 1959 году, и сообщение не дошло. Шамши приехал в родной аул после смерти матери. Зашел к кому-то домой, ему выразили соболезнование, и тогда он понял, что матери нет. Он приехал как раз на 7 дней. Шамши очень любил свою маму, и действительно в эти дни появилась песня "Ана туралы жыр". О Шамши много неправды говорят. Пишут, у него есть три сына... – Но самая популярная легенда, что Шамши был влюблен в цыганку. – Кто хочет заработать, сочинит что угодно. Не уходил он в табор, не влюблялся в цыганку. Это вымысел. Пьесу поставили уже после смерти Шамши. К его 80-летию я сама хочу издать книгу, там будет вся правда. Меня здесь спросили: "Кто был другом Шамши?". Я не знала, что ответить. Друзья были в молодости, когда стало трудно, все куда-то делись. И перед смертью они не появились. Творческие люди очень завистливые. Поэтому друзья Шамши, наверное, наш народ, который его искренне любит, поет его песни. Во время конкурса в Актобе люди пели даже в зале, это надо было видеть. Кто хотел зарубить гимн – Правда ли, что "Менiн Казакстаным" не одобрили люди из ЦК, потому что в песне не было о партии и семилетнем плане? Автору даже пришлось сочинить дополнительный куплет. – Нет, неправда, это была песня о целине, ее приняли сразу, и никто ее не дополнял. Жизнь прошла очень быстро, – говорит Жамиля апай. – Уже 17 лет, как нет Шамши, и мне очень тяжело. Все напоминает о нем. Включишь радио, телевизор... Пока живет казахский народ, будут жить и его песни. Два наших сына стали музыкантами. Старший – дирижер оперного театра, младший – пианист. Внучка Айсулу учится в консерватории, окончила музшколу имени Куляш Байсеитовой. Есть еще два внука, но они еще маленькие. Из досье "Д" Шамши Калдаяков [1930-1992]. Выдающийся композитор, исполнитель народных песен, поэт, заслуженный деятель культуры Казахстана, один из основоположников современной казахской эстрады. Калдаяков смог связать мелодию казахстанских эстрадных песен с национальным колоритом. Благодаря профессионализму Шамши Калдаякова в Казахстане начала формироваться своя национальная эстрада, а в ней – его собственная школа, которая существует и ныне. При жизни Калдаяков очень долгое время притеснялся властями из-за своих песен, которые идеологи партии считали опасными. В 1974 г. он был вынужден покинуть Алма-Ату, куда смог вернуться лишь 18 лет спустя. В дни декабрьских событий 1986 г. Калдаяков был вместе с молодежью на площади, где вместе с "декабристами" пел "Мой Казахстан".

Jake: Виват, король! //Страна и Мир, 20.09.2010 Жизнь короля казахского вальса Шамши Калдаякова была полна трагедии. Не все хорошо складывалось в личной жизни, а что касается бешеной популярности (его творчеством увлекались и члены Политбюро ЦК компартии Казахстана во главе с Динмухамедом Кунаевым, и рядовые чабаны на далеком джайляу), то она имела и обратную сторону медали: народ его боготворил и, не зная, как по-иному выразить чувства, спаивал. А он был доверчив, чуть наивен, простодушен, неизменно доброжелателен и очень честен. Как вспоминают современники, никто из них ни разу не слышал от Шамши порицающих слов в чей-то адрес, если что-то и угнетало его – держал в себе. Зато радость выражал по-детски открыто. «Написал мошную песню», – говорил он в таких случаях, не выговаривая отсутствующую в казахском языке букву «щ». Неподвластный времени После смерти композитор стал одним из немногих, кого обошла «короткая память». В его честь проводятся творческие вечера и фестивали, песня «Менiн Казакстаным», написанная им на первом курсе консерватории, стала гимном Республики Казахстан. Сейчас он посмертно выдвинут на соискание Госпремии РК. На национальной киностудии снимается документально-художественный фильм «Шамши Калдаяков». Пишущий на музыкальные темы журналист Калдыбек Курманалиев серьезно заинтересовался творчеством композитора еще в студенческие годы, а полюбил его песни еще раньше – в нежном детстве. Сейчас он готовится к защите диссертации, посвященной творчеству Шамши Калдаякова. – Он мой земляк, мы оба родились в Южном Казахстане. Он уроженец Отрарского района, я – соседнего Байдибекского, – рассказывает Калдыбек. – Когда я появился на свет, его имя успело уже обрасти легендами. Наши мамы укачивали нас под его песни, стоило выйти за порог – и вот он, Шамши: под его вальсы кружились на свадьбах, они звучали на улицах, площадях, вокзалах, влюбленные рассказывали друг другу о своих чувствах через его мелодии… Старшие говорили о нем с таким благоговением, словно это был не человек, а некое божество. Когда мне было семь лет, я спросил маму: «Он живой?». «Конечно», – улыбнулась она. Разыскивать именитого земляка Калдыбек начал с 1989 года – как только поступил на журфак КазГУ. В предвкушении встречи с ним даже организовал молодежное творческое объединение «Жулдыздар» – «Звезды», чтобы легче было организовать концерт с участием молодых звезд эстрады, где звучали бы только песни Шамши. Поиски не увенчались успехом. В редакциях и творческих объединениях студенту отвечали, что Шамши давно уже не живет в Алматы, уехал куда-то под Жамбыл. Однажды Калдыбек с приятелем проходил мимо здания Казрадио. – И вдруг он толкнул меня: «Тебе повезло. Смотри, кто стоит. Это же Шамши», – вспоминает Калдыбек. – Мне казалось, что Калдаяков должен быть одет в костюм с иголочки. А тут передо мной предстал совсем не парадного вида, невысокого роста пожилой усталый человек. Они с Ильей Жахановым, тоже известным композитором, курили (как сейчас помню, сигареты «Космос»). Набравшись духу, я подошел к ним: «Шамши-коке, я давно разыскиваю вас. Хочу организовать концерт…». Он, нисколько не удивившись, сказал: «У меня сейчас мало времени». «Но как на вас выйти?». «Запоминай номер моего телефона: автобус 61 маршрута, пуд плюс два пуда». Я не знал, что означает слово «пуд», но уточнять не осмелился. Пока шел до общежития, все повторял: «пуд плюс два пуда». Зайдя в комнату, сказал однокурснику Альмену Каримову: «У меня сегодня хороший день». «А у тебя каждый день хороший», – отмахнулся тот. «Я сегодня встретил Калдаякова». Альмен захохотал: «Да ладно, не мелочись. Скажи еще, что видел и Курмангазы, а рядом с ним Абая». «Шамши мне даже телефон свой дал. Только он какой-то странный. Ты не знаешь, что такое пуд?». И повторил слова композитора. Альмен, услышав это, быстро выбежал из комнаты. Через пять минут вернулся: «Это действительно был Калдаяков. Я звонил ему домой». – Но я же тебе не давал его точного номера. Я и сам не знаю его. – Так ведь пуд – это 16 килограммов, а два пуда – 32, – сказал продвинутый Альмен. Через месяц я снова встретил Шамши. В этот раз перед зданием Союза писателей. Он узнал меня: «О-о, это ты, Шаянбек (Шаян – название моего аула)? Наверное, меня ищешь? Поехали со мной в Тастак к моим друзьям». Пока ехали в такси, решился показать ему свои песни (в то время я уже пописывал музыку). В гостях он, наигрывая на рояле мелодии моих песен, вздыхал: «Как жаль, что молодежь сейчас не пишет вальсы». В тот вечер Шамши-коке написал рецензию на мои песни, которая потом была опубликована в газете «Лениншыл жас». Третий раз мы с ним встретились по его инициативе – он мне сам позвонил, чтобы обсудить подробности организовываемого мной творческого вечера. Но так уж получилось, что меня опередил Казахконцерт. Состоялся концерт 12 января 1991 года. Я присутствовал там по личному приглашению Шамши просто как зритель. После концерта мы сфотографировались втроем – Шамши, композитор-домбрист Алтынбек Коразбаев и я. После этого ему было уже не до встреч. Шамши тяжело заболел. Лежал вначале в участковой больнице на станции Темир, что в Южно-Казахстанской области, оттуда его перевели в Алматы, в совминовскую больницу. Там имели право лечиться только народные артисты и члены Союза композиторов. Он же не был ни тем ни другим. Но Мухтар Шаханов, его близкий друг, в ту пору депутат Верховного Совета СССР, добился этого. Как вкус у смерти безупречен В день смерти Шамши, 29 февраля 1992 года, Калдыбек Курманалиев находился в командировке в Шымкенте. По его словам, чувство (и не только у него) было такое, словно потерял близкого человека: «Это неправда! Это всего лишь слухи. Такого не может быть. Он совсем еще не старый. Я ведь и интервью не успел у него взять». Созданная им в день смерти композитора песня «Ан-ага», по словам Калдыбека, – дань уважения великому земляку и преклонение перед его теплым, греющим людей талантом. Родилась она в доме друга Шамши – Сугирали Сапаралиева. Идея написать на смерть композитора песню, кстати, принадлежала ему. Наигрывая на гармони, Саке с тоской повторял: «О, Шамши, что же ты наделал?!» и все пытался сочинить траурную мелодию. – В какой-то момент я вмешался: «Саке, если вы не против, можно это сделаю я?», – вспоминает Калдыбек. – Сыграйте без слов попурри из песен Шамши». И по мотивам мелодии короля казахского вальса я написал в тот грустный вечер новую песню. Я не поэт, но чтобы не забыть мелодию, накидал дежурный вариант текста песни «Ан-ага». Прилетев на следующее утро в Алматы, отдал их поэту Ибрагиму Исаеву. Первое исполнение этой песни состоялось в том же году в Шымкенте на фестивале имени Шамши Калдаякова. Там прозвучало около 49 песен, посвященных ему. Сейчас этот фестиваль стал ежегодным, количество песен о Шамши перевалило за сто, но он неизменно открывается песней «Ан-ага», хотя в том далеком 1992 году она не получила даже призового места. – Одна интересная деталь. Эту песню я написал, когда мне было 26, а Шамши в этом же возрасте написал «Менiн Казакстаным», ставшую впоследствии гимном Республики Казахстан, – говорит собеседник. – То, о чем я мечтал при жизни Шамши – организовывать его творческие вечера, осуществилось после его смерти. Регулярно, начиная с 1992 года, в Алматы – ежегодно, по республике – по мере возможности, провожу их. Они настолько популярны, что пошел слух: дескать, Курманалиев делает на этом бизнес. Что ответить на это? Пока полученных средств хватает только на то, чтобы выпускать журнал «Шамши». Выходит он с 2008 года, я планирую выпускать его до юбилейного 2030 года: Шамши будет сто лет. Где ты, цыганка Изольда? Прошло 18 лет, как Шамши нет среди нас, но его имя настолько популярно, что все, что связано с ним, мгновенно становится брендом. Драматург Исраил Сапарбаев написал одноименную пьесу по мотивам песни Калдаякова «Цыганская серенада», а Есмухан Обаев поставил на сцене Театра имени Ауэзова спектакль по этому произведению. Прошло 10 лет со дня премьеры, «Цыганская серенада» на разных подмостках ставилась около 500 раз, и каждый раз она собирает аншлаги. Кстати, вокруг этого спектакля очень много споров. Члены семьи покойного композитора утверждают, что Шамши никогда не жил среди цыган. Калдыбек Курманалиев вспоминает по этому поводу такой случай. – Два года назад мне позвонила женщина по имени Надежда, цыганка по национальности. Она сказала, что многие алматинские цыгане ходят на все творческие вечера Шамши, чтобы только услышать «Цыганскую серенаду». Обещая рассказать о необычном факте, связанном с Шамшой, Надежда очень просила побывать меня у них в гостях. Я, естественно, не отказал ей в просьбе. Когда переступил порог ее дома, было чувство, что встречали не меня, а самого Шамши – столько было почета и уважения. В какой-то момент прозвучал вопрос: «А вы знаете, кому посвящена «Цыганская серенада»?». «Если судить по пьесе, то девушке-цыганке Изольде», – ответил я. «Вот ее родная тетя», – показали мне на очень старую женщину, молча сидевшую до этого на диване. – Сейчас Изольда живет в Молдавии». С того дня Курманалиев одержим мечтой: на очередном творческом вечере Шамши, где, конечно же, будет звучать «Цыганская серенада», вывести на сцену ту, которая вдохновила композитора на этот маленький шедевр. – Пока не получается, – с сожалением признается он. – Изольда поменяла место жительства, но я ее все равно найду. Всем, и мне тоже, интересно узнать, где же в этой песне имеет место красивая легенда, а где – истина. Шамши, если верить воспоминаниям его современников, действительно жил какое-то время среди цыган: как и всякий творческий человек, он хотел узнать как можно больше о жизни этого удивительно музыкального народа. Кстати говоря, Калдаяков не первый и не последний, кто делал это. Всем известна поэма Пушкина «Цыганы», на основе которой Сергей Рахманинов написал одноименную оперу. Посвященная цыганке Кармен сначала новелла, а потом опера тоже наверняка появилась не на пустом месте. А Шамши, как утверждают современники, был из тех людей, кто все свои песни писал сердцем. Посвящая их кому-то, он дарил им частичку своей души. Многие герои его вальсов живут и здравствуют по сию пору. Один из них народный артист СССР Асанали Ашимов. Песня «Кыз сагыныш» посвящена истории его любви к Майре Аймановой, будущей жене. История появления «Цыганской серенады» – В 80-х годах я работал в Чимкенте корреспондентом областной газеты «Онтустiк Казакстан», – рассказывает драматург Исраил Сапарбай. – Однажды до меня дошел слух, что Шамши Калдаяков лежит в одной из городских больниц. А я давно был одержим мыслью – услышать от него самого, как появилась песня «Цыганская серенада». Попав к нему в палату, почти с ходу спросил: была ли в его жизни любовь к цыганке? Он пытался уклониться: «Спроси у Кадыра Мырзалиева, он же писал текст песни». Но я не отставал: «Мне, конечно, нетрудно это сделать, но лучше будет, если эта история прозвучит из ваших уст». И уговорил-таки композитора рассказать об одном из самых сокровенных эпизодов в его жизни. …Шамши в тот день исключили из консерватории. Спускаясь в мрачном настроении по Коммунистическому проспекту, он внезапно оказался в кругу цыганок. «Давай, красавчик, погадаем», – пристала к нему самая молодая из них. «У меня в кармане всего пять копеек». «Ничего, хватит и этого. Давай руку». «О, вы человек творческий. Вас ждет большое будущее», – с нотками уважения произнесла девушка. – «Да какое там! Сегодня меня выгнали из консерватории». – «Будьте нашим гостем. Вечером разведем костры, послушаете наши песни». В общем, заманила она его в табор. Шамши думал побыть там денек-другой, а остался на два месяца – пока табор не тронулся в теплые края. Держали его здесь песни и пляски вольного народа, а еще любовь к Изольде, дочери цыганского барона. Появилась песня стихийно: сразу после прощания ранним ноябрьским утром с Изольдой. Услышав из уст композитора эту историю, я собирался вначале написать эссе, но потом подумал: «Зачем оно, коль в руках у меня такой сюжет!». Несколько лет носил в себе идею написать драму, но воплотил ее в жизнь только после переезда в Алматы. Отнес готовую пьесу в ТЮЗ имени Габита Мусрепова. Прошло еще два года, театр не торопился ставить мою пьесу, хотя в личных разговорах утверждали, что она им нравится. Когда Театр им Ауэзова объявил закрытый конкурс среди драматургов, я принял в нем участие. Из всех поступивших только 30 пьес выбрали для постановки. Среди них и «Цыганскую серенаду». Запоздавшие признания Самый популярный в народе композитор так и не стал при жизни членом Союза композиторов. В 1956 году, окончив два курса Ташкентского музыкального училища (к этому моменту у него за плечами были Капланбекский зооветеринарный техникум, работа в колхозе, армейская служба на Дальнем Востоке), поступил в Алматинскую консерваторию им. Курмангазы, но дальше второго курса не продвинулся. Он вдохновенно сочинял одну песню за другой, подрабатывал художественным редактором на Казрадио, единственное, на что ему не хватало времени – регулярно посещать занятия, и его время от времени отчисляли из консерватории за пропуски. Несколько раз восстанавливался, но, увы, стать примерным студентом ему было не суждено. В перерывах между изгнаниями Шамши успел окончить два курса факультета журналистики КазГУ, куда ему помогли поступить поклонники. Чтобы стать членом Союза композиторов, нужно было окончить консерваторию, в последующие два года сочинить крупную ораторию или кантату, написать музыку к одноактной опере или балету и, наконец, получить признание общественности. Калдаякова, которого знал и любил весь Казахстан, Москва трижды не утверждала на звание члена Союза композиторов Казахстана. Его Шамши дали только после смерти – уже в годы независимости. Так же запоздало, хотя при жизни ему и было присвоено звание народного артиста республики. – Мне кажется, он очень переживал, что, имея огромную популярность в народе, не добился официального признания, – вспоминает один из его близких друзей, народный артист республики Мынжасар Мангытаев. – Однажды рано утром я включил радио и услышал, что Калдаякову присвоено звание народного артиста республики. Быстро одевшись, я побежал в совминовскую больницу, где в то время находился Шамши. Услышав радостную весть, он не плакал, но мне показалось, что слеза готова вот-вот скатиться по щеке. Помолчав с минуту, мой друг чуть слышно произнес: «Неужели наше правительство перестало бы существовать, если бы это звание дали чуть пораньше?». Через несколько дней Шамши не стало… Мерей СУГИРБАЕВА, Алматы

Сара: Шамши ага был чудесный человек. Я его очень хорошо помню. Он не часто бывал у нас дома, но в самые ответственные моменты в жизни нашей семьи он каким -то невероятным образом появлялся и своим присутствием снимал напряженность и беспокойство. Наверное, поэтому его помню отчетливо. Про иcторию “цыганской любви” я слышала и читала много версий. Люди рассказывают и пишут, так, как будто были свидетелями той истории. Его сын Мухтар прав, когда давал интервью журналистам в 2011 году. Шамши ага не уходил в табор. Он мой дядя, по материнской линии. Моя мама Райхан самая младшая дочь в семье Домбаевых, родная младшая сестра Шамши ага. Шамши ага взял имя-прозвище Калдаяк своего отца как фамилию. Он никогда не оправдывался за свои поступки, за свои произведения. Таким он был. Если народу нравится придумывать про него такие небылицы пусть придумывают и верят, считал он. А произведение “Цыган серенадасы” он впервые наиграл нам в с.Абае на старом пианино наших соседей по квартире Безгубовых. Это было в 1985 или годом позже. Я тогда студентка, приехала на каникулы из Ленинграда. Шамши ага на своем желтом Жигули приехал к нам в село Абай Келесского района Чимкентской области проведать нас. Мама моя одна нас троих растила. Папа рано умер. Когда Шамши ага приезжал к нам, для моей мамы это было большое радостное событие. Она суетилась, бегала, накрывала на стол, варила ему борщ. Он очень любил борщ. Благо у нас соседи немцы и они научили нас многим своим кулинарным хитростям. Так вот, в тот приезд он сидел и с утра что-то писал на листке и вдруг подняв голову, посмотрел на нас всех. А нас в комнате было: мама моя (пришивала ему пуговицу на рубашке, как сейчас помню бледно бежевого цвета), я, моя младшая сестра, еще гость был- приехал мой парень, впоследствии мой муж, знакомиться с моей семьей. И улыбнувшись, сказал: “вот лист бумаги и здесь мое произведение Серенада”. Слово цыганское не звучало тогда из его уст. И далее он сказал, пойдемте, где есть пианино, и я вам наиграю ее. Мы все гурьбой побежали на второй этаж к Ирке Безгубовой. Все уселись кто на диване, кто на полу. И соседи за нами прибежали. И вот в этой тесной компании Шамши ага наиграл свою мелодию. Он здорово играл на пианино. Тогда мой муж сказал ему: “красивая мелодичная музыка. А как назвали?” Шамши ага ответил: “цыганская серенада”. Так что впервые он ее наиграл своим первым слушателям в селе Абай Келесского района в доме по ул Строительная кв 15, (Дом исполкома) . Под вечер этого дня, где-то в пятом часу вечера Шамши ага спросил у моего мужа умеет ли он водить машину. Как потом я узнала от своего мужа, у Шамши ага была “куриная слепота” и он не мог сесть за руль после пяти –шести вечера. Вот так они вдвоем уехали куда-то и вернулись только через двое суток. По приезду на лице у моего мужа была нескрываемая радость от тех впечатлений которые, он испытал сопровождая его в поездке. Если будет возможность может он поделится с широким кругом почитателей таланта Шамши ага теми событиями, которые произошли в те 2 дня. Мне он сказал, что Шамши ага светлый и приятный человек. И что ему было очень приятно наблюдать за ним, за его общением с простым народом на пастбище. А Шамши ага, после той поездки, как всегда добродушно так подошел к моей маме и сказал: ”Рустам из хорошей образованной семьи, хорошее воспитание у него. Не хмурься и отдай дочь за него. Он ее не обидит.” И мама моя без всяких возражений согласилась на наш брак. И как показывает жизнь, Шамши ага был на 100 процентов прав. В этом году 6 августа мы с мужем в тесном семейном кругу отмечаем тридцатилетие совместной жизни. Годом ранее Шамши ага мне в Ленинград отправил посылку целую коробку яблок Алматинского аппорта. Как же его Мухтар тогда вез!!! Младший сын Шамши ага. Мухтар тогда в составе казахской делегации приехал на Дни казахской культуры в Ленинграде проводить. Я благодарна Мухтару за тот приезд. А как в нашем общежитии пахли те яблоки! Мои однокурсники не могли понять как такое, может быть. Аромат витал в коридоре несколько дней. Вот в этих поступках и проявляются его сыновья. Шамши ага очень любил своих сыновей. Ценил свою семью. Так что каждый его приезд к нам это был большой праздник. Праздник для наших соседей. А я и не понимала, какой великий он был. Я помню, как он чудно шутил. У него был очень тонкий юмор. Последняя его шутка на больничной кровати: когда ему сообщили в палате что ему дали заслуженного, он, скромно так улыбнувшись, сказал: “Мухтар, решили вот и дали звание, а вдруг я завтра не умру, представляешь, как обратно забирать то будут” и похихикал, как он это делал когда был доволен чем-то. Его супруга Жамиля женше хотела написать про него книгу, Мухтар планировал… Это большой труд писать книгу-воспоминание. Я давно хотела рассказать почитателям таланта Шамши ага историю серенады цыганской. Как видите, сколько времени я собиралась с мыслями. Возможно, в следующий раз опишу другие воспоминания. Имбарова Сара Imbarovas@mai.ru 4.08.2016 г.



полная версия страницы