Форум » Древний мир » Эпоха бронзы и Андроновская культура » Ответить

Эпоха бронзы и Андроновская культура

Jake: АНДРОНОВСКАЯ КУЛЬТУРА, археол. культура эпохи бронзы (2-е тыс. до н.э.), выделена С.А.Теплоуховым в 1927 у деревни Андроново близ Ачинска. Открытие и изучение этой культуры на Южном Урале связано с работами К.В.Сальникова, к-рый в 1948 разделил памятники культуры на три хронологических этапа: федоровский, алакульский и замараевский. Первые два были выделены по особенностям керамики и погребального обряда. Федоровская керамика, как правило, горшечной формы. Поверхность сосудов заглажена и покрыта геом. орнаментом, выполненным оттисками мелкозубчатого штампа. Преобладают захоронения, совершенные по обряду кремации. Могилы окружены оградками из камня. Алакульские курганы встречаются с каменными оградками и без них. Умершие укладывались в могилы в позе адорации (в скорченном положении, кисти рук перед лицом). Глиняная посуда представлена горшками и банками. Часто встречаются сосуды, имеющие характерный уступ в месте перехода шейки сосуда в его плечико. Материалы андроновской культуры Южного Урала. Завершающий этап андроновской культуры Сальников выделил на материалах Замараевского поселения в Курганской обл. Его гипотеза использовалась в оценке и других регионов, где были выявлены памятники андроновской культуры. В 60-е гг. 20 в. были выдвинуты предположения (Э.А.Федорова-Давыдова, В.С.Стоколос) о том, что федоровский и алакульский этапы представляют собой самостоятельные, но синхронные историко-культ. явления. Работами Е.Е.Кузьминой, Т.М.Потемкиной, Г.Б.Здановича и др. обосновано выделение культур предандроновского и раннеандроновского времени, уточнены вопросы периодизации, этнокульт. родства и ист. судеб их носителей. Термин "Андроновская культура" применяется ныне преимущественно к памятникам федоровского типа, локализующихся в лесостепной и лесотаежной зонах Зауралья и Южной Сибири. Алакульская культура рассматривается как самостоятельная, занимающая степные и частично лесостепные районы Южного Урала (в т.ч. и юго-восток современного Башкортостана), Казахстана, Западной Сибири. Основой хозяйства населения федоровской и алакульской культур, судя по археологическим материалам, являлось скот-во (крупный и мелкий рогатый скот, лошади). Большинство совр. ученых (Зданович, Кузьмина, Потемкина) связывают происхождение алакульской культуры с местными урало-сибирскими племенами, носителями так называемой петровско-синташтинской культуры, испытавшими заметное этнокультурное воздействие со стороны населения восточноевропейских степей. Наиболее яркими памятниками андроновской культуры на Южном Урале являются культурные комплексы Аркаим, Синташта, Устье в Челябинской обл. Историко-лингвистическими исследованиями обоснована принадлежность алакульского населения к кругу индоевропейских народов. На терр. совр. Башкортостана осуществлялись контакты между зап.-срубной и вост.-андроновской культурно-историческими областями. Результатом этих контактов явилось образование этнокультурного компонента, ставшего основой для формирования в приуральских степях кочевников эпохи раннего желелезного века. Лит.: Сальников К.В. Очерки древней истории Южного Урала. М., 1967; Смирнов К.Ф., Кузьмина Е.Е. Происхождение индоевропейцев в свете новейших археологических открытий. М., 1977; Потемкина Т.М. Бронзовый век лесостепного Притоболья. М., 1985; Кузьмина Е.Е. Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня. Фрунзе, 1986; ее же. Откуда пришли индоарии. М., 1994. В.С.Горбунов.

Ответов - 11

Jake: Андроновская культура в широком историко-культурном понимании этого термина соответствует раннему (XVIII-XVI вв до н.э.) и среднему (XV-XII вв до н.э.) периодам эпохи бронзы. В конце II начале I тыс. до н.э. в экономике, быту и культуре племен андроновской культуры происходили изменения, вызванные новой хозяйственной основой общества, переходом к яйлажному, затем к кочевому скотоводству. В этот период, получивший название эпохи поздней бронзы (XII-начало VIII вв до н.э.) андроновские традиции в хозяйстве и культуре сменяются как показали археологические источники, более прогрессивными формами экономики и материальной культуры общества эпохи раннего железа. Одновременно со скотоводством, начиная с эпохи неолита на территории Казахстана стало развиваться земледелие. В хозяйстве племен эпохи бронзы скотоводство и земледелие дополняли друг друга и были взаимосвязаны О наличии земледелия свидетельствуют, например, находки кремневых вкладышей серпов на поселении Усть-Нарыш (Восточный Казахстан) . Человек того времени перешел от случайных, мелких посевов к систематическому возделыванию небольших полей в поймах рек. На поселениях ранней бронзы найдены мотыги из камня и рога оленя, каменные мотыги были более производительны по сравнению с палками-копалками и роговыми мотыгами: при их помощи можно лучше взрыхлить почву. Из камня же делали и орудия для растирания зерна - зернотерка, куранты, терки, песты, ступы. На уборке урожая первоначально, видимо, использовались бронзовые ножи, а в эпоху поздней бронзы - бронзовые и медные серпы разных типов, бронзовая коса. Они могли также применятся при заготовке корма для скота на зиму и заготовке камыша. Кроме того, на некоторых поселениях в слое, заполнявшем хозяйственные ямы, найдены кости дикой птицы гуся и серого журавля (Канай) , кости и чешуя щуки и осетра. Рыбу ловили сетями, о чем можно судить по находкам глиняного и каменного грузил. Однако охота и рыбная ловля в эпоху бронзы теряет свое значение. На поселениях ранней бронзы доля костей диких животных (косули, марала, северного оленя, анкара, кабана, бобра, зайца-беляка, лисицы) 3,6%, в поздней бронзе до 4% (Трушниково) , а Северного до 1% (Алексеевское) . Переход к одомашниванию диких животных был закономерным этапом развития человеческого общества. Прирученные и выращенные животные обеспечивали запас пищи на случай неудачной охоты, особенно в зимний период. Одомашнивание диких животных началось еще в эпоху неолита. На стоянках неолита, Северного Приаралья, западных, центральных и восточных районов Казахстана наряду с костями диких животных обнаружены кости домашней коровы, лошади, овцы и, вероятно козы. В следующую за неолитом эпоху бронзы численность домашних животных увеличилась, возрос и видовой состав стада. Эпоха бронзы - время непрерывного развития скотоводства, как формы хозяйства. Костный материал, собранный на поселениях раннего этапа эпохи бронзы, позволяет говорить, что основным занятием человека на территории Казахстана в это время было придомное пастушеское скотоводство. В стаде преобладал крупный рогатый скот, для выпаса которого использовали пойменные луга. овец и лошадей было мало. Ежегодный приплод и старые животные предназначались для заготовки мяса на зиму, а часть молодняка оставалась в стаде. Придомное пастушеское скотоводство постепенно перерастало в яйложное. При яйложном скотоводстве пастухи со скотом делали небольшие перекочевки с одного пастбища на другое. В составе стада увеличивалась доля мелкого рогатого скота (овцы, козы) и лошадей. На Атасуском поселении, например, основная масса костей принадлежит лошади. В период развитой бронзы коня использовали не только в качестве тягловой силы, но и для верховой езды. Доказывают это находки костяных псалий для мягких удил на поселениях в Степняке, Айдабуле, Тасты-Булаке. Использование коня как средства передвижения увеличивало возможности освоение степных и высокогорных пастбищ. В степях Центрального Казахстана происходило одомашнивание дикого верблюда. При раскопках одной из оград Аксу-Аюлы II обнаружен костяк верблюженка, отдельные кости верблюда найдены и на Алексеевском поселении. Наряду со скотоводством и земледелием важную роль в развитии производственных сил человеческого общества в эпоху бронзы сыграли добыча различных руд, обработка камня и кости. На территории Казахстана с давних времен были известны богатые месторождения меди, олова и золота. Многочисленые древние разработки меди (Джесказган, Зыряновск, Карчига, Джалтыр, Ашилы, Уро-Тобе, Кушикбай) , олова (горы Атасу, Калбынский и Нарымский хребты) и золота (Степняк, Казанчукур, Баладжал, Акджал, Дайбай, Майкопчегай, Акабек) свидетельствуют о том, что эта территория являлась одним из центров древней металлургии. Геологические изыскания показывают что добыча и плавка медных окисленных руд в древности достигала огромных размеров. Самые скромные подсчеты говорят, что в районе Джесказгана объем выплавленной меди составил примерно 100 тыс. т., отвалы же древних выработок Имантауского месторождения выражается в 48 тыс. т. медной руды. размеры горных выработок и объем вынутой руды говорят о том, что месторождение меди, олова и золота эксплуатировались на протяжении многих веков. Разрабатывали только окисленную руду (малахит, лазурит, касситерит) с богатым содержанием меди и олова. Выработки направлялись только по рудоносным жилам, оставляя нетронутым пустую породу. Рыхлые руды добывали простым "кайлованием" отбойниками и топорами, изготовленными из вязких третичных пород и кварцитов. В плотных рудах, не поддающихся кайлованию, употреблялся способ огневой проходки. На поверхности жилы или в глубине перед забоем разводили костер, и когда порода раскаливалась, ее поливали водой. Каменными кирками, кайлами разрыхленную породу откалывали и деревянными лопатами насыпали в кожаные мешки, затем поднимали на поверхность земли. Шахты нередко обваливались и засыпали рудокопов. Об этом говорят находки в копях человеческих скелетов с еще уцелевшими при них кожаными мешками, наполненными рудой. На поверхности земли, в стороне от места выработки, обычно у протоков весенних вод или специальных ям водосборов, руду дробили каменными молотками и рудодробилками, затем промывали. Вода была необходима для "мокрого" обогащения - первичного отделения руды от породы. Мелкодробленую руду сгребали деревянными лопатами или лопаткой крупного животного и в кожаных мешках уносили на поселение, на место плавки. На местах добычи и дробления руды найдено множество металлических каменных и костяных орудий горного дела: бронзовые четырехгранные кирки, каменные орудия массивные кайла, кирки, молоты, клинья, песты для растирания руды, ступы, а также орудия из кости и дерева - молоты из рога марала, клин из рога сайги, лопатки животного. Для плавки устраивались плавильные печи типа горна, следы которых найдены в Милыкудуке, Джесказгане, при впадении р. Шульбы в Иртыш, у аула Канай. Вблизи поселения аула Канай, в обрыве оврага, собрано много медного шлака, перемешанного с углем. Для плавки руды использовался древесный уголь, в качестве флюса - кварц, охра. Медную и оловянную руду плавили отдельно, а позднее, уже при отливке того или иного предмета, добавляли необходимое количество олова в медь. Об этом свидетельствуют находки Г. Н. Щербы в нижней части участка Сая-Су шлаков плавок с шариками металлического олова. Остатки литейных мастерских зафиксированы на поселениях Мало-Красноярска, Алексеевское, Новоникольское, Петровка II. Здесь в каменных и глиняных литейных формах разнообразной конструкции отливалось большинство орудий хозяйственного и бытового назначения: серпы вислообушные топоры, кинжалы и ножи, наконечники копий и стрел. Украшения большей частью изготовлялись посредством ковки, чеканки, теснения. Богатство недр Казахстана месторождениями олова и меди, а также широкое их использование в эпоху бронзы привело к замене большей части каменных орудий и оружия бронзовыми.

Jake: Эпоха бронзы На рубеже первой-второй четверти II тыс. до н.э. в евразийских степях была изобретена бронза. Археологические памятники племен Казахстана эпохи бронзы относятся к андроновской культуре, названной так по месту первых раскопок могильника у села Андропове под г. Ачинском в Южной Сибири. Зона ее распространения охватывала обширное пространство Южной Сибири, Казахстан, прилегающие районы Урала, Среднюю Азию до Южного Таджикистана, Афганистана, Северного Пакистана. В эпоху бронзы климат менялся в сторону потепления и сухости и почти на всей территории Казахстана развивалось скотоводческо-земледельческое хозяйство с преобладанием первого. Андроновская культура делится на три периода: ранняя бронза - XVIII - XVI вв. до н.э., средняя - XV - XII вв. до н.э., поздняя -XII - начало VIII вв. до н.э. В Центральном Казахстане обнаружено свыше 30 поселений и более 150 могильников андроновской культуры. Здесь ранний этап - нуринский, названный по находкам в долине реки Нура. Средний - атасуский, названный по группе могильников в долине реки Атасу. Поздний - бегазы-дандыбаевский по находкам у аула Дандыбай близ Караганды и в урочище Бегазы в северном Прибалхашье. В Северном Казахстане известны памятники ранней бронзы в районе г. Петропавловска. В то время стали появляться поселения, которые можно считать предшественниками городов. Одно из них Аркаим - на границе Челябинской и Кустанайской областей. В период средней бронзы значительно изменились домостроительство, организация поселений. Примером бытового комплекса является поселение Тасты-Бутак в Западном Казахстане. Здесь открыты десятки поселений и могильников данного периода. В Восточном Казахстане десятки поселений и могильников найдены в долинах Иртыша, Бухтармы, Курчума на Алтае и Тарбагатае. На юге Казахстана и в Семиречье обнаружены скопления наскальных рисунков Тамгалы и в Каратау. Памятниками средней бронзы Семиречья являются могильники Тамгалы, Каракудук. В Каратау могильник Таутары. В низовьях Сырдарьи в Приаралье открыты уникальные памятники бронзы - мавзолеи Тегискена. Племена бронзового века образовали исходный культурный пласт, на основе которого происходило формирование культуры ранних кочевников. Основным занятием людей было пастушеское скотоводство и мотыжное земледелие. В скотоводстве постепенно изменялся состав стада, увеличивалась доля животных, приспособленных к кочевому образу, таких как лошади, овцы, верблюды. Получило распространение отгонное скотоводство, как переходное к кочевому. На дальних пастбищах пастухи сооружали из жердей легкие каркасные жилища со стенами из циновок - предшественники юрт. Появились и войлочные кибитки, приспособленные для кочевья, установленные на четырехколесных телегах. Важную роль в жизни племен того времени играла металлургия. Основным сырьем для изготовления орудий труда и оружия была бронза - сплав меди и олова. Центрами металлургии были Центральный и Восточный Казахстан. Материнский род сменил отцовский. Первобытнообщинные отношения постепенно разлагались, усиливалась имущественная дифференциация. Это проявилось в том, что у андроновцев были богатые погребения в виде больших курганов, где вместе с покойным находились богатое оружие, украшения. А также были бедные, в которых находились глиняные горшки, скромные украшения, части жертвенных животных. По своему антропологическому складу андроновцы были представителями европеоидной расы - широколицые, с открытыми глазами, развитым надпереносьем, резко выступающим носом. В языковом отношении они относились к индоиранской группе. Андроновцы поклонялись небу, солнцу, священному огню, верили в загробную жизнь, главным жертвенным животным был конь. Религиозные представления были достаточно развиты. ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА Пособие для студентов, 1998 г.

Jake: Эпоха бронзы. С освоением выплавки металла человечество входит в следующий период своего развития, названный археологами эпохой бронзы, так как основным материалом был сплав меди с оловом. Характерные признаки эпохи бронзы, последнего археологического периода доистории – развитая металлургия в сочетании с комплексным земледельческо-скотоводческим хозяйством. На территории Казахстана появляются новые культурные сообщества, продолжающие традиции неолита. Эти локальные группы были во многом схожи, что позволило выделить новую археологическую культуру – андроновскую. Эта культура получила свое название по месту первых находок в Минусинской котловине и разделяется на два этапа – ранней и средней бронзы. Эпоха ранней бронзы носит для Северного Казахстана название Федоровского, а для Центрального – нуринского периода (XVIII-XVI вв. до н.э.). Средняя бронза в Северном Казахстане носит название алакульского, в Центральном – атасуского периода (XV-XII вв. до н.э.). Начиная с XII в. до н.э., андроновская культура сменяется культурными кочевыми общностями поздней бронзы: срубной – в Западном Казахстане и бегазы-дандыбаевской – в Центральном (XII-VIII вв. до н.э.). Хозяйство андроновцев. С изобретением бронзы человек получил прочные орудия труда для обработки степных почв. В результате оседлое скотоводческое хозяйство превратилось в комплексное скотоводческо-земледельческое. Андроновцы жили в жилищах типа полуземлянки, покрытой ветками, шкурами и дерном. Скотоводство было в основном оседлым, пастушеским. Разводили коз, коров, верблюдов. В поймах рек андроновцы занимались мотыжным земледелием. Особыми отраслями хозяйства андроновских племен были горное дело и металлургия. В эпоху бронзы Казахстан был одним из первых производителей бронзы в мире. Объемы выплавленного металла были огромны. Так, только в районе Джезказгана было получено 100 тыс. тонн меди. Олова же по Центральному Казахстану было добыто 130 тонн, что достаточно для выплавки 15 тыс. тонн чистой бронзы. Важной отличительной чертой андроновской культуры было использование керамических изделий. Изготавливались сосуды различных форм – баночной, горшковой. Применялся геометрический орнамент: меандры в виде сложных крестообразных фигур из параллельных линий. Археологические памятники. В эпоху ранней бронзы в северо-западном Казахстане появились крупные укрепленные поселения городского типа. Наиболее исследованным из них является Аркаим на территории Южного Урала. Это был своеобразный город с четкой планировкой, двумя линиями укреплений, многочисленными ремесленными мастерскими. Всего в Приуралье и Северо-3ападном Казахстане выявлено около двух десятков подобных ранних городов, датированных XVIII-XVI вв. до н.э. Интересен и погребальный обряд андроновцев. Хоронили умерших в каменных ящиках, сделанных из вертикально поставленных плит. Могила накрывалась сверху каменной плитой, над которой насыпался невысокий курган. Умершего сопровождали богато орнаментированные сосуды, украшения из бронзы и золота. Иногда встречались случаи трупосожжения, когда хоронили пепел умершего. В Западном Казахстане исследованы могильники Киргильды и поселение Тасты-Бутак, относящиеся к эпохе бронзы. В Центральном – могильники Акшатау, Бугулы, поселения Ботакара нуринского этапа и памятники Карабие, Айшарак, Карасай – атасуского. В Восточном Казахстане найдены могильники: Канай, Сарыколь, Койтас. В Северном Казахстане к федоровскому этапу относятся могильники Боровое, Обалы, Биирек-Коль, а алакульскому – могильник и поселение Алексеевское, могильники Ефимовка, Петропавловский. В Южном Казахстане и Семиречье исследованы могильники Тау-Тары, Куюкты, Каракудук. С аридизацией климата на территории Казахстана зарождается более прогрессивный тип хозяйства – полукочевое скотоводство. Поселения постепенно превращаются в зимовки, земледелие приобретает подсобный характер. В стаде увеличивается доля лошадей и овец, способных круглый год находиться на подножном корме. Это приводит к тому, что в Центральном Казахстане комплексная земледельческо-скотоводческая андроновская культура XII-X вв. до н.э. сменяется скотоводческой бегазы-дандыбаевской культурой, названной так по могильникам Бегазы и Дандыбай. Отличительная черта этой культуры – монументальные погребальные сооружения со сложной планировкой. Внушительный вид и богатый погребальный инвентарь говорят о принадлежности их к родоплеменной знати, т.е. мы имеем дело с уже сформированным стратифицированным обществом, близким к образованию государств. Разложение родовой общины. Переход от присваивающих форм хозяйства – собирательства и охоты, к производящим – земледелию и скотоводству, привел к появлению регулярного избыточного продукта. Переход к производящему хозяйству привел к такому росту производительных сил, что впервые появляется возможность постоянного накопления избыточного продукта. Это привело к коренному перевороту в функционировании системы “ландшафт-общество”. Человек начинает активно воздействовать на экологическую нишу, которую занимает, преобразуя ее. Производственный процесс усложняется, один человек в течение своей жизни уже не способен овладеть всем объемом знаний, необходимых для производства. Начинается специализация, часть общинников начинает выполнять функции организаторов производства, не участвуя в нем непосредственно. Это стало возможным только благодаря избыточному общественному продукту, за счет которого содержались организаторы производственного процесса. В этот период ритуально-магическая, религиозная и производственная сферы еще были неразрывно переплетены, т.к. накопленные знания могли объясняться только как сверхъестественные, божественные феномены, вырастает роль мантики - системы гаданий и предсказаний, тесно связанных с производственным циклом, получил развитие культ плодородия и размножения, заметно усложняется культ предков. Тесная взаимосвязь производственной и религиозной сфер привел к фактическому их слиянию в практике жрецов, выступавших одновременно организаторами духовной и производственной жизни общины. С другой стороны, среди общинников выделяется еще одна специализированная группа – воины. В эпоху господства охоты все взрослые мужчины могли быть воинами, столкновения между родовыми коллективами возникали лишь в случае защиты охотничьих угодий или кровной мести. С возникновением же производящего хозяйства большая часть населения уже не обладает необходимыми боевыми навыками, превращаясь из охотников в мирных скотоводов и земледельцев. В то же время появление избыточного продукта приводит к двум возможностям. Во-первых, появляется возможность силой отнимать избыточный продукт у соседней общины, т.е. война с целью грабежа превращается в источник постоянной наживы. Во-вторых, появляется возможность за счет избыточного продукта содержать профессиональных военных, также как и жрецы, не занятых в производстве и получающих возможность сосредоточить усилия на совершенствовании специфических навыков. Выделение особого слоя военной знати тесно связано с зарождением отношений власти – подчинения, т.к. сложное, иерархически соподчиненное общество уже не может регулироваться только обычаями. Развитие духовной культуры, мифологии и религии приводит к появлению понятий добра и зла, а значит и морали, как нового социального регулятора. Таким образом, мы можем говорить о возникновении в эпоху бронзы, во II тыс. до н.э. среди населения Казахстана публичной власти, т.е. особого слоя людей, основным занятием которых является выполнение управленческих, властных функций. Общины объединялись в кишвары – “области”. По сути, “область” представляло собой племя – союз общин с целью регулирования экономических отношений между общинами и организации совместной обороны от врагов. Центрами таких племен – “областей” были, вероятно, крупные поселения, фактически протогорода, появившиеся в начале II тысячелетия до н.э. в северо-западных регионах Казахстана и прилегающих регионах России. Наиболее известен из них Аркаим, но кроме него уже сейчас выявлено около двух десятков подобных крупных населенных пунктов, каждый из которых был центром сельскохозяйственной округи и ремесленного производства. Протогорода имели правильную планировку и мощные оборонительные укрепления, культовые сооружения. Тип власти, сложившийся на территории Казахстана в эпоху бронзу с уверенностью можно интерпретировать как вождество или чифдом, т.е. предгосударственную форму власти. Фактически во II тысячелетии до н.э. на территории Казахстана начинает складываться древнейшая цивилизация, базирующаяся на комплексном оседлом скотоводческо-земледельческом хозяйстве, возникают зачатки городов-государств, зарождается царская власть. Постепенно возникают условия для образования государства, однако начавшаяся складываться цивилизация в середине ХV в. до н.э. приходит в упадок. Кризис протогородской цивилизации был связан с изменением климата. Начавшееся усыхание степной и лесостепной зоны Казахстана в ХV веке до н.э. привел к упадку крупных поселений, протогорода были заброшены, а население сосредотачивается в небольших поселках в поймах рек и озер. Социальные и потестарные отношения были законсервированы на долгое время, и процесс возникновения государства приостановился. Цивилизация, основанная на оседлом хозяйстве в условиях аридных степей Казахстана, чутко реагирующих на все глобальные природно-климатические изменения, оказалась исторически бесперспективной. В регионах, где подобные изменения смягчались близостью моря (Китай, Египет, Междуречье, Средиземноморье, Мезоамерика), цивилизация пошла по генеральному пути развития, резко континентальной климат Центральной Азии обусловил появление альтернативой линии развития общества в рамках кочевого скотоводства, появившегося в конце II – начале I тысячелетия до н.э. Согласно письменным источникам, племена, населявшие Казахстан в эпоху бронзы, носили общее самоназвание – арья. В то же время известны названия племен и племенных объединений туров, даха, хьона, сайрима. В XII-X вв. до н.э. этническая ситуация в Казахстане значительно изменяется. С востока в Центральный Казахстан перемещаются племена – носители карасукской культуры, здесь на базе местного пришлого населения формируется бегазы-дандыбаевская культура. В то же время андроновцы-арья мигрируют в южном и юго-восточном направлении и проникают в Среднюю Азию, а через нее в Иран и Северную Индию, где они стали известны как арии или арийцы. Постепенно отгонное скотоводство в степи сменяется более продуктивным способом производства – кочевым, что приводит к дальнейшему росту производительных сил и усложнению политической системы племен Казахстана. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА

Jake: Бегазы-Дандыбаевская культура - феномен поздней бронзы Центрального Казахстана. В археологии Казахстана существует неразгаданный феномен бегазы-дандыбаевской культуры, неразрывно связанный с уникальным природно-географическим регионом Центрального Казахстана (Сары-Арка). Эта обширная мелкосопочная страна площадью около 2 млн. кв. км., несмотря на активные археологические изыскания, до сих пор хранит тайны многих страниц первобытной и средневековой истории. Два фактора определяли интенсивность освоения и достаточно высокий уровень культуры древних племен, населявших Центральный Казахстан - это обширные пастбищные угодья и многочисленные месторождения руд. В эпоху бронзы (II тыс. до н.э.) начинается разработка рудных месторождений меди, олова, золота. В это время в экологически удобных оазисах на берегах маленьких степных речек обитает довольно многочисленное андроновское население, занимавшееся земледелием, пастушеским скотоводством, горным делом, металлургией и металлообработкой. Процветание Центрально-казахстанских андроновцев обеспечивалось, вероятно, скотом и продукцией бронзолитейного производства. Взлет культуры эпохи бронзы падает на начало первого тысячелетия до н.э.(Х-VIII вв. до н.э.), на период поздней бронзы по евразийской периодизации. Археологические комплексы этого времени и образуют бегазы-дандыбаевскую культуру. Это культура, в облике которой сохраняются ведущие характеристики бронзового века и одновременно проступают, формируются черты следующей археологической эпохи - раннего железного века. В погребальном обряде наряду с традиционным положением умерших скорченно на боку, единично появляются захоронения вытянуто на спине. В могильных ямах рядом с сосудами с богатым геометрическим декором обнаружена грубо сформованная неорнаментированная посуда Предтасмолинского облика. В мавзолее Бегазы обнаружены бронзовые черешковые наконечники стрел, определившие верхнюю дату культуры. Фиксируются новшества и в архитектуре жилищ. Исследования 30-40х годов XX века подготовили основу для выделения бегазы-дандыбаевской культуры. Первые исследования от- несли ее к локальному варианту карасукской культуры (М.П. Грязнов). Сводка накопленного, характеристика культуры приведены в монографии А.Х. Маргулана 1979 года "Бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана". Своеобразными "визитными карточками" бегазы-дандыбаевской культуры являются монументальные погребальные Сооружения, получившие название "скальные мавзолеи" и прекрасной выделки сосуды с богатьм декором и красным лощением. Уже первые находки посуды в бегазы-дандыбаевских могилах удивили исследователей не только тонкостенностью керамики, лощеной поверхностью, но и нанесением на поверхности некоторых из них тамгообразных знаков. Не укладывались в стандартные представления о степной бронзе и грандиозные "скальные мавзолеи" (Сангру, Бегазы, Аксу-Аюлы). Это были строения прямоугольные, квадратные, либо круглые в основании (размеры по осям от 8 до 10 м). Стены их сложены из горизонтально уложенных плит, скрепленных раствором. Плиты укладывались с напуском вовнутрь, создавая в древности сводчатое перекрытие. Внутри мавзолеев раскопаны центральные могилы, глубиной около 1 м, стены их тоже оформлены горизонтально уложенными или вертикально стоящими плитами. Верхняя часть конструкций выступает над современной поверхностью. Вокруг могилы сооружалась "обходная галерея", на которой расчищены многочисленные жертвенно-поминальные комплексы: сосуды, кости животных, вещи. Все раскопанные мавзолеи оказались ограбленными. С восточной стороны к мавзолеям примыкают длинные коридоры. По внешнему периметру наиболее грандиозные из строений (Сангру I,II Бегазы) были дополнительно окружены вертикально врытыми каменными плитами высотой 3,0 - 4,0 м. Необходимо указать, что памятники типа бегазинских "скальных мавзолеев" немногочисленны на территории Центрального Казахстана. Появление в начале первого тысячелетия до н,э. в степях Казахстана столь грандиозных сооружений объясняется как показатель роста богатств местного андроновского населения, как яркое проявление социального расслоения племен эпохи бронзы. Здесь кроются истоки новых для Степи явлений в виде процессов социо- и политогенеза, охвативших Степь во второй половине I тыс.до н.э. В изучении бегазы-дандыбаевской культуры, несмотря на обилие материала, больше проблем, чем ясного. Дискуссионным остается проблема соотношения андрона и бегазы-дандыбаевцев. Завоеватели или эволюция местных андроновских племен? Можно ли, опираясь на находки тамгообразных знаков на керамике и немногочисленность крупных "скальных мавзолеев", говорить о их пришлости? Можно ли относить их к прототюркам, выходцам из Центральной Азии (мнение Е.Е. Кузьминой). Столь же дискуссионны и малоизучены вопросы участия бегазы-дандыбаевцев в становлении культур раннего железного века: сакской и тасмолинской. И эти проблемы трактуются неоднозначно и требуют своего решения. В последние десятилетия банк центральноказахстанских материалов поздней бронзы значительно расширился и пополнился новыми коллекциями. По данным В.В. Варфоломеева открыто 60 поселений с культурными слоями поздней бронзы и 200 крупных могильников.. Вскрытые площади на поселениях эпохи бронзы достигают нескольких десятков тысяч кв. метров, частично вскрыты курганы рядового населения бегазы-дандыбаевских племен. Весь этот orpомный материал тpeбует систематизации именно с позиций решения проблемы бегазы-дандыбаевской культуры. Необходимо осуществить картирование курганов и погребений с бегазы-дандыбаевской керамикой. Очертить ареал распространения "скальных мавзолеев". Необходимо продолжить paскoпки курганов рядового населения бегазы-дандыбаевцев. Такие могильные поля известны на территории Акмолинской (мoгила у г.Степногорска) и Карагандинской областей (мог.Карашаш). Необходимы массовые и разнообразные анализы продукции гончарного производства, костяных изделий, трасологический анализ каменных орудий труда на предмет специализации горнорудного и металлообрабатывающего производства, спектральный анализ бронзовых изделий, палеоантропологические исследования. Изучение бегазы-дандыбаевской культуры - это история складывания современной этнической карты Центральноазиатского региона. Это вопросы взаимоотношений носителей индоиранской и тюркоязычной групп народов. Это проблема становления кочевого скотоводства, это история СТЕПИ в период перехода к раннему железному веку.

Nurlan2: Очень любопытное сообщение сделано академиком Аскаровым из Узбекистана ЯСНЕЕ ОБ "АНДРОНОВСКОЙ" КУЛЬТУРЕ: АВЕСТИЙЦЫ ИЛИ ТЮРКИ? В поисках индо-европейцев среди оставившего богатое археологическое наследство древнего населения Великой Степи и прилегающих к ней регионов исследователи на находят их среди хозяев так называемой андроновской археологической культуры бронзового века. Несмотря на отрицание многими археологами однородности материала, отнесённого старой классификацией к единой культуре, из-за наличия параллелей между отдельными образцами этой "культуры" и арийской мифологией или образцами индо-европейской культуры других регионов отдельными исследователями выдвигается утверждение о принадлежности всех "андроновцев" к индо-европейцам, после чего образцы полностью всей этой "культуры" автоматом приписываются протоарийцам. Так, например, обстоит дело с прототипом юрты, имеющем возраст более 3000 лет и обнаруженном в поселении, отнесённом к "андроновской" археологической культуре. Наличие тесной преемственности между более древней древнеямной, затем частью "андроновской" и позже, скифо-сарматской культурой позволяет в этом случае, не вникая в подробности, выдвигать непросвещенному читателю тезис об ираноязычии скифов, хотя есть множество авторов, приводивших доводы за тюркоязычность хозяев "андроновской" культуры. Хочу внести вклад в прояснение этого вопроса своим небольшим исследованием, в котором выполнен анализ доступных мне литературных источников: Главный довод для идентификации племён андроновской археологической культуры как древних ариев - это обнаруженные при раскопках поселения кольцевидной формы (приведены и другие доводы, но этот - действительно веский). В наиболее простой форме такое поселение представляет собой две концентрически расположенные круговые (овальные) стены, пространство между которыми разделено радиальными перемычками на изолированные жилые отсеки. Все отсеки открываются дверьми на общую центральную площадь, служившую, видимо, и загоном для скота. В более усложненном варианте присутствует ещё одно или несколько внешних колец, прерываемых радиальными и концентрическими улицами. Археологические памятники с поселениями такого рода отнесены по систематике к андроновской культуре и называются синташтинскими по названию поселка Синташта в Зауралье. Другое крупное захоронение такого типа, Аркаим, было обнаружено на юге Челябинской области. Автор приведённой выше в качестве примера статьи сопоставляет такие поселения с описанным в Авесте "идеальным поселением": "План синташтинских поселений с выделенным центром и двумя-тремя кругами вписанных стен соответствует индоиранской модели вселенной, воплощенной в идее вара Авесты: идеальном поселении, построенном первопредком и царем Йимой (Ямой) на прародине и повторенном в митаннииской крепости Кишесу." В соответствии с этими доводами сторонники теории пришлости тюркского населения на территории Великой степи и окружающих регионов предлагают считать представителей андроновской культуры древними ариями и приписывают последним все наследие андроновской культуры. Рассмотрим этот вопрос подробнее. Андроновская культура подразумевает общность археологических памятников, распространенную от Урала до Енисея по широте и от лесов Западной Сибири до предгорий Алтая, Тянь-Шаня, Памира по долготе и охватывает период с XVIII-XVII вв. до н.э. до рубежа II-I тыс. до н.э. Критериями родства памятников считаются схожесть погребальной посуды и типа ведения хозяйства (придомное пастушеское скотоводство, преобладание в стаде крупного рогатого скота, позднее возрастает роль лошади и овцы, у жителей открытых степей и полупустынь появляется домашний верблюд). Изначально в соответствии с отличиями находок выделялись три этапа развития этой культуры. Их датировка различается у различных авторов ненамного и выглядит так: 1. Федоровский этап - XVIII - XVI вв. до н.э.; 2. Алакульский этап - XV - XII вв. до н.э.; 3. Замараевский этап - XII - начало VIII вв. до н.э. Однако, с накоплением археологического материала выяснилось, что генетическая преемственность между памятниками раннего и поздних этапов андроновской культуры отсутствует, и многие археологи возражали против выделения Федоровского и Алакульского этапа андроновской культуры, а настаивали на существовании совершенно отдельных Федоровской и Алакульской культуры, включая в Алакульскую культуру и замараевские памятники (см. ссылкуhttp://www.omsu.omskreg.ru/vestnik/article...59/article.html). Некоторые памятники алакульского "этапа" в Приуралье древнее федоровских памятников, найденных в Зауралье или являются их современниками. Федоровские и алакульские памятники отличаются раскапываемой в них керамикой. Согласно Л.Н. Гумилеву, "ранние" андроновцы (федоровцы) были земледельцами, в то время как "поздние" (алакульцы) - скотоводами. Также совершенно различны погребальные обряды и могильники. В погребениях, федоровского "этапа андроновской культуры" в большинстве случаев обнаруживают остатки кремированных костей, реже - захороненные без кремации скелеты, часто с недостающими костями или частями скелета. Встречаются кенотафные могилы, без человеческих останков.. В противоположность этому, в алакульских погребениях в могилах обнаруживаются скелеты, лежащие на боку и находящиеся в скорченном положении. Скелеты ориентированы головами в одном и том же направлении. Отличаются также антропологические показатели представителей федоровских и алакульских погребений. Черепа из "федоровских" погребений принадлежат мезокранным протоевропоидам, в то время как для "алакульских" погребений характерны долихокранные европоидные черепа с небольшой монголоидной примесью. Таким образом, совершенно очевидно, что "федоровские" и "алакульские" памятники принадлежат принципиально разным культурам, хотя и объединены имеющейся классификацией в одну "андроновскую" культуру. При этом алакульская культура представляется преемницей древнеямной и афанасьевской культур. Древнеямная культура в III - нач. II тыс. до н.э оставила многочисленные курганы на территории от Днепра до Южного Урала. Поселений этой культуры практически не найдено, не связанные с погребениями находки ограничиваются керамикой. Однако, в многочисленных курганных и грунтовых могильных захоронениях обнаружены инструменты из камня, кости, меди, бронзы, метеоритного железа, глиняная посуда, повозки. Костяки, уложенные в ямах на органические подстилки, скорчены, лежат на спине или правом боку, посыпаны охрой или мелом. Антропологически и культурально схожа с этой культурой афанасьевская культура, распространенная в тот же период в Южной Сибири (К. Лайпанов, И. Мизиев). Для этой культуры также характерно погребение усопших в грунтовых ямах, в скорченном положении или с подогнутыми ногами, головой скелеты ориентированы на юго-запад. Могильники покрывались курганами или обкладывались по кругу каменными плитами. Карасукская и минусинская курганная культура, сменившие андроновскую, относятся к началу первого тысячелетия до нашей эры и обнаруживают генетическое родство с предшествовавшей андроновской культуре афанасьевской культурой (см. ссылку). Таким образом, в регионе от Днепра до предгорий Алтая, начиная с первых курганов, датируемых IV тысячелетием до н.э. и до эпохи, включающей хунну и скифов, обнаруживается постоянная преемственность археологических памятников, образованная древнеямной, афанасьевской, андроновской-алакульской, карасукской и минусинской курганной культурами. Эта преемственность, развитие которой можно проследить в скифской культуре, непрерывна, но на неё хронологически накладывается федоровская культура. Федоровская (ранне-андроновская) культура, появившаяся в XVIII в. до н.э., не обладает в регионе похожими предшественниками и её традиции не имеют продолжения в более поздних культурах региона, обрываясь в XVI в. до н.э. Вот эта-то культура и стала плодотворным полем для теорий об автохтонных арийских народах Поволжья, Урала и Сибири. При этом сторонники таких теорий предпочитают использовать устаревшую классификацию и называть все памятники федеровской и алакульской культур андроновскими, нередко умалчивая информацию о кардинальных различиях её раннего и позднего "этапов". Так что же мы можем сказать о племенах, оставивших памятники федоровской культуры? Остатки кремированных костей, обнаруживаемые в могилах этой культуры, свидетельствуют о применении практиковавшегося у индо-иранских народов обряда трупосожжения. У достоверно индо-иранских народов, исповедующих зороастризм, тела умерших людей не предавали земле сразу. Их относили на пустынные места и оставляли лежать до тех пор, пока хищные звери и птицы не очистят кости от мяса. Затем останки складывали в глиняные сосуды - оссуарии, и помещали в склепы, поскольку считалось недопустимым осквернять присутствием смерти воду, огонь или землю. То, что в погребениях федоровской культуры нередко обнаруживаются скелеты с недостающими костями и символические могилы без покойника, свидетельствует о схожем ритуале погребения. Видимо, очищенный от мяса скелет или сжигался, или предавался земле сразу. Веским доказательством в пользу индо-иранского происхождения представителей федоровской культуры можно считать описанные выше концентрические кольцевые укрепленные поселения по образцу Синташты. При этом одни исследователи склонны считать синташтинскую культуру начальным этапом андроновской, другие называют её предтечей этой культуры. В любом случае, из археологических материалов следует, что появившись в ареале распространения родственных между собой и чуждых ей древнеямной и афанасьевской культур уже в законченно сформированном виде, эта культура, обладавшая отличными от местных культур погребальными обрядами, архитектурой и совершенно иной техникой выработки металлов, продержалась в регионе в лице федоровской культуры с XVIII по XVI в. до н.э. и была вновь вытеснена носителями алакульской культуры, сохраняющими культурную и антропологическую преемственность с предшествующими местными культурами, но не родственных федоровской. Мы не видим в регионе каких-либо ранних переходных стадий, в рамках которых составляющие синташтинской культуры могли бы сформироваться. Керамические формы Синташты и Абашева не имеют предшествующих местных прототипов. Первые захоронения синташтинской культуры нельзя назвать курганными, надмогильные сооружения возводятся над каждой ямой, скелеты в склепах расположены на уровне почвы, как это было принято для жреческих захоронений огнепоклонников, а круговая ориентировка покойников сменяется ориентировкой по сторонам света лишь позже. Эта культура была в короткий срок внесена миграцией пришлых племен в уже завершенном виде. Вопросу происхождения этих племен уделено достаточно внимания. С.А. Григорьев пишет об этом: " Прямые же аналогии синташтинским городищам мы обнаруживаем на территории Анатолии и Сирии. Впервые техника забутовки стен появляется на Ближнем Востоке в Иерихоне. Далее подобный способ строительства оборонительных сооружений зафиксирован в Телль-Магзалии в Северной Месопотамии . Наиболее ранние мегароны (2 пол. IV тыс. до н.э.) исследованы в Тепе Гавре и появление их на Балканах обычно рассматривается, как заимствование анатолийской традиции. Однако с середины III тыс. до н.э. мы можем говорить о полных аналогиях памятникам типа Синташта и Аркаим. На круглоплановом городище Демирчиуйюк в Северо-Западной Анатолии жилища имеют общие стены и торцами примыкают к оборонительной стене. На юге Сирии известен еще один подобный памятник – Роджем Хири. В отличие, от раннего Демирчиуйюка здесь фиксируется уже не одно кольцо жилищ. Соблюдается в хеттских и сирийских городищах еще одна черта, имеющая параллели в синташтинской культуре. Оборонительные стены делаются из сравнительно легкого материала и устанавливаются на прочный массивный фундамент. Подобная традиция распространена чрезвычайно широко." ; "отдельные черты погребального обряда обнаруживают глубокие традиции на Ближнем Востоке, где обряд освобождения костей от мягких тканей зафиксирован с неолита, а погребения лошадей известны у гиксосов. В целом же формы погребальной обрядности практически идентичны традициям Аладжа Уйюка и Тиль Барсиба". Как следует из приведенной здесь информации, синташтинская культура является прямым аналогом культур, существовавших более чем за тысячу лет до нее в районе территории Юго-восточной Анатолии и Северной Сирии, прилегающих к Большой излучине Евфрата. О стремительном движении этой культуры с юга на север свидетельствует то, что строения синташтинского типа, относящиеся к XVIII в. до н.э., обнаружены в районе Кура-Араксинской низменности и возле Дона. С этого же времени начинает отсчет прожившая до XVI в. до н.э. федоровская культура Урала и Сибири. Временная протяженность Синташты по данным дендрохронологии (определения А.Г. Гаврилюка) – 130 лет. К концу этого периода мы находим поселения синташтинцев организованно покинутыми населением, со следами сильнейших пожаров. Мы не находим ни одного поселения федоровцев, население которого антропологически можно отнести чисто к федоровскому. Количество алакульских скелетов в смешанных захоронениях всегда превышает количество федоровских. В целом вырисовывается такая картина: Регион от Днепра до Алтая уже с 4 тысячелентия до нашей эры заселен представителями преемственных друг-другу (а позже и скифам) древнеямной, афанасьевской, алакульской культур, оставивших нам наиболее древние курганные захоронения. В XVIII в. до н.э. в этот регион вторгаются арийские племена, массово мигрировавшие по каким-то причинам с Ближнего Востока через Кура-Араксинскую низменность на север. Этим племенам удается укрепиться в регионе южного Зауралья и Южной Сибири, где они строят укрепленные поселения и дают толчок к развитию федоровской культуры. Первые их поселения, относящиеся к синташтинскому типу, несут на себе следы военного вторжения и, похоже, были организованно покинуты населением, что говорит об успешном сопротивлении местных племен. Следы федоровской культуры обнаруживаются еще в течение двухсот лет, после чего оказываются окончательно вытеснены алакульской культурой, ведущей свое происхождение от культур, имевшихся в регионе до вторжения индо-иранских племен. Дальнейшее развитие алакульской культуры привело к формированию народов, идентифицированных китайскими источниками как тюркские: "хунны как этнос впервые упоминается 1764 г. до н.э., потом еще 822 и 304 гг. Термин тюрк в разных вариантах встречается в китайских источниках начиная с 2205 года до н.э. т.е. более 4-х тысяч лет назад (Ходжаев, 2003, стр.178). Например, отряды северной провинции царства "Шя" (2205-1766 гг) напали на племя "туфанг, гуйфанг, куюнг, которые обитали в западной и северо-западной границе Китая (Дуан Лянчин, том 1, стр.124). Племя гуйфанг при северных царствах "Шя" (2205-1766), "Шонг" (1766-1122) и "Чжоу" (1122-771) - это и есть динглинг (Дуан Лянчин, том 1, стр.115). Крупный китайский историк Люй Симян пишет: "ранее названное динлин или динглинг - позднее именовалось как чилэ или теле. Сейчас мы их называем "уйгур", а на западе их называет "тюрк"." По описаниям, представленным китайскими историками, антропологический тип динлинов соответствует выявленному по результатам раскопок антропологическому типу населения минусинской курганной культуры, наследницы афанасьевской и андроновской (алакульской) культур. Прослеживая преемственность культур бронзового века в черноморских степях, на Волге, Приуралье, Южной Сибири вплоть до исторически обозримого горизонта, мы можем увидеть, что древнейшее население этого региона было прототюркским. Результаты арийского вторжения, произошедшего в XVIII в. до н.э., обнаруживаются в течение двух-трех веков после его начала параллельно с местными культурами, и к концу этого срока оказываются элиминированы или ассимилированы носителями прототюркских культур региона, продолжившими свое дальнейшее развитие и породившими в том числе и скифов. Безосновательно объединение федоровской андроновской и алакульской андроновской культур в одну культуру. Предметы одной культуры не могут быть автоматически приписаны другой с целью преувеличения роли индо-иранских (арийских) народов в формировании состава населения территории между Днепром и Енисеем. (В частности, прототип юрты, обнаруженный в алакульском поселении XII в. до н.э. не может быть приписан федоровской культуре, прекратившей свое существование за 400 лет до этого).

Jake: Бегазы-дандыбаевская культура (X-VIII вв. до п.э.). Племена этой культуры В своем эволюционном развитии прошли три последовательных этапа: переходныи, развитыи и позднии. К переходному от атасуского к бегазы-дандыбаевскому этапу относится группа памятников Атасу- Иртыш, в том числе Аксу-Аюлы-2. Он состоит из однотипных земляных курганов, обрамленных по основанию кольцевыми оградами из крупных гранитных плит, вкопанных на ребро. Трупы погребены в вытянутом положении на спине. Появление подобного типа захоронений с обширными внутренними сооружениями свидетельствует о возникновении в период позднего андрона (ХIII-ХI вв. до н.э.) имущественного неравенства. Внутренние ограды большинства сооружений переходного и развитого периода бегазы-дандыбаевской культуры сохранили остатки деревянного покрытия из бревен. Слой древесного угля и золы от бревен указывает на ритуал предания огню деревянных конструкций перекрытия. Такой поминальный обряд сожжения деревянных построек был широко распространен среди племен эпохи поздней бронзы на территории Казахстана. Погребальный обряд бегазы - дандыбаевской культуры не типичен для андроновской культуры. Наряду с обычными, скорченными, встречаются вытянутые трупоположения на спине. Сочетание двух обрядов захоронения в одном могильнике объясняется по-разному. Согласно одному из НИХ, это связано с переселением в эту местность представителей другого рода, принадлежащего к этому племени; согласно второму - с переходом одних и тех же племен от одного этапа развития к другому. Бегазы, Аккойтас, Дандыбай и другие известные памятники характеризуют развитый этап бегазы-дандыбаевской культуры. Эти могильники и поселения отличаются законченностью архитектурностроительных форм жилых и культовых сооружений, разнообразием новых видов шаровидной керамики. Особенно примечательны в этом отношении плиточные ограды Бегазы, расположенные в отрогах одноименной горы. В этой группе памятников всего шесть однотипных оград. Одна из особенностей бегазинских могильников - это специальные алтарные устройства для ритуальных предметов и жертвоприношений. Там же сохранились следы жертвоприношений и трапезной пищи в виде большого скопления бараньих костей. Глиняная посуда, найденная в комплексе Аксу- Аюлы, соответствует переходному периоду от среднего этапа эпохи бронзы к позднему. Там были найдены крупные гребешкообразные формовки, которые свойственны бегазы - дандыбаевскому этапу эпохи бронзы в Центральном Казахстане. Жители горной зоны Центрального Казахстана в период бегазы-дандыбаевской культуры продолжали строить помещения в виде землянок и полуземлянок. Очаги сооружали в виде округлых ям в полу, устланных каменными плитами. Данные археологических исследований свидетельствуют о том, что племена эпохи поздней бронзы Центрального Казахстана развивались в тесной взаимосвязи с родственными племенами Южного 3ауралья, Алтая и Енисея. Все археологические находки, характеризующие материальную культуру этих областей, отдаленных друг от друга на огромные расстояния, весьма близки, что подтверждает тесную экономическую и культурную связь между древними племенами.

Jake: Исследование андроновской и бегазы-дандыбаевской культур В археологии под культурой понимаются общность происхождения и исторических судеб, способов хозяйствования и сходство материальнодуховной жизни племен, населявших определенную территорию. К таким культурам относится и культура племен, населявших обширные пространства Сибири, Приуралья, Казахстана и Средней Азии. Первый памятник этой культуры был открыт археологом А.Я. Тугариновым в 1914 г. у с. Андроново близ г. Ачинска и поэтому в науке носит условное название андроновская. Среди ученых идет дискуссия о происхождении андроновской культуры. Главной причиной этой дискуссии является недостаточная изученность памятников предшествующих эпох - неолита и энеолита. В последние годы у языковедов-тюркологов, этнографов, историков появился ряд исследований, где выдвигается гипотеза о тюркоязычности племен андроновской и бегазы-дандыбаевской культур. Начало периодизации и классификации памятников андроновской культуры положили археологи С.А. Теплоухов, К.В. Сальников, М.л. Грязнов. Археолог кв. Сальников разработал хронологическую классификацию для андроновской культуры 3ауралья, разделив ее на три этапа: федоровский (XVIII-XVI вв. до н.э.), алакольский (XVХН вв. до н.э.) И замараевский (ХII- VIH вв. до н.э.). Данная классификация получила признание в научной среде и применяется при изучении памятников эпохи степной бронзы во всех регионах распространения андроновской культуры. Неоценимый вклад в исследование памятников эпохи бронзы в Центральном Казахстане внес академик А.Х. Маргулан. В результате многолетних исследований ученый определил этот период как переходный от эпохи бронзы к железному веку и ввел в научный обиход термин бегазы-дандыбаевская культура (по месту первых раскопок памятников бронзы у аула Дандыбай близ г. Караганды и в урочище Бегазы в Северном Прибалхашье).

андрон: бред

Jake: андрон пишет: бред Больше всего поражает в некоторых людях, умение одним словом запятнать, уничижить, опорочить чьи-то труды, еще и без ясных доводов и фактов. А эти труды, люди создавали десятилетиями, а то и веками. Если считаешь, что кто-то не прав, внеси ясность, спорь, доказывай. Хотя стоит ли обращать на таких внимание? Мудрость гласит "Собака лает, караван идет"

Алина: Спасибо огромное! Вы мне очень помогли. Дай Бог вам здоровья!

Антон: спасибо



полная версия страницы