Форум » Древние государства Казахстана » МУСУЛЬМАНСКИЕ ГЕОГРАФЫ О НАРОДАХ И МЕСТНОСТЯХ КАЗАХСТАН (X-XII вв.) » Ответить

МУСУЛЬМАНСКИЕ ГЕОГРАФЫ О НАРОДАХ И МЕСТНОСТЯХ КАЗАХСТАН (X-XII вв.)

Jake: МУСУЛЬМАНСКИЕ ГЕОГРАФЫ О НАРОДАХ И МЕСТНОСТЯХ ТЕПЕРЕШНЕГО КАЗАКСТАН (X-XII вв.) В связи с преобладанием мусульманской культуры в Средней Азии начиная со второй половины VIII века географическое и историческое описание Средней Азии становится делом мусульманских географов. IX и X вв. являются периодом расцвета географических исследований у арабов. Мусульманские источники, несмотря на их крайнюю сухость и лаконичность, интересны в том отношении, что дают сведения преимущественно о южном Казакстане, являвшемся "воротами в Среднюю Азию", местом стыка оазисной среднеазиатской культуры с огромным кочевым миром тюрко-монгольских родов и племен. Пионерами земледельческой культуры были, главным образом, иранцы; под их культурным воздействием стали оседать и тюрко-монголы. Как видно из приводимых отрывков, берега Сыр-Дарьи, по среднему и нижнему течению реки, имели ряд оседлых поселений, развалины которых сохранились и до сих пор. Следовательно, берега Сыр-Дарьи по ее нижнему и среднему течению (современные Казалинский, Кармакчинский, Кзыл-Ордынский, Яны-Курганский, Туркестанский районы Южно-Казакстанской области) имели культурные очаги с поливным земледелием и торговлей. Несомненно, культурное влияние иранцев на тюрко-монголов, а через них на казаков, было весьма велико, и смешение их между собой происходило с очень давних времен. Масуди, Кардизи, Макдиси, отрывки из произведений которых помещены ниже,- авторы X в. Сообщения их подтверждаются одно другим. М а с у д и, или Мас-уди Абульхасан Али, знаменитый арабский географ и историк из Багдада (умер в 956 г.) путешествовал по Азии и Северной Африке, был также и в Северной Персии. Из его книги в наш сборник включены места, имеющие географический интерес в отношении распространения тюрков и говорящие об оседлых и кочевых народах, обитавших на территории современного Казакстана. Книга его озаглавлена: "Мурауджуз-Захаб уа динульжаухар" ("Книга золотых лугов и рудников драгоценных камней"). Перевод отрывков сделан с арабского текста, помещенного во французском издании. (Том I. 1861 г.). Автор книги "Х у д у д А л-А л е м" ("Граница мира") неизвестен, но известно, что книга написана в конце X в. Рукопись открыта Туманским в Бухаре в 1892 г. и издана с введением В. В. Бартольда Академией Наук СССР в 1930 г. В книге дается подробное географическое описание гор, рек, островов, пустынь государств и городов земного шара, в частности, много интересных сведений о территории Казакстана. Приводимые главы переведены из вышеупомянутого издания. И б н - Х а у к а л ь, Абдуль Касим-Мухаммед, арабский купец и путешественник из Моссула (X в.), странствовал 30 лет и в 977 г. исправил на основе личного опыта написанную Вальхаем в 921 г, и обработанную Истахрием в 951 г. "Книгу путей и государств". В этой книге имеется много сведений о географии тогдашней Средней Азии. Приводимые нами отрывки переведены с английского издания The oriental Geography of Ebn Hauckal, arabian traveller of the tenth century. Translated by sir William Ouseley. London, 1800. M а к д и с и или Мукаддаси - известный арабский географ и путешественник. Книга его появилась в 988 г. под названием "Ахсануттакасим Фи Марифатуль Акалдим" ("Самое лучшее разделение климатических поясов"). Помещенный нами отрывок дан в переводе Бартольда (см. его "Отчет о поездке в Среднюю Азию с научною целью с 1893 по 1894 г.", стр. 15-16). Книга "Зайнуль-Ахбар" ("Украшение из извести") Абу Сайда Абульхай Бин Зухака К а р д и з и написана в 1050-1052 гг. на персидском языке. Кардизи дополняет "Худуд Ал-Алем". Текст взят из того труда Бартольда. И б н - Х а л д у н - знаменитый арабский историк, родился в Тунисе в 1332 г., умер в Каире в 1406 г. Он жил в Испании и в Каире, где занимал должность верховного судьи, которую сохранил даже при Тимуре. Его книга "Китаб-ульабр" ("Книга примеров") посвящена истории мусульманских народов. Первая часть ее, знаменитое введение (мокаддама) содержит много глубоких и для того времени весьма передовых мыслей об истории как науке. Ибн-Халдун для своего труда пользовался сочинениями Птоломея, Идриси Масуди, Ибн-Хаадаба, Хаукаля, Кардизи, Ибн-Искака и других. Он дает некоторые сведения об озере Балхаше и народах, обитающих к югу от него. Наш перевод сделан с арабского текста книги Ибн-Халдуна в египетском издании 1294 (Летоисчисление мусульманское). (1867) г. Остальные сведения взяты из более поздних тюркских авторов-компиляторов, использовавших древние арабские и персидские источники и народные предания, как, например, турецкие историки M y н е д д ж и м - б а ш и (1630-1701) и А б у л г а з и (1605-1664), передающие события XI-XII вв. Текст Мунедджим-баши (перевод В. В. Григорьева) взят из книги "Труды Восточного отделения Имп. русск. археол. о-ва, часть XVII". Текст Абулгази взят из книги "Известия Общества археологии, истории и этнографии при императорском Казанском университете", том XXI, вып. 5-б, перевод Саблуков, за исключением главы "Уход узбеков из Ургенжа", переведенный нами с джагатайского по изданию Пантусова. Море Аджамов [Каспийское], вокруг которого кочуют и живут народы "аджам" и другие... носит разные названия: Бабуль-Абуабское, Хозарское, Жильское (Гиланское), Дилемское, Журжанское, Табаристанское. На берегу этого моря находится несколько тюркских родов. Оно с одной стороны доходит до городов Хорезма, принадлежащего территории Хорасана. (Масуди, I, 262-3). Аспижаб - область, служащая границею мусульман и неверных, страна обширная и цветущая [земледельческая], граничит с Туркестаном. Все то, что вывозится из Туркестана, поступает в Аспижаб. В этой области очень много городов и деревень. Из них ничего не вывозят. Аспижаб есть центр области, город большой, богатый продуктами и ремеслами, здесь место пребывания правителя и место сборища купцов всего мира. (Худуд Ал-Алем, 48). СЛОВО ОБ ОБЛАСТИ КАЙМАКОВ И ОБ ИХ ГОРОДАХ Эта область на востоке граничит с одним из киргизских родов, на юге простирается до реки Арташ и Аталь, на западе граничит частично с кипчаками и необитаемыми землями севера. В этой области имеется только один город, а племен очень много. Люди живут в юртах летом и зимой, кочуют в поисках пастбища и воды. Их доходы - от саммура и баранов. Пищу их летом составляет молоко, а зимою копченое мясо. Когда между ними и гозами бывает мир, то зимою вступают в общение с гозами. Каймакского правителя называют хаканом. У этого правителя имеется двенадцать начальников, при помощи которых он управляет страной; должность их по наследству переходит к их сыновьям. (Там же, 36). СЛОВО ОБ ОЗЖИФЖАКЕ Это область, выделившаяся из области каймаков. Жители в некоторых отношениях по нравам сходны с гозами. Киркирхан - область, тоже выделившаяся из каймакской земли. Жители по своим нравам похожи на киргизов. И г с у н - Я с у, тоже одна из каймакских областей, находится между реками Арташ и Аталь. Народ здесь давний, смышленый, богатый и трудолюбивый. Мазакия - город в Каймаке, в котором летом живет хакан. Расстояние между ним и городом Торар восемьдесят дней пути на быстроходных подводах. Чуф - селение и стоит на берегу реки; летом там бывает очень много народу. (Там же, 36). СЛОВО ОБ ОБЛАСТИ ГОЗОВ К востоку от этой области лежат пустыня Гозская и города Мауранахра. На юге часть пустыни и второе Хозарское озеро и на севере и западе река Аталь. Народ здесь жизнерадостный, но в то же время с горячим и корыстолюбивым характером. Зимой и летом кочуют в поисках пастбищ; их доход - от коневодства, разведения рогатого скота, овцеводства и немного от охоты и выделки оружия. Среди них есть много торговцев. У них удивительно хорошо то, что они любят молиться и уважают лекарей. В отношении набожности они служат примером для других. У них городов нет, а юрт очень много. Они мужественны, храбры, всегда ходят вооруженными, и во время битвы отважны. Они часто производят нападение на мусульман, всегда растоптав все и ограбив, уходят обратно. У каждого рода свой старшина, который всегда вместе с ними. (Там же. 36). СЛОВО ОБ ОБЛАСТИ ТЮРКОВ-БЕЖНАК Эта область на востоке граничит с гозами, на юге с буртасом, на западе с мажгарами и с Русью и на севере с росами. Эта область во всех отношениях походит на область каймаков. Они известны тем, что среди них много знаменитых богатырей. Городов у них нет. Подчиняются своим старшинам. (Там же, 36-7). СЛОВО ОБ ОБЛАСТИ ХИПЖАХА На юг от хипжах лежит область бежнаков, а остальные стороны охвачены пустынями севера. У хипжаков не имеется домашних животных. Они пришли сюда, отделившись от каймаков. Нравы у них очень плохие. Начальников им назначают правители каймаков. (Там же, 37). Что касается пути кимакам, то из Фараба идут в Янгыкент; на пути из Янгыкента в страну кимаков встречают реку, переправляются через нее и приходят в пески; тюрки называют это место Уюкман (?). Дальше приходят к реке Сокук; после переправы через нее начинаются солончаки. Дальше приходят к горе Кендир-тагы. (Путешественник) идет все по берегу той же реки, среди зелени, травы и деревьев, до истока реки; гора высока. После этого поднимаются на гору по узкой тропинке. От горы Кендир-тагы приходят к реке Асус(?); по этой дороге в течение пяти дней на людей совсем не падает свет солнца вследствие деревьев, до самого берега реки Асус. Вода в реке черная; она течет с востока доходит до ворот Табаристана (?). После этого приходят к реке Иртыш, где начинается страна кимаков. По обеим сторонам реки пасутся дикие кони; иногда можно видеть в одном месте тысячу или две тысячи их; они происходят от одичавших царских коней; они продолжают размножаться. Этих лошадей нельзя поймать иначе, как арканом; поймав их, садятся на них и укрощают; они поддаются укрощению и привыкают к людям. Иртыш - большая река, так что, если кто-нибудь встанет на этом берегу реки, то с другого берега его нельзя узнать... Вода реки черная. Переправившись через реку Иртыш, приходят к шатрам кимаков. Низких строений у них нет; все живут в лесах, ущельях и степях, все владеют стадами коров и баранов; верблюдов у них нет; если какой-нибудь купец приводит сюда верблюда, он не живет здесь и года: как только верблюд поест этой травы, он околевает. У них нет соли; если кто-нибудь приносит сюда один мен соли, он берет за это мех горностая. Летом они питаются кобыльим молоком, которое у них называется кумысом; на зиму они заготовляют сушеное мясо, баранье, лошадино или коровье, каждый по мере своих средств. В этой стране выпадает много снега; бывает, что толщина снежного покрова в степи достигает высоты копья. Зимой они уводят лошадей в отдаленную страну, в место Октаг; под землей у них есть водоемы, сделанные из дерева на зимнее время; когда выпадает много снега, их лошади пьют в зимние месяцы эту воду, так как снег не позволяет им дойти до водопоя. Предметы охоты кимаков - соболи и горностаи; их начальники носят титул Бамал-Пейгу (или Ямал-Пейгу). (К а р д и з и, см. Бартольд, 106-107). Шаш - цветущий и многолюдный город, населен мусульманами из Гоза и Холаджа, принадлежащими к ревнителям священной войны. На территориях между Фарабом, Кунджиде и Шашем много полей, засеянных зерновыми хлебами. Народ живет в шатрах; все - мусульмане, не имеющие государственной самостоятельности. Тараз расположен на самой границе, проходящей между областям тюрков и мусульман; встречающиеся повсюду около Тараза сильные замки называются вообще по имени этого горда. Область ислама простирается до этого пункта. На территории Азеркента расположен город со старым замком мечетью и валами, на которых находятся дом губернатора, тюрьма в старом замке. Город этот приятен, изобилует хорошими фруктами и населен вежливым и красивым народом. Хлеб доставляется сюда из Ферганы, Сатрушта и других стран на лодке по реке Шаш, имеющей довольно значительные размеры. Аму берет начало в Туркестане, на границах Азеркента, там же находятся истоки Харсаба, Ойса, Каба, Ходали и других рек. Большая часть гозского народа - мусульмане. Гоз - столичный город, где находится летняя резиденция королей этой страны. От Хорезма до столицы по прямой линии десять мерхилэ, а от нее до Бараба - двадцать. (Ибн-Хаукаль, 268-270). К концу саманидского периода относится подробное перечисление городов долины Таласа, которое мы находим у Макдиси. Эти города следующие: 1. Тараз - славный, укрепленный город со многими садами, густо застроенный; имеет ров и четыре ворота; около него есть многолюдное предместье; у ворот города течет большая река; часть города находится по ту сторону реки; через реку проходит дорога; соборная мечеть находится среди базаров. 2. Джикиль - небольшой город на расстоянии 1/2 мили от Тараза; имеет стены и цитадель, соборная мечеть находится на базаре. 3. Барсхан. Это, так называемый, Нижний Барсхан, или Нушджан. Расстояние, указанное другими географами, как мы увидим ниже, более значительно). - город на расстоянии мили к востоку (от предыдущего?), имеет стены, теперь уже разрушенные; соборная мечеть находится среди базаров. 4. Бехлу - город больше Барсхана; лежит влево от Джикиля, на расстоянии 1/2 фарсаха; имеет 5 волостей, цитадель и соборную мечеть среди базаров. 5. Атлах - большой город, по величине приближается к столице (к Таразу или к Исфиджабу); имеет стены. Большую часть города составляют сады; в сельских окрестностях его больше всего возделывается винограда. Соборная мечеть находится внутри города, базары - в предместии. 6. Хамукет (или Джамукет) - большой город, имеет стены; около последних находится соборная мечеть, базары - в предместии. 7. Шельджи - небольшой город, но в нем много иностранцев; говорят, что в нем 10 000 исфаганцев. Имеет цитадель; соборная мечеть находится вне ее. Город расположен среди гор; из последних вытекает река, посреди нее (?)- 7 селений. 8. Сус - большой город и... 9. Куль - меньше его. Оба города имеют стены и расположены на берегу реки (или канала). 10. Текабкет - большой город; половина жителей - неверные. Последние три города расположены вблизи гор, в которых находятся серебряные рудники. (Макдиси, см. Бартольд, 15-16). В верховьях реки Шаш находится гора Жибрагун. Эта гора берет начало из пятого климатического пояса, делая изгиб к востоку, отклоняется к югу, выходит к девятому отделу четвертого климатического пояса, окружая Шашскую землю; потом, в девятом отделе, тоже делает изгиб, окружает землю Шаша и Ферганы, здесь с юга входит в третий эклим [климатический пояс]. Между рекой Шаш и оконечностью этой горы находится город Фараб; между Фарабом, Бухарой и Хорезмом есть пустыня. На краю этого отдела с северной и восточной стороны находится земля Хужандынская. В ней города Санжаб и Тараз. С запада девятого отдела этого пояса после земель Ферганы и Шаша начинается Хазлажская земля с южной стороны, Халижийская земля с северной стороны. На востоке этого отдела лежит земля каймаков,- все это в девятом отделе и граничит с горой Кокия. ...Седьмой отдел этого пояса с запада окружен морем Табаристанским. В северо-западной части этого отдела существует земля, по которой река Этил впадает в это море; к востоку от этого отдела лежит земля, обнаженная из-под моря, эта земля - место кочевки гозов-тюрков. Она с южной стороны окружена горами, простирающимися до восьмого отдела, потом идет к западу, не доходя до половины восьмого отдела; загибаясь к северу, подходит к морю Табаристан; окружает его, простираясь до шестого отдела, потом отклоняется от моря. Здесь ее называют Черной горой. Потом идет на запад к шестому отделу пояса, потом возвращается к югу шестого отдела пятого пояса. В этом отделе конец этой горы вклинивается между землями Серира и Хозара. Хозарская земля в шестом и седьмом отделах упирается в бока Черной горы. Восьмой отдел этого пояса составляют кочевья гозов-тюрков, на юго-западной стороне его лежит озеро Хорезм, в которое впадает река Жайхун. Окружность этого озера - триста миль; туда впадает еще много рек с Гозской земли. На северо-восточной стороне его лежит озеро Аргун. Окружность ее составляет четыреста миль; вода в нем пресная. К западу от этого отдела находится гора Музгар, что означает Снеговая гора, потому что там снег не тает; она простирается до конца отдела. На юге от озера Аргун есть каменистая гора, там ничего не растет, гора эта называется Аргунской, вследствие чего озеро тоже называется Аргунским. Из этой горы и горы Музгар в северное озеро с двух сторон впадает множество рек, число которых неизвестно. В девятом отделе этого пояса, на западе от стран гозов и на востоке от страны каймаков, находятся страны аркасов из тюркского племени. (Ибн-Халдун, I, 60, 64-65). КАРА-ХАН [ок. 900 г. н. э.] Кара-хан царствовал над всем народом. Летом он жил по горам Эрь-таге и Гер-таге, которые ныне зовутся Улу-тау и Кичик-тау, а когда наступала зима, он проводил время в Кара-Куме и на берегу реки Сыр. При Кара-хане подданные его сделались столь нечестивы, что между ними не было ни одного мусульманина. (А б у л г а з и, 12). О ХАКАНАХ ТУРКЕСТАНСКИХ [КАРАХАНИДЫ, XI- XII в.] Хаканы эти имели притязания на происхождение от рода Афрасиабова. Властвовало их всего двадцать человек. Столицею царства их был вначале Баласагун город, а потом города Бухара и Самарканд... Коренными владениями их были: 1) Баласагун, служивший им столицею, расположененый в начале седьмого климата под 102 гр. долготы и 48 гр. широты, неподалеку от Кашгара в считавшийся издревле пограничным городом Туркестана; 2) Кашгар, стольный город Турана, в шестом климате под 106 гр. долготы и 45 гр. широты; зовется также Ордукенд'ом; родина нескольких известных ученых; 3) Хотан, в отдаленнейшей части Туркестана, под 107 гр. долготы и 42 гр. широты; 4) Каракорум; 5) Тараз; 6) Фараб: все три города важные. (My н е д д ж и м - ба ш и, 195). Прошлое Казахстана в источниках и материалах СБОРНИК I (V в. до н. э.-XVIII в. н. э.) ПОД РЕДАКЦИЕЙ проф. С. Д. АСФЕНДИЯРОВА и проф. П. А. КУНТЕ АЛМАТЫ "КАЗАХСТАН" 1997

Ответов - 1

Jake: Арабские путешественники на Великом шелковом пути. (IX-Xв.в.) Джуманалиев Т.Д., кандидат исторических наук, доцент КГНУ. Возникновение ислама, а затем последовавшие арабские завоевания на Западе и на Востоке, привели к образованию арабского халифата. Однако завоевания продолжались на северо-востоке в первой четверти VIIIв., где были присоединены Мавераннахр и ряд других сопредельных областей. 1 С ростом и укреплением халифата в VIII-IX.в.в. возник ряд государственных задач, особенно в финансово-налоговой системе. Конечно, арабы могли заимствовать хозяйственно-финансовую систему покоренных народов, в принципе они взяли за основу, но изменившиеся условия требовали и вновь проверенных точных сведений о распределении провинций, заселенных пунктов, о продуктах земледелия и промышленности, о размере обложений натуральных и денежных. Кроме того, централизованная система управления требовала хороших путей сообщения и точных сведений о них с перечислением маршрутов, почтовых станций, с указанием расстояний и условий передвижения. 2 Интересы государства, будучи мировой державой своего времени, не позволяли ему ограничиваться знанием только своей территории; необходимо было иметь точное представление о других, в первую очередь о соседях и предполагаемом противнике. И война и мир этому содействовали: сведения доставляли и посольства, и пленники, возвращавшиеся на родину. Путешествия с первых веков халифата приобрели очень оживленный характер. Как известно, одним из требований ислама было паломничество в Мекку, обязательное раз в жизни для мусульманина при наличии известного достатка и свободных путей сообщения. Поэтому существования последних имела религиозную сторону, а также торговля сухопутными маршрутами, не только объединяла самые отдаленные области халифата, но выходила далеко за пределы его, вовлекая в орбиту своего влияния и центр Африки, и северо-восток Европы, и юго-восток Азии. Короче, и религия, и торговля расширяли масштабы путешествия; тому же содействовала и система образования, которая рассматривала путешествия в поисках науки завершением круга учения и считалась обязательным. 3 До IX в. у арабов отсутствовало самостоятельное географическое произведение, но в девятом веке начинается знакомство с географическими трудами Птолемея как Альмагеста и География в переводах сирийских авторов и другими произведениями древних греков. Одновременно, подвергая их обработке, и завершается оформления научной и описательной географии арабов. Основное значение арабской географической литературы заключалась на новых фактах, сведениях сообщаемых ею особо не вдаваясь в теорию. Арабы, в своих географических описаниях, охватили всю Европу за исключением крайнего севера, южную половину Азии, Северную Африку, берега Восточной Африки. Арабы дали полное описание всех стран от Испании до Туркестана и устья Инда с обстоятельным перечислением населенных пунктов, с характеристикой культурных пространств и пустынь, с указанием сферы распространения культурных растений, мест нахождения полезных ископаемых. Их интересовали не только физико-географические или климатические условия, но в такой же мере быт, промышленность, культура, язык, религиозные учения. Сведения их не были ограничены областями халифата и значительно выходили за пределы известного грекам мира. Последние плохо знали страны к востоку от Каспийского моря, не имели почти никакого представления о восточном береге Азии к северу от Индокитая. Арабы же сообщают сведения о пути по суше к верховьям Иртыша и Енисея, о морском береге Азии вплоть до Кореи. 4 Таким образом, вышеотмеченные объективные и субъективные факторы дали толчок возникновению собственно арабской географической литературы, которая оставила глубокий след и, в последующем, оказала влияние на европейскую географическую науку. Как выше отметили, арабы в географических описаниях не ограничивались пределами халифата, они продолжали свои путешествия на северо-восток и юго-восток, где находились исторические области, как Мавераннахр, Семиречье и Восточный Туркестан и вышли на торговые пути существовавших уже несколько столетий до прихода арабов. Арабские путешественники в своих географических описаниях дали подробную картину городов и поселений, их жителей, местностей и ряд других ценнейших сведений, которые были расположены на Великом шелковом пути и тем самым они внесли весомый вклад в изучение истории и культуры народов Центральной Азии в эпоху средневековья. Благодаря сообщениям арабских путешественников нам известно о существовании средневековых городов и поселений, названия племен и местностей, маршруты торговых путей, в известной степени дают некоторые сведения хозяйственной и религиозной жизни жителей этого региона. Для арабских географов IX-X в.в. характерно давать описание только мусульманским странам, поскольку нет необходимости в описании страны безбожников. В то время Таласская долина и западная часть нынешней Ошской долины до г. Узгена входили в область ислама. 5 В Центральной Азии караванная торговля переживала своеобразный торговый бум, поскольку основные ветви шелкового пути проходили через территории данного региона. Сведения арабских авторов IX-X в.в. позволяют с большей или меньшей точностью восстановить для рассматриваемого периода отрезок Великого шелкового пути со всеми его ответвлениями, проходивший через Центральную Азию. Основная трасса этого отрезка начиналась в Багдаде – столице Аббасидского халифата - крупнейшем центре культуры и торговли всего мусульманского Востока, связанном с многочисленными странами мира. 6 Естественно, торговые связи с другими государствами зависели от интенсивности межгосударственных отношений, а также от стабильности в регионах расположенных на торговом пути. В указанный период Центральная Азия переживала своеобразный торговый бум, связанный с развитием городов, ремесла и торговли, предметом торговли были самые разнообразные товары, привозимые из разных стран, которые пользовались огромным спросом на среднеазиатских рынках, в частности ткани, ювелирные украшения и металлические изделия и т.д. К числу товаров вывозившихся из Центральной Азии следует отнести ферганских лошадей, кожу, меха, изделия из стекла, драгоценности, ковры, сельскохозяйственные культуры и т.д., которые также пользовались большим спросом на рынках других стран. Несомненно и другое, что арабские путешественники ходили только по самым удобным, хорошо известным караванным путям, где можно было получить (или купить) все необходимое для дальнейшего путешествия. Это свидетельствует о том, что маршруты исследования совпадают с уже ранее существовавшим торговым путям. Среди арабских путешественников следует выделить ибн Хардадбеха, Кудама ибн Джафара, Ибн ал- Факиха, ал – Мукаддаси, ал-Истахри, которые дали свои географические описания северной ветви Великого шелкового пути. В свою очередь северная ветвь состояла из двух основных ответвлений: Южной и Северной. Судя по описаниям арабских путешественников, они сумели пройти оба ответвления, кроме того, дать характеристику этим маршрутам. Согласно их описанию, арабские путешественники двигались от Багдада через северную Месопотамию, попадали в Иран, а затем по персидскому участку шли к северо-востоку, в область Хорасан, где начинался собственно центрально-азиатский участок. В качестве ворот в Центральную Азию служил г. Мерв (ныне Мары, Туркмения), последний имел важное политическое и торговое значение в IX-X в.в. От Мерва путешественники направлялись в Амулю (ныне Чаржоу, Туркмения) далее в Бухару, оттуда в Самарканд. Расстояние между этими городами арабы указали, и они занимают от 36 до 39 фарсахов (1 фарсах – 6-7 км.). Причем ибн-Хардадбех, Кудама ибн Джафар и ибн ал- Факих дают разные расстояния между этими городами и эта разница составляет от 3 до 5 фарсахов. При установлении их современного эквивалента необходимо учитывать разницу между дорожным и картографическим расстоянием, разницу между древним и современным расстоянием. Дело в том, что путешественники стремились к выпрямлению и упрочению путей, если географический рельеф позволял это сделать, и открывали новые пути или их участки и ряд других моментов. Это можно заметить при дальнейшем описании маршрутов арабских путешественников. Далее путешественники двигались от Самарканда к Замину (Узбекистан), здесь торговый путь разделялся на ветви, это, так называемая, Ферганская (южная) и Шашская (тюркская). 7 По В.В. Бартольду этот путь разделялся в Сабате. 8 От Замина дорога шла к г. Ахсикету (ныне руины Иски-ахсы, Узбекистан). По мнению О.К. Караева, что между этими городами от южной дороги отходило (еще) четыре ветви: две селении Сабата, третья в г. Ходженте, а четвертая в г. Ахсикете. 9 Эти дороги соединяли между собой мусульманские области с районами Центральной Азии. Далее путь следовал от г. Ахсикета через Куба в Ош, а затем в Узген. Этот путь для караванной торговли был удобен и проходил по степи. От Узгена путь лежал через высокие горные проходы по Кудама ибн Джафара ал-Акаба, где автор отмечает, что дорога очень крутая и труднопроходимая, с подъемами и спусками и оттуда можно попасть в г. Атбаш. 10 О.К. Караев дает пояснение, что арабское слово Ал-Акаба означает – горный проход, горная дорога, крутой подъем. 11 По Махмуду Кашгарскому этот горный проход называется Качук Арт и он находился между Узгеном и Кашгаром. 12 По мнению А.Н. Бернштама, этот горный проход, о котором упоминает Кудама ибн Джафар, находился не в районе Арпа, а долине реки Ала-Бука. 13 От Акаба дорога вела через долину Кара-Коюн в средневековый г. Атбаш (ныне развалины Кошой-Коргон). По данным археологии г. Атбаш в VIII-XII в.в. являлся ставкой тюркских каганов. 14 О.К. Караев ссылаясь на сообщения Кудама ибн Джафара соединяет дорогу Атбаш- Верхний Барскан , и она проходила через кочкорскую и иссык-кульскую долины. 15 У В.В. Бартольда этот путь не указан. 16 Очевидно, Южная дорога играла второстепенную роль, поскольку этот путь менее освещен у арабских географов, за исключением Кудама ибн Джафара. Что касается тюркской или шашской дороги, Северной ветви Великого шелкового пути, как называли арабские путешественники, то она начиналась у г. Замина, оттуда путь лежал к реке Тюрк (совр. Чирчик) и далее г. Шаш (г. Ташкент). Согласно арабским писателям р. Тюрк рассматривалась как граница между мусульманскими областями и страной тюрков или неверных. От г. Шаш дорога вела в Исфиджаб (Чимкент), оттуда в Тараз. Все указанные арабскими путешественниками расстояния между городами и селениями почти совпадают с современными и поэтому у нас нет повода не доверять авторам. От г. Тараза северный путь проходил через селения Уч-Булак и Кулан (ст. Луговая), этот участок упоминает ибн Хардадбех и ал-Мукаддаси, что в Кулане была соборная мечеть и укрепление. 17 Северная дорога от с. Кулан до с. Аспара (с. Чалдовар), проходила по территории современного Кыргызстана через многочисленные селения Чуйской долины в г. Невакет (Кеминь). На этом участке, по сообщениям арабских географов, находились многочисленные города и селения Мерке, Аспара, Нускет, Харанджуван, Сарыг, Джуль, Кирмираб и Невакет (с. Орловка), ныне все вышеперечисленные города и селения в развалинах. Северная дорога от г. Невакета вела через г. Суяб (ныне с. Шабдан) в Верхний Барскан, последний находился на юго-восточном берегу Иссык-Куля, далее путь лежал через перевал Сан – Таш в районе Каркары в Восточный Туркестан. По мнению О. Караева, в районе Верхнего Барскана соединяются северные и южные торговые дороги. 18 В долине Талас и Чу, северная дорога разделялась на пять ветвей, проходивших непосредственно по территории современного Кыргызстана. Первая (Чаткальская) ветвь северного пути начиналась у г. Тараза и шла через перевал Кара-Бура и долину Чаткала в Фергану. О долине Чаткал сообщают мусульманские географы X в. Ибн Хаукал, ал-Мухаддаси и автор анонимного сочинения Худуд ал-алам и ее городе Ардаланкет. Вторая ветвь северной дороги начиналась также у г. Тараз и проходила через территории Кыргызстана и вела в Верхний Барскан через долины Таласа и Суусамыра. 19 Третья (илйская) ветвь начиналась в районе Харран (с. Ак-Су). По мнению А.Н. Бернштама, этот путь проходил через брод Тайкечу на р. Чу, Курдайский перевал, в районе Алма-Аты. 20 Четвертая ветвь северной дороги связана с г. Джулем (развалины Чала- Казак). В.В. Бартольд писал на основе письменных источников IX-X в.в., что этот путь проходил от Джуля через Тараз и соединялся с дорогой из Ахсикета. 21 Последняя, пятая ветвь начиналась в г. Невакет и шла по Боомскому ущелью к берегам Иссык-Куля, где соединялась с южной дорогой. Хотя А. Бернштам отрицает существование этой торговой линии, ссылаясь на то, что Боомское ущелье лишено каких-либо следов былых обжитых пунктов. 22 Таким образом, возникновение, а затем расцвет арабской географической науки были связаны с рядом факторов, прежде всего с образованием арабского халифата и распространением ислама, а также освоение греческой географической науки арабами, и ее творческие достижения. Кроме того, арабы одновременно все достижения в области науки связывали с нуждами и интересами государства и финансово-хозяйственной системы. Итак, арабские географы ибн- Хардадбех, Кудама ибн-Джафар, ал-Истахри и др., дали в своих трудах географическое описание северной ветви Великого шелкового пути, в которых отметили существование городов и поселений в IX-X в.в. на территории Кыргызстана. Можно сказать, судя по сообщениям арабских географов, что северная ветвь торгового пути занимало особое место, как и все другие ветви Великого шелкового пути. Более того, путешественники указали маршруты дорог и местностей, расстояния между ними, без которых невозможно было бы восстановить пути движений караванной торговли. Несомненно, что оседлое и кочевое населения принимали активное участие в международной торговле, это подчеркивают арабские географы. Кроме того, благодаря сообщениям этих путешественников, мы знаем, что на территории Кыргызстана, в то время бурно развивались городская цивилизация, ремесло и торговля, и занимало значительное место в их хозяйственной жизни. Примечания: Гафуров Б.Г. Таджики. т. 2, Душанбе, 1989, с. 21-22 Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. т. 4, М-Л., 1957, с. 17 Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. т. 4, М-Л., 1957, с. 18 Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. т. 4, М-Л., 1957, с. 21 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.64 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.64 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.65 Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. Соч., т. 2, ч. 1, М., 1963, с. 241-242 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.65 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.66 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.64 Махмуд Кашгарский. Диван ал- лугат ат- тюрк. т. 2, Ташкент, 1960, с. 211 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. МИА, №26, М-Л., 1952, с. 102 Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. МИА, №26, М-Л., 1952, с. 100-102 Караев О.К. Арабские и персидские источники IX-XII в.в. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968, с.67 Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. Соч., т. 2, ч. 1, М., 1963, с. 243 Материалы по истории киргизов и Киргизии. вып. 1, М., 1973, с. 30,42 Бартольд В.В. Туркестан в эпоху Монгольского нашествия. Соч., т. 1, М., 1963, с.116 Бартольд В.В. Туркестан в эпоху Монгольского нашествия. Соч., т. 1, М., 1963, с.130 Бернштам А.И. Археологический очерк Северной Киргизии. Фрунзе, 1941, с. 70 Бартольд В.В. Очерк истории Семиречья. Соч., т. 2, ч. 1, М., 1963, с.37-38



полная версия страницы