Форум » Древние государства Казахстана » Великий Шелковый путь » Ответить

Великий Шелковый путь

Antimankurt: Шелковый путь на территории Казахстана ...Все лучшее, что создается под солнцем, в сердцах остается, в ночах наших светит бессонных... О. Сулейменов. Шелковый путь — это своеобразная держава без имени и юридического статуса, объединение без признаков государственности. Сотни больших и малых городов, стертых с лица земли временем или же существующих ныне, помогают понять и отрыть нам подлинное величие Шелкового пути. История его берет начало с 138 года, когда из Ханьской столицы вышел посольский караван в в сопровождении князя Чжан-Цзяня, посланного императором У-ди в неведомые страны Запада. Через 13 лет князь вернулся назад, в своем путешествии он дошел до Афганистана и первым прошел прямым путем из Китая через Центральную Азию. Вслед за ним по этому пути на Запад стали отправляться караваны с шелком, а в Китай товары из Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии. Великий Шелковый путь как торговая магистраль не был чем-то застывшим и постоянным. В течении столетий приобретали важное значения те или иные участки пути, некоторые отмирали, приводя к упадку города и центры лежащие на нем. Выбор того или иного маршрута зависел в основном от политической и экономической расстановки сил на евроазиатском континенте. На момент вхождения Казахстана (Южной его части) в систему Шелкового пути, на его территории издревле развивалась самобытная культура, в формировании которой участвовали кочевые племена и оседлые народы, которые были достаточно однородны или же были объединены в рамках однотипных этнополитических образований. Взаимодействие и взаимообогащение культур- оседлой и кочевой- явились основной линией мирового прогресса. В недрах такого синтеза лежат многие достижения цивилизаций, созданных народами Казахстана и Средней Азии. Так, в VI-III вв. до н.э. на территории Казахстана обитали кочевые и полукочевые племена саков, высокая культура которых известна по раскопкам многочисленных курганных могильников, среди которых Бесшатыр, Иссык, Тегискен, Уйгарак. Уже в то время существовали связи с Китаем, Индией, Ближним и Средним Востоком. Об этом свидетельствуют найденные в погребениях сакской знати китайские зеркала, высокохудожественные изделия из Средней Азии и Ирана. Монументальные погребальные сооружения Тегискена из сырцового кирпича, наталкивают на мысль о привлечении к их возведению иноземных мастеров. Во время существования государства Усуней и Кангюй во II в. до н. э. - первой половине нашего тысячелетия, когда Шелковый путь начинает активно функционироавть, сюда проникают римское стекло и монеты, китайский шелк, зеркала и лаковая посуда, европейские фибулы- застежки и разного рода камни- печатки из Сасанидского Ирана. В этот период в долинах рек Чу, Таласа и Сырдарьи формируются небольшие города, основой для которых послужили небольшие земледельческие поселения. Многие из таких центров обнаружены археологами в предгорной зоне Тянь-Шаня, в долинах Арыси, на Сырдарье. Особенно хорошо сохранились эти города в пустынной зоне Приаралья, в Джетыасарском урочище. До сих пор возвышаются их просушенные солнцем желтые стены, а под такырами покоятся древние некрополи. Во второй половине VI века Семиречье и Южный Казахстан вошли в состав огромной кочевой империи- Тюркский Коганат, простиравшейся от Кореи до Черного моря. В конце VI века Каганат распадается на две части- Восточно-тюркский и Западно-тюркский. Центром последнего становится Семиречье со столицей в городе Суябе. Именно в это время происходит оживление участка Шелкового пути, который сыграл важную роль в развитии городской культуры Семиречья и Южного Казахстана. В Семиречье он способствовал появлению целого ряда городских центров, а на юге Казахстана быстрому росту тех городов, которые оказались либо на самой трассе, либо были связанны с ней торговыми ответвлениями. Если в источниках первой половины I тыс. н. э. Упоминаются лишь города Чигу и Семиречье- как резиденции правителей усунь и Битянь в Южном Казахтане- столица кангюй, то уже в начале VII века сообщается о нескольких десятков городов. Наиболее крупными их них были Суяб, Тараз и город на "Белой реке", позднее названный Испиджаб. В китайских дорожниках VII-VIII вв. и арабских маршрутниках VIII-XII вв. перечислены уже десятки городов, стоящих на Шелковом пути. Min_10_P5.jpg (46856 bytes) Шелковый путь полегавший через Среднюю Азию, Южный Казахстан и Семиречье функционировал вплоть до XIV века. По Шелковому пути везли прежде всего шелк, который на ряду с золотом превратился в международную валюту, им одаривали царей и послов, выплачивали жалование наемному войску и государственные долги. В свою очередь из Рима, Византии, Индии, Ирана, Арабского халифата, а позднее из Европы и Руси по нему шли товары, производимые в этих странах. По Шелковому пути везли на продажу знаменитых коней Ферганы, арабских и ниссийских скакунов, верблюдов и слонов и многое много прочее. По Шелковому пути так же распространялись так же и религиозные идеи. Различные миссионеры несли свою веру в заморские страны. Из Индии через Среднюю Азию и Восточный Туркестан пришел буддизм, из Сирии, Ирана, и Аравии распространилось христианство, а затем - ислам. Величие Шелкового пути состоит не сколько в том колоссальном товарообмене между различными государствами, сколько во взаимопроникновении и взаимообогащении непохожих цивилизаций и культур. Шелковый путь - система древних торговых караванных дорог, ведущих из Китая в страны Ближнего Востока и Европы, одно из наиболее значительных достижений в истории мировой цивилизации. Оригинал

Ответов - 1

Antimankurt: Открывая Центральную Азию заново… - Фредерик Старр Заниженная национальная самооценка так же вредна, как и завышенная. Последняя в конечном итоге приводит к агрессивности по отношению к внешнему миру, а первая - к робости и неуверенности, и как следствие, к нескончаемому поиску «старшего брата». Путь к правильной национальной самооценке лежит через объективное знание не только настоящего, но и прошлого. Особенно важно периодически заглядывать на себя чужими глазами. Беспристрастный и честный сторонний взгляд на историю тюркского мира может оказать нам, с этой точки зрения, неоценимую услугу, что и побудило меня к представлению нашей общественности статьи известного американского ученого, профессора Ф.Старра, впервые опубликованной в летнем выпуске Wilson Quarterly за 2009 год. Мы привыкли к тому, что ученые исследуют прошлое как историю государств, народов, религий, монархов, войн и т.п. Работа профессора Ф.Старра явно «выпадает» из этого привычного ряда. Для него история - это, прежде всего, интеллектуальная история, которую он когда-то преподавал в Принстонском университете. Сейчас он руководит Институтом Центральной Азии и Кавказа в Университете им. Дж.Хопкинса в Вашингтоне. Анализ научных и технологических открытий, сделанных в Центральной Азии в ее «золотом веке», позволяет Ф.Старру взглянуть на наши народы намного глубже и проницательнее, чем многие правители мировых держав. Но что особенно важно, его выводы - не отвлеченные научные умозаключения, а имеют ярко выраженное прикладное значение для формирования и нашей коллективной памяти, и новой политики в отношении «осевого региона» Евразии. Надеюсь, Вы получите от чтения статьи такое же наслаждение, как я и все мои коллеги из Института стратегических исследований Кавказа. Профессор Назим Музаффарли, Главный редактор Научного сборника «Кавказ и Глобализация» * * * Фредерик Старр Открывая Центральную Азию заново… … Когда-то эта земля была «страной тысячи городов», родиной целой плеяды всемирно известных ученых, поэтов и философов, сегодня она больше похожа на всеми забытое захолустье, а чтобы представить себе ее будущее, придется отправиться в еще одно путешествие в ее замечательное прошлое. Речь идет о Центральной Азии. … В 998 году два молодых человека, живших на расстоянии около 200 миль друг от друга, на территории современного Узбекистана и Туркменистана, начали переписываться. В своем словесном поединке, который не показался бы неуместным в научном учреждении даже XXI века, они обсуждали 18 вопросов. Некоторые из них и по сей день звучат актуально. Существуют ли иные планетарные системы среди звезд, - вопрошали они, - или мы одиноки во Вселенной? С того времени в Европе этот вопрос оставался вопросом еще 500 лет, но для этих двух людей было ясно: мы не одни. Они спрашивали себя, была ли земля создана цельной и завершенной, или она эволюционировала во времени. Время, соглашались они, есть континуум без начала и конца. Они отрицали теорию креативизма и предвосхитили эволюционную геологию и даже дарвинизм - почти на целое тысячелетие. В те времена подобные мысли считались греховными в контексте мусульманской веры, которую они исповедовали, впрочем, так же, как позже стали ересью для средневекового христианства. В истории древней науки можно встретить не так много идей, столь же уверенно проложивших себе путь в будущее, подобно тем, которые возникли десять столетий тому назад в регионе, ныне считающемся глухой периферией. Эти идеи дошли до нас благодаря нескольким сохранившимся копиям манускриптов, опубликованным спустя почти тысячелетие. Двадцатишестилетний Абу аль-Рейхан аль-Бируни или просто Аль-Бируни (973 - 1048) происходил родом из области у Аральского моря. Впоследствии он прославился почти во всех науках своего времени, особенно в географии, математике, тригонометрии, сравнительном религиоведении, астрономии, физике, геологии, психологии, минералогии и фармакологии. Его оппонент, Абу Али Сина или Ибн Сина (ок. 980 - 1037) происходил из величественного города Бухара - цитадели науки и образования - сегодня находящегося в Узбекистане. Он оставил след в медицине, философии, физике, химии, астрономии, теологии, клинической фармакологии, физиологии, этике и даже в музыке. Знаменитый «Медицинский канон» Ибн Сины, будучи переведенным на латынь, положил начало современной медицине на Западе. Оба эти мыслителя считаются величайшими учеными периода античности и Ренессанса. Сегодня большинство людей, если и знает этих склонных к дискуссиям гениев, то считает их арабами. Это можно понять, поскольку оба писали на арабском (так же как и на персидском). Но выходец из Центральной Азии, пишущий на арабском языке, не становится от этого арабом - подобно тому, как японец, пишущий на английском, англичанином вовсе и не является. Правильнее сказать, что оба они были частью огромного созвездия гениев в математике, астрономии, медицине, геологии, лингвистике, политических науках, поэзии, архитектуре и практической технологии - этническими тюрками или персами, происходившими из ареала, ныне известного под названием Центральная Азия. Между 800 и 1100 годами эта плеяда ученых и мыслителей, поэтов и художников превратили Центральную Азию в интеллектуальный эпицентр мира. Их влияние ощущалось на огромном пространстве - от Восточной Азии и Индии до Европы и Ближнего Востока. Сегодня все это трудно даже вообразить. Этот обширный регион орошаемых пустынь, гор и степей между Китаем, Пакистаном, Ираном, Россией и Каспийским морем затерялась как периферия, превращавшись в «задворки» то одной, то другой супердержавы. В разоренном Афганистане, традиционно считавшемся сердцевиной Центральной Азии, вооруженные силы США сражаются с отсталыми и невежественными талибами. Главные новости в Америке, связанные с остальной частью Центральной Азии, касаются поисков баз, с которых Пентагон мог бы обеспечивать афганскую кампанию. В Китае регион рассматривают как полуколониальный источник нефти, природного газа, золота, алюминия, меди и урана. В российском толковании, тем временем, регион воспринимается как зона геополитического соперничества с Западом и все больше с Китаем. Подавляющее большинство людей за рубежом пренебрегают родиной Ибн-Сины и Аль-Бируни, и относятся к ней лишь как к беспокойной территории, которую… «почему-то приходится обязательно пересекать, чтобы дойти куда-то еще». Однако стоит ли этому удивляться - учитывая то плачевное состояние, в котором эти земли очутились в наши дни? Начиная с середины XIX века, Россия колонизировала бóльшую часть региона. Одновременно Британия превратила Афганистан в буфер для защиты своих индийских владений от России. Китай, тем временем, поглотил большой кусок к востоку, сегодня известный как Синьцзян, «Новая Территория». Древние традиции науки и образования уже давно вымерли. Правда, Советы возрождали грамотность, но вместе с тем они подавляли свободную мысль как в светской, так и в религиозной сферах. Новый день настал для региона с созданием пяти независимых государств после развала Советского Союза в 1991 году и с созданием нового и более современного правительства в Афганистане после 11 сентября. Вот уже восемнадцать лет, как все новые государства, сформировавшиеся на развалинах СССР, сохраняют свой суверенитет, а Афганистан продолжает цепляться за жизнь. Тем не менее, некоторые страны региона по-прежнему находятся в бедственном положении, и даже наиболее успешные из них все еще зависят от авторитарных форм правления и пронизаны коррупцией. Как напоминал нам Уильям Фолкнер в своей речи по случаю вручения ему Нобелевской премии в 1950 году, выживание и жизнь - далеко не одно и то же. Быть может, единственное, на что могут надеяться и рассчитывать эти



полная версия страницы