Форум » Во власти чингизидов » Улуг Улус » Ответить

Улуг Улус

Jake: Образование улусов. В 1227 г. поход в Дешт-и-Кыпчак был возобновлен. 30-тысячный отряд Субедея осадил город Саксин в низовьях Едиля, разгромил булгарские заставы на Жаике. В 1229 г. монгольские силы возглавил сын Жоши Бату, завершивший к 1232 г. завоевание кыпчакских земель к востоку от Едиля. Для дальнейших походов на границах с Булгаром было сосредоточено 50-тысячное войско, включившее в себя силы всей монгольской империи и отряды союзников. В результате похода в 1236 г. в состав монгольского государства вошли булгары, Русь, кыпчакские владения к западу от Едиля. Весной 1241 г. отряды Бату вторглись на территорию Венгрии и Польши. Разбив европейские армии, монголы вышли к Адриатическому морю. Однако, получив известие о смерти Великого хана Угедея, большинство монгольских военачальников с отрядами вернулись в Монголию для участия в выборах нового хана. Бату, не рискнув продолжить поход с небольшим войском, вернулся в кыпчакские степи. В итоге военных действий 1219-1241 гг. территории Дешт-и-Кипчака и Мавераннахра вошли в состав империи Чингисхана и были поделены между его сыновьями. Старшему сыну Жоши он отдал земли Сарыарки и дальше на запад, к югу – до Каспийского и Аральского морей. Из среднеазиатских владений в его улус вошли районы низовья Амударьи – северный Хорезм. Ставка находилась в долине Ертиса. Второму сыну Шагатаю достались Мавераннахр, Жетысу. Его ставка была в долине Или. Третьему сыну Угедею Чингисхан выделил Западную Монголию и Тарбагатай, ставка его располагалась вблизи нынешнего Чугучака. Тули получил отцовский улус – собственно Монголию. Владения Жоши, которые унаследовал его сын Бату, получили название Улуг Улуса – «Великого Улуса». 2. Расцвет Улуг Улуса и его значение в мировой истории Улуг Улус – первое централизованное древнеказахское государство, получившее в восточных источниках название Ак (Белой) Орды, в русских летописях – Золотой Орды. В некоторых источниках перепутаны данные о местоположении Белой и Синей Орды. В частности, это касается «Анонима Искандера» Муин ад-дина Натанзи, ошибочно поменявшего местами Белую и Синюю Орды. Дискуссия о местонахождении Орд, длившаяся с начала изучения истории Золотой Орды в России и на Западе, закончилась выводом о том, что Синяя Орда находилась на востоке, а Белая – на западе. Особняком стоит мнение И. Мингулова, который считает Белую Орду государством, существовавшим на востоке с середины XIII по первую четверть XV в. включительно. В самом Улусе Жоши понятия «Ак Орда» и «Кок Орда» обозначали только политические центры, ставки ханов, а само государство называлось Улуг Улусом. Название «Золотая Орда» искусственно, поэтому не используется в нашем учебнике. По словам Ш. Уалиханова: «Во всех ярлыках Золотая Орда называется Улуг Улусом и у тюркских историков и в преданиях народных... никогда не называется ордой». Известный ученый-востоковед В. Юдин также пишет, что название «Золотая Орда» стало применяться лишь с конца XVI века. Политическая история Улуг Улуса. Улуг Улус входил в Монгольскую империю. Однако уже хан Бату (1242-1256 гг.) вел себя как независимый правитель. При его поддержке Великим ханом стал Мункэ, не вмешивавшийся во внутренние дела Улуса. Бату, которого кыпчаки называли Саин хан (мудрый хан), заложил основы государственности, опираясь на кочевые традиции и положения Ясы Чингисхана (свод законов, принятый в 1206 г.). После смерти Бату законным наследником должен был стать его сын Сартак, который находился в это время в Монголии, при дворе Мунке хана. Однако по пути домой новый хан неожиданно скончался. Вскоре умирает и провозглашенный ханом малолетний сын Бату – Улагчи. Правителем стал его брат Берке хан (1257-1266 гг.), при котором Улуг Улус окончательно отделился от Монгольской империи. Новый хан провозгласил ислам государственной религией. Активизировалось градостроительство, начавшееся со строительства новой столицы – Сарай-Берке, недалеко от современного Волгограда (прежняя, Сарай-Бату, находилась ниже по течению Едиля). Xан пригласил из Ирана и Египта ученых, богословов, поэтов, из Хорезма - ремесленников и купцов. Оживились торговые и дипломатические связи со странами Востока. На ответственные государственные посты стали назначаться высокообразованные выходцы из Ирана и арабских стран, что вызывало скрытое недовольство монгольской и кыпчакской кочевой знати. После правления хана Менгу-Тимура (1266-1280) в стране начался политический кризис. Ногай, один из потомков Чингисхана, занимал при Бату и Берке пост беклербека, второго по значению в государстве. Его улус находился на территории современной Молдовы. В период правления Туда-Менгу (1252-1287) и Туле-Буки (1287-1291) Ногай подчинил себе огромную территорию по Дунаю, Днестру, Узеу (Днепру). При поддержке Ногая на престол был посажен Токта (1298-1312 гг.), который вскоре, опираясь на степную аристократию, выступил против него. Эта борьба закончилась в 1300 г. поражением Ногая. Единство Улуг Улуса было восстановлено. Во времена правления Озбек хана (1312-1342 гг.) и его сына Жанибека (1342-1357 гг.) Улуг Улус достиг наивысшего расцвета. Озбек вторично провозгласил ислам государственной религией, достроил Сарай-Берке, получивший новое имя – Сарай Ал-Жедид (Новый Дворец), много внимания уделял караванной торговле. Мятежи султанов, не желавших принимать ислам, были жестоко подавлены, ханская власть в левом крыле ликвидирована, его правителем был назначен Исатай-кият. Улус вел оживленную торговлю со странами Западной Европы, Малой Азии, Египтом, Индией, Китаем. Торговые пути стали не только безопасными, но и благоустроенными. Государственное устройство носило централизованный характер. Весь Улуг Улус был разделен на правое и левое крыло. Правое крыло охватывало территорию Западного Казахстана, Поволжья, Северного Кавказа, донские, днепровские степи, Крым и управлялось ханами Улуг Улуса из потомков Бату. Ставка их называлась Ак Ордой. Левое крыло занимало земли Центрального Казахстана и долину Сырдарьи. Правили здесь ханы – потомки Орда-Ежена, брата Бату. Их ставка, Кок Орда, находилась в низовьях Сырдарьи. Столицей левого крыла был Сыгнак. В Сибири правила местная династия – тайбугинцы, подчинявшиеся ханам Улуса. Главой государства был хан, происходивший из династии Бату. Все остальные чингизиды, носившие титул оглан, не имели права занимать престол. Исключение было сделано для потомков Орда-Ежена, старшего брата Бату, которые занимали престол в восточной части Улуса. Процедуры выборов хана не было, власть передавалась по наследству старшему в роду. Верховный хан был одновременно ханом правого (западного) крыла Улуса. В левом (восточном) крыле была своя ханская династия, о чем мы говорили выше. Ханы левого крыла были почти самостоятельны, однако в своем звании утверждались верховным ханом и издавали указы – йарлыки от имени верховного хана. В период правления хана Озбека автономия левого крыла была ликвидирована, ханская династия была отстранена от власти, а управление передано наместникам верховного хана – биям. Вторым по значимости после хана в системе управления был беклербек (князь князей). Он осуществлял административную и военную власть в Улусе. Беклербек был командующим войсками государства, от имени хана решал важнейшие государственные дела и руководил высшими органами власти. Важное место в политической жизни занимал великий визирь, отвечавший за финансы, сбор налогов и ханскую казну. Высшим органом исполнительной власти был диван, состоявший из визирей, руководивших отраслями хозяйства. При хане, беклербеке и визирях существовали канцелярии, куда входили писцы – битикчи. При самом хане существовал аппарат придворных чиновников – жасаулов, туткаулов, бакаулов и т. п. Отдельные части Улуг Улуса управлялись улусбеками. Как правило, это были подчиненные Улусу оседло-земледельческие регионы – Хорезм, Крым, Булгар. В крупных городах правили назначенные ханом даругабеки, ниже даругабеков были баскаки, отвечавшие за сбор налогов с подведомственной территории, выполнявшие полицейские и административные функции. Баскаки были и в вассальных владениях Улуса – русских княжествах, Сербии и Болгарии, однако здесь их функции ограничивались сбором налогов и контролем за действиями местной администрации. Кочевое население управлялось улусными султанами (огланами), темниками, тысячниками, сотниками, десятниками На территории Казахстана монголы ввели в действие правовые нормы – «Джасак» или «Яса» Чингисхана. В связи с усилением влияния оседло-земледельческих мусульманских стран постепенно стало распространяться мусульманское право – шариат. Налоги. Существовала своеобразная система налогообложения. Для упорядочивания системы сбора налогов ханы Улуг Улуса организуют в подвластных землях переписи населения. При этом учитывалось не только его численность, но и количество скота, площадь обрабатываемых земель, средняя урожайность. На основе этих сведений были составлены специальные налоговые книги – дафтари, куда были занесены суммы налогов с каждой административной и хозяйственной единицы. Кочевое население платило налог копчур – 1% от поголовья скота в год. Оседлое земледельческое население Улуса платило налог - харадж. Одним из основных видов налогов был военный налог - тагар, который состоял из двух частей – азук – сбор продовольствия для нужд войск, алым – сбор фуража. Эта подать накладывалась на население районов, где были расквартированы войска. Особенно тяжелым был основной налог с населения зависимых стран, в первую очередь с русских княжеств – шыгын или выход, насчитывавший 10% от стоимости имущества в год. Основной налогооблагаемой единицей было хозяйство – дом, тютюн, однако баскаки и откупщики обязаны были сдавать в казну определенную сумму от своего округа, распределяя сумму налогов между хозяйствами по своему усмотрению. Кроме налогов, население несло повинности: коналга - содержание войск на постое, джамалга - обеспечение гонцов и административных лиц, уртонную повинность – содержание почтовых станций. Купцы уплачивали пошлины с товаров – тамга. Этнический состав. Население Улуса было полиэтничным. Собственно монголов было незначительно, основная их масса оставалась в Монголии, на родине. Оказавшиеся в Казахстане были полностью ассимилированы тюркоязычным населением. В оседлых областях обитали камские булгары (предки современных казанских татар), мордва, русские, греки, хазары, аланы, городские кыпчаки. Большую часть кочевого населения составляли кыпчаки, в составе которых возникли новые объединения – найманы, кереи, уаки, конраты, аргыны, канглы, мангыты, кияты и др. Развитие градостроительства и торговли. Образование государства способствовало развитию торговли и градостроительства. Вновь крупными ремесленными и торговыми центрами стали Сыгнак и Отрар, заново были отстроены Барчынлыкет, Джент, города Хорезм и Мавераннахр. В период XIII-XIV вв. возникло 100 новых городов, в основном в степной зоне. Крупнейшими из них были Сарай-Бату, Сарай Ал-Жедид, Сарайшик на Жаике, Азау, Бахшасарай, Укек, Маджар на северном Кавказе, Хаджитархан в дельте Едиля, Мохши в Мордовии, Чимги-Тура в Сибири. Города Улуг Улуса отличались отсутствием оборонительных сооружений, в государстве была единственная крепость – Дербент, на кавказском побережье Каспийского моря. Многие города считались крупнейшими не только на востоке, но и во всем мире. Так, население Сарай-Бату превышало 100 тысяч человек (в XIV в. города с населением 5-10 тыс. человек уже считались большими). Благодаря особому покровительству ханов на территории Улуг Улуса стали открывать торговые фактории западноевропейских стран, особенно Генуи и Венеции, которые быстро перерастали в крупные городские центры – Кафа (современная Феодосия), Солдайя (Судак), Чембала (Балаклава). Улуг Улус в мировой политике. Улуг Улус с момента своего образования стал противником европейского крестоносного движения и, соответственно, союзником стран, подвергшихся агрессии крестоносцев. Существовал союз Улуг Улуса с Египетским государством мамлюков, направленный против Иерусалимского королевства, сарайские ханы активно поддерживали русских князей в их борьбе с прибалтийскими орденами. Александр Невский, который был приемным сыном Бату, часто пользовался степными отрядами в борьбе с крестоносцами. Русские княжества, входившие в Улуг Улус, избежали участи южных и западных русских земель, попавших под власть Литвы. Степняки построили несколько крепостей, которые впоследствии стали крупными русскими городами – Тула, Елец, Калуга. Многие русские земли (Новгород, Смоленск и др.) добровольно вступили в подданство Улуса, получив взамен защиту от западных агрессоров. Таким образом, Улуг Улус, ставший крупнейшим и богатым государством мира, сыграл огромную роль в истории не только Казахстана, но и всей Евразии. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин Учебник для вузов "ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА"

Ответов - 9

Jake: Улуг улус во время политического кризиса. В середине XIV в. Улуг Улус переживал тяжелый политический кризис, обусловленный несколькими причинами: • Во-первых, увлажнение степной зоны Восточной Европы сделало кочевое хозяйство во многих регионах рискованным. В связи с этим возник земельный кризис, недостаток пастбищ вызвал массовый отток населения из восточно-европейских степей в Казахстан. • Во-вторых, обострились противоречия между кочевой знатью и оседлой торговой верхушкой городов и земледельческих регионов. • В-третьих, усилились центробежные силы и стремление иноэтнических окраин (Булгар, Крым, Русь) к независимости. Борьба за власть в Сарае. Период междоусобиц начался в 1357 г. Узнав о тяжелой болезни своего отца, хана Жанибека, и боясь потерять престол, султан Бердибек, наместник в Азербайджане, поспешил в Сарай. Став ханом, Бердибек приказал казнить всех своих родственников, видя в них конкурентов в борьбе за власть. Однако правление его было недолгим: через два года он был убит. Со смертью Бердибека, последнего хана династии Бату, стали усиливаться Шейбаниды и Тука-Тимуриды. Борьба между ними превратилась в затяжной период войн, когда за 20 лет на сарайском престоле сменилось более 20 ханов. Одной из главных фигур в междоусобицах был эмир Мамай, беклербек при Бердибеке. Впервые он выступил на политической арене весной 1361 г, когда борьба за власть достигла апогея. Он захватил власть в Сарае и начал сам назначать и смещать ханов, игравших при нем номинальную роль. Ослабление центральной власти в Улуг Улусе приводит к возникновению центробежных тенденций, в первую очередь в левом крыле. После смерти Бердибек-хана правитель левого крыла Тениз-Буга-бий пытался отделить свои владения от Улуг Улуса, однако вспыхнул мятеж, бий был убит, съезд чингизидов провозгласил ханом Кара-Ногая (1361 – 1363 гг.). Таким образом, после почти пятидесятилетнего перерыва на территории Казахстана восстанавливается ханская власть. Вместе с тем система государственного управления значительно изменяется. Появляется, точнее, возрождается институт выборов хана на съезде представителей кочевой знати. Такие выборы имели место в 1368 году, когда ханом становится Орыс-Мухаммед (1368 –1375 гг.) потомок Тука-Тимура, одного из сыновей Жоши. Он начал активную деятельность, направленную на восстановление единства Улуг Улуса. В 1368 г. Орыс предпринял поход на Сарай. В период 1372-1375 гг. ему удалось вернуть Булгар, низовья Едиля, другие земли Улуг Улуса, исключая Крымский полуостров, где закрепился Мамай. Орыс-хана поддерживала кочевая знать, получившая во время его правления большие привилегии. Владетели, отказавшиеся признать нового хана, были казнены, в их числе - правитель Мангыстау Тайкожа-оглан. Его сын Токтымыс бежал в Мавераннахр к эмиру Тимуру, ставшему фактическим правителем всей Средней Азии. Тимур использовал политический кризис в Улуг Улусе для осуществления своих завоевательных планов. Он снабдил Токтамыса войсками и заранее назначил его правителем всего Туркестана с центром в Сыгнаке. В 1374 г. началась затяжная война Тимура с Улуг Улусом. Первый поход, который возглавил Токтамыс, закончился поражением. Получив от покровителя новые войска, Токтамыс вновь вторгся в пределы Улуса и вновь был вынужден бежать. Начавшаяся война заставила Орыс хана покинуть Сарай и вернуться на Сырдарью. В 1376 г. он умер. Токтамыс закрепился в Сауране и в 1378 г. захватил Сыгнак. Через год Тимур приказал Токтамысу отправиться на Каратал и разбить зимовавшего там преемника Орыс хана Темир-Мелика. После его убийства в 1379 г. на сторону Токтамыса стали переходить многие эмиры и беки Улуг Улуса и в 1380 г. ему удалось захватить Сарай. Пытаясь восстановить зависимость русских княжеств, эмир Мамай предпринял поход и в 1380 г. потерпел полный разгром на Куликовском поле. Вернувшись в степи и собрав новые силы, он столкнулся с ханом Токтамысом, успевшим закрепиться в Сарае. Две армии встретились на р. Калке, но битвы не произошло. Соратники Мамая без колебаний перешли на сторону нового хана, а беклербек был вынужден бежать. Внешняя и внутренняя политика Токтамыса. Став ханом Улуг Улуса, Токтамыс не пожелал оставаться в вассальной зависимости от Тимура. Более того, подчиняясь желаниям кочевой знати, он начал против него войну. В 1385 г. к Улусу был присоединен Азербайджан. Позднее кыпчакские отряды напали на среднеазиатские владения Тимура, достигнув Бухары и Самарканда. Однако Тимур остановил войска Улуса и в начале 1388 г. нанес ответный удар, взяв Хорезм и разрушив основные его центры. Внутренняя политика Токтамыса была направлена на возрождение былого могущества и единства Улуг Улуса. Проведя денежную реформу, ему удалось восстановить пошатнувшуюся экономику страны и получить поддержку торгово-купеческой верхушки. Усилившись, Токтамыс стал мечтать о лаврах Озбек хана, усмирившего своеволие кочевой знати. Для этого ему было необходимо получить авторитет удачливого полководца и сурового правителя. Однако многочисленные походы в Среднюю Азию заканчивались поражениями, так как здесь Токтамысу противостоял сильный, искушенный во многих войнах и получивший прозвище «потрясателя вселенной» эмир Тимур. Не добившись славы полководца, Токтамыс стал ужесточать правление внутри страны и устранять эмиров и биев, способных претендовать на власть. Конец правления Токтамыса. В январе 1391 г. огромная армия Тимура двинулась на север, в степи Дашт-и-Кыпчака. 28 апреля, не встречая сопротивления, она достигла гор Улытау, где, по приказу эмира, была выбита памятная надпись. 18 июня 1391 г. две армии встретились восточнее Едиля на берегу Кундузша. Хан Токтамыс потерпел разгром и бежал. Едиге и внукам Орыс хана Тимур выдал ярлыки на правление в Улуг Улусе, однако, как только войско эмира покинуло степь, Едиге провозгласил ханом Темир-Кутлыга и начал активную антитимуровскую политику. В 1393 г. Токтамысу при поддержке торгово-купеческих кругов удалось вернуться в Сарай. Темир-Кутлуг и Едиге перенесли свою ставку в Сыгнак, и граница между двумя частями Улуг Улуса прошла по Жаику. В 1394 г. Токтамыс начал набеги на закавказские владения Тимура. Эмир предпринял ответный поход. Союзниками его вновь стали Едиге и Темир-Кутлыг. В 1395 г. огромная армия перешла Кавказский хребет, и в битве на р. Терек Токтамыс вновь потерпел поражение. Понимая, что основной опорой хану служила городская торгово-купеческая верхушка, Тимур начал методично уничтожать города Улуг Улуса, не имевшие оборонительных укреплений. Практически все города западнее Жаика, включая обе столицы, Сарай и Сарай Ал-Жедид, были разрушены и разграблены, а жители уведены в рабство или убиты. Армия Тимура двигалась по Улусу целый год и с огромной добычей вернулась в Закавказье. Темир-Кутлыг в 1396 г стал единственным властителем Улуг Улуса, а его беклербеком и фактическим правителем – Едиге. Токтамыс бежал и закрепился в Сибири. В целом, время правления Токтамыса – последний период, когда Улуг Улус был единым, сильным государством. Авантюристическая внешняя политика, нежелание подчиняться кочевой знати, составлявшей всегда опору государства, привели к поражению в войне с Тимуром, к новому всплеску междоусобиц, фактическому распаду государства. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин Учебник для вузов "ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА"

Jake: 1396 г. к власти в Улуг Улусе приходит Едиге, последний правитель этого государства. Его политика была направлена на укрепление роли кочевой знати и ослабление ханской власти. Должность бия стала фактически выше ханской, и последний превратился лишь в номинального правителя государства. Едиге сменил на сарайском престоле нескольких ханов, в основном потомков Орыс хана. Однако в полной мере восстановить могущество Улуг Улуса ему не удалось по следующим причинам. Во-первых, с упадком городской жизни после тимуровских погромов и продолжавшейся откочевкой кочевого населения на восток из-за климатических изменений экономическая жизнь стала перемещаться в Центральный и Южный Казахстан, а политический центр государства оставался на берегах Едиля. Во-вторых, усилились центробежные силы на окраинах государства, особенно в Булгаре и Крыму. Булгары и южно-крымские тюрки стремились избавиться от сарайского господства и построить независимые государства. В-третьих, в Улусе была сильна султанская оппозиция, недовольная падением роли чингизидов и усилением родовой знати. Эту оппозицию возглавлял Токтамыс и его сыновья. В 1396 г. Токтамыс заключил союз с Литвой, овладел Крымом и выступил в поход против Темир-Кутлыга. В 1399 г. на берегу р. Ворсклы войска Токтамыса и Едиге вновь встретились. На стороне Токтамыса выступили литовские и польские феодалы, немецкие наемники и генуэзские отряды из Крыма. В армии Едиге, кроме кыпчакских отрядов, были дружины русских князей. Битва, произошедшая 12 августа 1399 г., закончилась полным разгромом Токтамыса и его европейских союзников. В 1405 г. он умер в Чимги-Туре. Обезопасив западные пределы государства, Едиге обратил свое внимание на юг, где в 1405 г. ему удалось овладеть Хорезмом. Однако вскоре последовал целый ряд неудач, и Едиге был вынужден в 1410 г. покинуть Сарай и закрепиться в Хорезме и низовьях Сырдарьи. Темир-хан, сын Темир-Кутлыга, пытался овладеть этим важным регионом, однако потерпел поражение и уступил трон сыну Токтамыса Желалатдину. В 1411-1419 гг. за сарайский престол боролись сыновья Токтамыса, свергая и убивая друг друга. В 1419 г. Едиге выступил в поход на Сарай с целью взять власть в столице в свои руки. Против него выступил Кадыберды-хан. В битве, состоявшейся на одном из притоков Илека, Едиге погиб, но войска хана были разбиты, а сам он скончался от полученных ран. С этого момента начинается фактический распад Улуг Улуса. Новый правитель Улуг Улуса, сын Едиге бия Мансур, провозгласил ханом Кажи-Мухамеда, однако власть его распространялась лишь на Сибирь, Северный и часть Западного Казахстана. Сарайским престолом овладел внук Темир-Кутлыга Улы-Мухаммед. В начале 20-х годов в низовьях Сырдарьи укрепляется внук Орыс хана султан Барак. Район среднего течения Сырдарьи с городом Сыганаком попал к этому времени в руки тимуридов и Барак с 1425 г. выступил в поход против эмира Улугбека. Бараку удалось отвоевать Сыгнак и даже изгнать Улы-Мухаммеда из Сарая. В 1428 г. Барак погиб в междоусобной борьбе. Улы-Мухаммед пытался закрепиться в Сибири, но род Тайбуга, фактически правивший в Чимги-Туре, поднял восстание. Улы-Мухаммед в 1432 г. ушел на север, в Казань, где основал независимое Казанское ханство. Позже, в 1449 г. от Улуг Улуса отделяется Крымское ханство,. К середине XV в. на обломках Улуг Улуса возникает несколько государств. На территории Булгара появилось независимое Казанское ханство. Земли Крымского полуострова и степей от Днепра до Дона и долины р. Кубань занимало Крымское ханство. В низовьях Едиля сохранялось Сарайское ханство, известное как Астраханское или Большая Орда. Большую часть бывшего Улуг Улуса, Сибирь и Казахстан, занимало государство Абулхаира. Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин Учебник для вузов "ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА"

Jake: КАЗАХСТАН В XIV ВЕКЕ (РАСПАД МОНГОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА И ТИМУР) XIV век представлен в настоящем сборнике отрывками из следующих источников: 1. "Тухфатуль анзар фи гараибль амсар уа ажаибль асфар" известного арабского путешественника И б н - Б а т у т а (1302- 1377), происходившего из Марокко, посетившего Дашти-Кипчак в первой половине XIV в. Его маршрут лежал от Крыма через Сараи на Волге, Сарайчик на Яйке (Урал) и Устерт (Усть-Урт) до Хорезма. В то время власть Золотой Орды признавал весь Дашти-Кипчак. Интересно, что Дашти-Кипчак вел широкую торговлю по сбыту лошадей с Индией и таким образом участвовал в мировой торговле. Перевод сделан нами с арабского текста. 2. "Ажаибуль макдур фи ахбари Тимур" арабского историка И б н - А р а б ш а х а, который когда-то в качестве пленника был переселен Тимуром, из Сирии в Самарканд, где он изучил персидский и тюркский языки, много путешествовал по Средней Азии и умер в 1455 г. в Сарае. Он не питал особой склонности к Тимуру, поэтому его сообщения не отличаются верноподданическим пылом. Помещенный в сборнике отрывок из указанного его сочинения написан на арабском языке в стихах и отражает один из эпизодов борьбы Тохтамыш-хана с Тимуром. Этот эпизод относится к одной из первых войн в Туркестане, предшествовавших великому походу 1392 г. 3. "Зафар-намэ" историка Т и м у р а - Ш е р а ф е д д и н а Я з д и. Из этого труда нами заимствован рассказ о войне Тимура с Тохтамышем в 1392 г. Подлинник на персидском языке. Для сборника перевод сделан нами с французского перевода и сличен с персидским текстом. 4. "Тухфатуль адиб уа хадият уль ариб" А б у М у х а м м е д а Х у с а й н а, жившего в XVI в. Труд составлен на арабском языке: помещенный в сборнике отрывок переведен на русский язык нами и сообщает о бегстве Эдиге к Тимуру и о том, как он уговорил его идти войной на Тохтамыша. 5. П е г о л о т т и, флорентийский купец, собирал 14-го века сведения о восточных торговых путях. Эти сведения сохранились в книге Паньини (Delia olecima 1765/66). Отрывки взяты из Yule "Cathay and Ihe woy thithen". Это место, где мы остановились, называется Дашти-Кипчаком. В этой степи нет гор, холмов, котловин, леса, дров, только равнина сплошь зеленая и очень красивая. Здешние жители вместо дров употребляют кизяк, который у них называется тазаком. Можно наблюдать, как самые важные люди у них собирают кизяк в подоле своей одежды. Путешественники в Дашти-Кипчаке ездят в телегах. Дашти-Кипчак имеет пространство в шесть месяцев пути, из них пространство около трехмесячного пути находится под властью хана Мухаммед-Узбека, остальными распоряжаются другие, ...Телеги, называемые в Дашти-Кипчаке араба, имеют четыре больших колеса; в них запрягают две или несколько лошадей; некоторые вместо лошадей запрягают рогатый скот или верблюдов, смотря по телеге - легкая или тяжелая. Погонщик едет верхом на одной из упряжных лошадей. Сидит он в седле, держит кнут и длинную палку в руке, которую управляет ими и не дает им сходить с дороги. На телегах устанавливают кибитки из разных деревянных палок, скрепленных между собою ремешком из тонкой кожи. Снаружи кибитки прикрываются кошмами или другой материей. Эти телеги имеют вставленные окна. Сидя в кибитке можно видеть все то, что находится вне ее, но сидящих в кибитке никто не может видеть извне. В этих телегах можно располагаться, как следует: сидеть, спать и даже есть, пить, читать, писать, езда и не мешает. Телеги, предназначенные специально для перевозки вьюков, продовольствия и других хозяйственных вещей, тоже по своему устройству напоминают комнату и закрываются на замок. Для путешествия я для себя и моей прислуги (жарья) взял одну телегу, покрытую кошмой, для своего товарища Гафиф-ед-дин-Эттау-зари - другую, мень

Jake: АВАНПОСТНЫЙ БОЙ И СМЕРТЬ ЭМИРА ИКУ-ТИМУРА Получив это известие, могущественный монарх приказал эмиру Ику-Тимуру и его храбрецам выступить вперед и разузнать все о неприятеле, убедиться в его расположении, точно узнать, пришел ли он в большом числе, или в незначительном. Между прочим, им посоветовал действовать при всех обстоятельствах с наибольшей осторожностью и предусмотрительностью. Этот знатный эмир поспешил действовать согласно приказу, который он получил, и немедленно выступил. Он прошел топи, пересек две реки и присоединился к эмиру Джелалю-Хамиду и к другим разведчикам. Когда он уже был поближе, он увидел группу войск, размещенных на возвышенности и наблюдавших за происходящим. В тот же момент он направил в их сторону отряд храбрецов, искусных бойцов с мечами. Неприятель, заметив их прибытие, отступил и сошел с возвышенности, а на его месте разместились эти разведчики. Они увидели с другой стороны этого возвышения тридцать эскадронов всадников, вооруженных с ног до головы, покрытых кольчугами, выстроившихся в низине, совсем готовых к бою выжидая благоприятного случая. Как только они их заметили, остановились и послали извещение эмиру Ику-Тимуру, который немедленно двинулся и взобрался на возвышенность для наблюдения за врагом. Так как последний был силен, эмир этот не решался пока начинать бой и полагал, что будет благоразумнее потихоньку перейти через реки. Вследствие этого он приказал войску переправляться через реки, а сам остался с несколькими людьми в арьергарде. Неприятель, заметив, что он далеко от всякой помощи и что дороги были перерезаны множеством протекающих вод и топями, атаковал Ику-Тимура, который по своей врожденной смелости и крайнему хладнокровию боролся с ними на твердых ногах, задержал несколько эскадронов, пуская в них стрелы, которые пробивали железо. Он выказывал столько храбрости, как вся победоносная армия. В это время судьбе было угодно, чтобы лошадь его была задета стрелой, и чтобы он сам был ранен. Несмотря на рану, он на этой же лошади переехал воду и, так как лошадь была обессилена, она пала, и ему подали другую, чтобы он на нее пересел; он еще не был в седле, как пущенная неприятельская стрела настигла лошадь; было ясно, что нет возможности отвратить смерть, посылаемую богом, его лошадь стала добычей смерти. Враги, напав на него, окружили его сильной толпой, и этот знаменитый герой, хотя и спешенный, продолжал бороться. Честь и великая храбрость воодушевляла, и поддерживал его, чтобы не отказаться от боя до тех пор, пока неприятели, не узнав его, убили его. Видя, что Тохтамыш-хан никак не ожидал прибытия его победоносных войск, тогда как, передовые отряды неприятельской армии появлялись каждый день и опять отступали, исчезая в этой обширной пустыне, его величество после совещания с принцами, своими сыновьями, и с ноянами дал мирзе Омар-шейху приказ предстать (пред ними) с двадцатью тысячами всадников и выступить со всею поспешностью, чтобы настигнуть Тохтамыша и постараться его силой остановить. В понедельник 15 реджеба 793 г. [18 июня 1391 г.], который соответствует году овцы, победитель мира, увидев, что к концу шести дней плохая погода начинает проясняться, соизволил лично заняться выстраиванием армии к бою в местности под названием Кондурча. Он разделил ее на семь корпусов по небывалой системе, не имевшей до сего времени примера. ...Выстроив большой боевой корпус, Тимур поставил во главе его принца Мухамед-султана и прикрыл различные фланги бойцами, которые были способны сразить львов, и привычны к отражению врагов. Он отобрал двадцать эскадронов между храбрецами армии и самых порывистых воинов, составив из них свою личную охрану. ...Он обосновался сзади большой армии, чтобы в момент необходимости броситься ей на помощь, когда огонь сражения разгорится, и когда герои двух сил будут в схватке. На правом фланге он выстроил другой [сводный] корпус. …На левом фланге Тимур выстроил другую дивизию, возглавляемую Омар-шейхом, с группой храбрецов. ...С противной стороны появились разведчики неприятельской армии. Тохтамыш выставил на вид великолепие своего центра и своих двух флангов, поместив там принцев рода Джучи. Тимур приказал своим войскам спешиться поставить свои палатки. Когда обе армии были выстроены на виду друг против друга, неприятельская армия как с правого фланга, так и с левого направила несколько эскадронов [кошун ] на кошуны Тимура. …Отважные и храбрые войска, против которых неприятельские ряды не могли устоять, с криком "велик бог" знамя империи и знамя ислама. Повсюду били в большие и малые литавры, и барабаны оглушали вселенную военным криком сурен [атака]. Духовник Тимур, потомок пророка, Сайд-Береке, выступил вперед, обнажил голову, помолился богу, прося о даровании победы, прочел стих из Корана, взяв горсть земли, бросил ее в сторону врага, произнеся проклятие. Затем обратился к Тимуру и сказал: "направь свой удар, куда пожелаешь, тебе сопутствует победа". Богатыри обеих армий бурей схватки раздули огонь битвы, и возгорелось пламя смерти и истребления. ...Принц Мухамед-султан выступил против огромного боевого корпуса, потеснил центр Тохтамыша в то время, как Омар-шейх,- этот лесной лев храбрости, во главе левого фланга, сверкая своим разящим мечом в своей мужественной руке, повергал в прах жизнь врагов, давая многочисленные примеры своей храбрости и смелости, сокрушая всех тех, кто выступал против него, и обращая их в бегство. ...Все генералы и начальники победоносной армии доходили до рукопашной с войсками противника и залили из конца в конец песок этого пустынного поля битвы кровью неприятелей, щиты и шлемы которых были разбиты и разорваны на груди и на их телах стрелами, копья и палаши которых были переломлены. Головы, более гордые, и шеи начальников были разможжены ударами тяжелых палиц или схвачены петлями. Тохтамыш-хан, видя что упадок духа схватил его войска, чувствуя себя не в состоянии противостоять против обладателя созвездия счастья, повернул повод в сторону принца Омар-шейха, но он нашел его войско хорошо построенным и в полном порядке и сейчас же оставил их, чтобы направиться против корпуса Шейха-Багадура и его десяти тысяч племени Сулдуз, с которыми он вступил в бой во главе множества своих эмиров и храбрецов. Шейх Тимур-Багадур и его десять тысяч выставили бесстрашно свои головы против града стрел и, решившись пожертвовать своей жизнью, ничуть не дрогнув, атаковали без замедления неприятеля ударами мечей и дротиками. Meжду тем, эти последние пробились через массу солдат рода Сулдуза, выбрались в тыл и стали выстраиваться. Принц Омар-шейх, который сиял, как солнце на небесной тверди храбрости и смелости, заметив это положение, немедля ни одной минуты отделился от главной армии с несколькими частями войск и отправился против Тохтамыш-хана, выставив вперед щиты и заграждения. Возгорелся огонь битвы. В этот момент могущественный Тимур был занят преследованием войск своего противника, который от него бежал. Чеке-Тевячи прибыл дать ему сведения о том, что Тохтамыш, пройдя несколькими эскадронами мимо победоносной армии, занял сзади них позицию. Тимур был еще погружен в свои размышления; затем пришли от части принца Омар-шейха, извещая ему ту же новость. Этот победоносный герой повернул повод с толпой храбрых против врага, и Тохтамыш, как только заметил победоносное знамя своего соперника, не в силах был более устоять твердо ногах. В отчаянии при мысли о возможности потерять трон и корону, он умыл слезами свои руки и почувствовал, что теряет власть и царство. Страх потерять жизнь лишил его самообладания, и он предпочел бегство сопротивлению. Когда улус Джучи, полностью пораженный, был рассеян и обратился в бегство, эти принцы, Кунча-Оглан и Тимур-Кутлук из орды Джучи, равно как и Эдиге, пришли преклонить колено на ступенях императорского трона и обратились к Тимуру со следующими словами: "Если ваше величество соизволит приказать, мы пойдем, как верные слуги, собрать свою орду, чтобы привести их сюда". Его величество соизволил согласиться с их предложением и приказал выдать каждому из них грамоты покорности [ярлыки], гласящие, что никто в мире не посмеет их тревожить, равно как и жилища их, и людей их, а также взыскивать с них налоги. Получив эти грамоты, они уехали радостные и удовлетворенные на поиски своих улусов. Тимур-Кутлук разыскивал, собирал свой народ и проводил его в порядок. Приятный, мягкий климат заводил в его мозгу тщеславную мысль царствовать над улусами Джучи. Он забыл свои обязанности пред Тимуром и не выполнил своих обещаний и ушел в степь со своим народом. Так же Эдиге, когда он нашел своих и когда он увидел себя во главе многочисленного народа, разорвал свое лицо преданности когтями и ушел в другую сторону. Кунча-Оглан, найдя и восстановив часть своего народа, и, как почтенный, особой благосклонностью и тесной дружбой с принцем, вернулся к Тимуру согласно обещанию. Победоносные войска Тимура были обременены такой многочисленной добычей, что положительно невозможно описать. Обыкновенные простые люди, следовавшие с лагерем императора и которые с трудом доставали себе дневное пропитание, собрали так много лошадей и овец, что к моменту возвращения к своим очагам они не были в состоянии забрать их с собой: некоторые гнали их пред собой, а другие просто бросали их на дороге. Число молодых рабов и рабынь, которые были предназначены для службы, при дворце Тимура, достигло пяти тысяч. ...Кочевники этих необъятных степей живут обычно в переносных палатках, которые они собирают и перевозят в телегах, когда меняют свое место жительства. Все эти палатки попали в руки победоносных войск Тимура. Когда прибыли на реку Иик, Кунче-Оглан, который, являлся уроженцем этой степи, из любви к родине бежал со своим народом от Тимура. Когда прошли Иик, его величество, оставив со своим багажом эмира Хаджи-Сейфуд-дина, а также и других эмиров, выехал прежде других и, сославшись на покровительство всевышнего, проскакал все станции и остановки этой степи, полной опасности, доехал до Саурана в течение месяца дзилкаде 793 г. [октябрь 1391 г.] и прибыл здоровым. Продолжительность этой славной экспедиции была одиннадцать месяцев. Вся долина и деревни этой страны были покрыты войсками и животными, что было остатком богатой добычи этой войны. Великодушный монарх соизволил распределить по чину старшинства всем принцам крови, дамам двора, духовенству, начальникам и старшинам царства молодых рабов и рабынь, а также лошадей и овец, которые были плодами этого блестящего похода. (Memoires de 1'Academie Im peri ale des S ciences de St. Petersbourg, VI-meserie, I II, 173-243, Шерафеддин). В 792 году Эдиге, по происхождению узбек, главарь ногайских родов, являющийся одним из главарей над начальниками левого фланга и министров, а также советник, способный в деле управления государством Тохтамыша, учуяв опасность с его стороны, бежал и приехав к Тимуру, поцеловал землю перед ним и осведомил его о своем положении. Уговорил его [Тимура] предпринять поход в сторону Тохтамыш-хана, сказав ему: "ты хочешь покорить дальние страны, представляющие большие трудности, серьезные опасности, а эти [страны Тохттамыша] - богатая и даровая добыча, собственность вашего величества, и достать ее очень легко: собери силу, выступай решительно и усердно, а я ручаюсь за успех в этом деле; нет крепостей, которые препятствовали бы тебе, нет войска, могущего противостоять тебе. Они люди жалкие, ничтожные и ходячая добыча". Продолжал Эдиге поощрять Тимура на это дело, употребляя всевозможные хитрости, чтобы уговорить его выступить против Тохтамыш-хана. Тимур отправился из Ташкента с бесчисленным количеством войск, в месяц сафара 793 года. Сопутствовали ему Тимур-Кутлук-Углан, сын Тимур Мелик-хана, Кунче-Углан - все враги владетеля Дашти-Кипчака - Тохтамыш-хана. Вторгнулся Тимур далеко внутрь страны Дашти, шел месяцами, пока не встретился с Тохтамыш-ханом на границе страны севера, которое есть государство болгаров. Завязалось между двумя войсками сражение, подобного которому никогда не было и которое продолжалось около трех дней. Затем рассеялась пыль; войска Тохтамыш-хана отступили. Рассыпались войска Тимура по стране Дашти, хозяйничали над всеми людьми и над имуществом их. Дело было так: Тимур еще раньше прислал людей к главарям войска Тохтамыша, чтобы они играли на руку ему. В день сражения они обещали сделать так и сговорились на этом. Когда встретились обе стороны на поле битвы, те ушли со множеством людей и за ними по следам другие изменники и заблужденные. Все это расстроило войска Тохтамыша и принесло поражение. В девяносто седьмом году сообщили Тимуру о возвращении Тохтамыш-хана, государя Дашти-Кипчака, в Сарай. Тимур отправился назад [из Самарканда], поехал в Сарай и отнял власть у Тохтамыш-хана. Убежал Тохтамыш в страну болгар, а за ним вторгнулся Тимур… (Там же, 357-360, Абумухаммед Хусайн). ТОРГОВЫЙ ПУТЬ В АЛМАЛЫК ОКОЛО 1340 г. С Сарайчика до Ургенча 20 дней на телегах верблюдами. Для купца выгодно ехать через Ургенч, ибо там всегда хороший спрос на товары. С Ургенча до Отрара 35-40 дней на телегах верблюдами. Но с Сарайчика прямо до Отрара только 50 дней и если вы без товаров, то лучше так ехать, чем через Ургенч. С Отрара до Алмалыка 45 дней на вьючных ослах и каждый день встретите монголов (вооруженных людей)... Своей бороде дайте расти, и не брейтесь. В Тане возьмите себе переводчика, а именно хорошего, не щадя средств, ибо эти затраты хорошо оплачиваются. Кроме того, возьмите себе не менее двух слуг, знающих куманский язык... Дорога с Таны до Китая вполне безопасна даже ночью, согласно сообщений купцов, ездивших туда. Только в случае, если купец умрет, то его имущество принадлежит владельцу страны, где он умер, и его люди захватывают ее. Так и в Китае. Но если с купцом едет его брат или хороший знакомый, который может выдаваться за брата его, то имущество умершего выдают последнему, и так его можно спасти. Другая опасность такая: если владетель страны умер и новый еще не провозглашен, то бывают выступления против франков и других иностранцев. До провозглашения нового владетеля дорога будет опасна. ...Кто туда хочет ехать из Генуи или Венеции, должен взять с собой полотно и продать его в Ургенче, там же брать только серебро и может быть немножко самой лучшей и легковесной материи. (Юль, II, 284) Прошлое Казахстана в источниках и материалах СБОРНИК I (V в. до н. э.-XVIII в. н. э.) ПОД РЕДАКЦИЕЙ проф. С. Д. АСФЕНДИЯРОВА и проф. П. А. КУНТЕ АЛМАТЫ "КАЗАХСТАН" 1997

Jake: История Золотой Орды. Золотой Ордой в русских исторических сочинениях принято называть ту часть обширной Монгольской империи, которая отошла сыну Чингисхана, Джучи, и была закреплена за его потомками. Известно, что великий завоеватель еще при жизни выделил трех старших сыновей, назначив каждому из них особый удел (инджу), включавший в себя определенное количество кочевых орд (улусов), обязанных поставлять военные отряды, и достаточное для их содержания пространство земли (юрт). Границы юртов поначалу были определены только в самых общих чертах и в дальнейшем уточнялись. Так, Джучи около 1207 г. получил от своего отца так называемые лесные народы, проживавшие от низовьев Селенги до Иртыша. На берегах Иртыша, по свидетельству Рашид-ад-Дина, находилась и главная орда Джучи. Передавая старшему сыну, вероятно по требованию обычая, самую отдаленную часть своих владений, Чингис хан заранее присоединил к его улусу все земли, которые еще предполагалось завоевать на западе. Наиболее крупное приобретение при жизни самого Джучи было сделано в 1223 году, когда были покарены половцы (кыпчаки) и в состав его улуса вошла большая часть Дешт-и-Кыпчака-половецкой степи. Исход войны тогда решился в известной битве на Калке, в которой кроме половцев принимали участие многие русские князья. Сам Джучи умер в 1227 году чуть раньше своего отца. Перед смертью Чингисхан объявил ханом Дешт-и-Кыпчака сына Джучи, Бату. В состав улуса Бату тогда входили северная часть Семиречья, киргизские степи, Хорезм и Мазандаран. Курултай 1229 года установил западные границы его владений по реке Яик (Урал), а по решению курултая 1235 года в состав улуса Бату были включены поволжские степи и Волжская Булгария. На последнем курултае был окончательно решен вопрос о походе в Восточную Европу. Бату был поставлен во главе монгольского войска, а в помощники ему был дан старый полководец Субэдей. Кроме собственных войск Бату, в походе приняли участия многие монгольские царевичи, в том числе сыновья великого хана Угэдея, так что сил у него было больше чем достаточно. Поход Бату хана в Восточную Европу (на Русь). После похода Джебе и Субэдея в 1223 году монголы посылали еще новые войска в 1229 году на Волгу. Это- предварительный, разведывательного характера поход. Монголы успели собрать необходимые им сведения о Восточной Европе. Поход Бату в Европу (1236-1242г.г.) был, таким образом, хорошо продуманным военным и политическим предприятием. Великий западный поход начался в 1236 году с нападения на Волжскую Булгарию.Субэдей взял город Булгар и истребил многих жителей. Вслед за булгарами были покорены другие поволжские народы: башкиры, мордва, буртасы, марийцы и др. Со среднего течения Волги через глухие леса Бату хан двинулся на Русь. 16 декабря 1237г. татары обложили Рязань. Шесть дней держались защитники города. На седьмой день город пал. Жители были частью перебиты, частью сожжены. Убит был и князь Юрий Игоревич. После взятия Рязани Бату пошел на Коломну, затем без труда овладел Москвой и разграбив имевшиеся там товарные склады монголы повернули к городу Владимиру и 3 февраля 1238 года за четыре дня взяли город. В 1238 году 4 марта на реке Сити началась битва между войсками Суздальского князя Юрия и монголами. Битва окончилась полным поражением и почти поголовным истреблением суздальской рати с ее великим князем Юрием. После победы монголов на Сити быстро пали города Торжок и Тверь. Бату шел на великий Новгород, однако наступившие признаки близкой оттепели побудили его, в конце марта, не дойдя до Новгорода верст 200, повернуть обратно на юг (леса, болота). Обратный путь Бату шел на юго-восток, через город Козельск, задержавший его на семь недель. Козельск оборонялся мужественно и пал лишь после того, как стены его были разрушены и защитники, продолжавшие упорно сражаться и после этого, были перебиты, успев, однако нанести противнику значительные потери. Недалеко от этого места кончалась граница русской земли, и начинались владения кыпчаков (половцев). Половецкий хан Котян был разбит и с остатками своих войск ушел в Венгрию. Монгольская армия удалилась за Волгу. Так закончился первый поход Бату на Русь. Второй поход Бату на Южную Русь (1239-1240). Нельзя не отметить того обстоятельства, что Бату более трудную часть своего плана успел осуществить во время своего первого похода, когда монгольскому войску удалось разгромить Владимиро-Суздальское княжество и лишить его возможности объединиться с Новгородом. Южная Русь в военном отношении была в это время слабее северной. В 1239 году Бату направил свои главные силы на юг, на левую сторону Днепра. Он совершил нападение на Переяслав - Южный, Чернигов, Глухов; его полчища вторглись в Мордовскую и Муромскую земли, достигли реки Клязьмы. В 1240 году 9 мая монголы подступили к Киеву («Матери городов русских»). После того как киевляне убили монгольских послов, начался штурм. Киев пал и был разорен дотла. Защитники города и многие жители были истреблены, тысячи киевлян захвачены в плен и уведены в рабство. Бату не разрешил убить раненного воевода Дмитра « мужества ради него». Киевский князь Михаил оставив город, бежал в Венгрию. С взятием Киева начался поход захватчиков в Западную Европу. Весь их путь до Карпат проходил с боями. Если свежим силам Бату 1236-1238 г.г. понадобилось всего 43 дня, чтобы пройти от Рязани до Владимира, то теперь от Киева до Карпат монголы пробивались в течении четырех месяцев. И на этот раз борьба Руси способствовала серьезному ослаблению сил монголо-татарских завоевателей и тем самым серьезно облегчила оборону Западной Европе. Так завершилось покорение русской земли. Разгромив русских князей, обложив их данью и принудив к полной покорности, Бату приступил к завоеванию остальной Европы (Западной, Юго-Западной Европы). На военном совете, собранном Батыем по достижении монгольской армией Карпат, вожди решают вопрос о дальнейшем наступлении на Европу. В 1240-1242 годах войска Бату опустошили Польшу, Венгрию, Далмацию, Валахию, Чехословакию, Трансильванию, Германию, Молдавию и т.д. После завоевания Европы Бату возвратился в Дешт-и-Кыпчак. Согласно академика В.В Бертольда, дальнейший поход на запад Бату прекратил от части из-за ссоры царевичами Гуюком (сын Угэдэя) и Бури (внук Чагатая). От части из-за известия о смерти великого хана Угэдэя. В результате монгольских походов на огромной территории Дешт-и-Кыпчак образовалось большое государство в 1243 году, именуемое в восточных источниках Улусом Джучи, или Синей Ордой. В русских летописях государство это называется Золотой Ордой, хотя до сих пор не выяснено, как и почему возникло это название. С именем основателя золотоордынского государства хана Бату связана закладка крупного города – Сарай Бату, ставшего до Узбек хана столицей Улуса Джучи. Оба города Сарай – Бату и Сарай – Берке сыграли в истории Золотой Орды крупную роль, они стали ремесленно-торговыми и культурными центрами. Точные границы этой огромной империи установить затруднительно, особенно по линии обширных степей, составлявших основную часть джучиева юрта. На северо-востоке в состав Золотой Орды входил Булгар, на севере граница проходила по русским княжествам. На западе ей принадлежали степи от Днепра и дальше до берегов Дуная. На юге Орда владела с одной стороны Крымом и его приморскими городами, с другой Кавказом до Дербента, а также северным Хорезмом с городом Ургенчем. На юго-востоке граница шла по реке Сары-Су вплоть до озера Балхаш. На востоке границы улуса проходили по Иртышу и включали в себя всю Западную Сибирь. Государственное устройство Золотой Орды. Золотоордынское государство можно рассматривать как феодальную монархию, где ханская власть была властью кочевых, полукочевых и оседлых феодалов Дешт – и – Кыпчак.(Нижнее Поволжье, Крым и Хорезм оседлые районы). Все крупные должности занимали члены ханской династии (военные и гражданские). Крупные должности: огланы правого и левого крыла, темники, наместники, отдельных частей государства. Высший государственный орган был курултай, на котором решались все важные вопросы. Как у Чингисхана у ханов Золотой Орды была гвардия из феодально-аристократической верхушки, называвшаяся кэшик. В Золотой орде была особая должность войскового бакаула. В его обязанность входило: распределение войска, отправление отрядов, правильное распределение добычи согласно монгольским обычаям. Эмиры, темники и тысячники должны были повиноваться бакаулам. Бакауле полагалось значительное содержание. Бакаулы были при каждом тьме (тумен) по своему значению. Следующими за военными чинами (темники, тысячники) стояли должности по гражданскому управлению, имевшие своей функцией главным образом сбор всяких повинностей с населения. Если военная власть в Золотой Орде была четко отделена от гражданской, то этого нельзя сказать про административный аппарат. Одно и то же лицо могло ведать управлением данной области и в то же время собирать налоги от населения. Золотая Орда и другие монгольские улусы, свою центральную и областную власть строила на сочитании монгольских обычаев и административной практике покоренной страны. В источниках по истории Золотой Орды встречается термин «визир». Термин «визир» встречается как в арабских, так и в персидских источниках. Самой высокой должностью считалась визир. Визир должен был наблюдать за всеми диванами, особенно за диваном государственной казны, также вести надзор за кархан (ханская мастерская) конюшней и кухней. Внешним выражением власти визира была золотая чернильница, красная печать и усыпанный драгоценными камнями пояс. В Золотой Орде имелись два высших административных чина: “даруга” и ”баскак” – собиратели дани. Важное место в системе управления занимал канцелярии. В центрах государства у хана были диваны; (сколько их было неизвестно). В диванах были секретари, которые назывались битикчи (писцы). Наиболее важным был диван, ведавший всеми доходами и расходами. Кроме главного битикчи были еще битикчи в рядовых диванах. В административной и политической жизни Золотой Орды издавались указы. Указы эти назывались ярлыками. Вопросами организации суда в Золотой Орде не посвящалось ни одной специальной работы. Первое время, до принятия ислама верхами общества и до мусульманизации монгольской власти, судебные порядки покоились целиком на Ясе («неписанном» монгольском праве) в делах, касающихся самих монголов. Яса не переставала действовать в определенных случаях гражданской жизни и в период исламизации, когда часть дел отошла к представителям шариата. В административной и политической жизни Золотой Орды издавалось много правительственных повелений- указов общегосударственного и частного характера. Указы эти в монгольское время именовались на территории всех монгольских государств ярлыками. Ярлыки были разные, они выдавались на управление « знатным султанам, эмирам и меликам по делам владений»- для них была установлена большая тамга из яшмы. Ярлыки « по делам средней важности» получали большую тамгу из золота, но меньше тех, которые были из яшмы. Ярлыки по военным делам получали также большую тамгу из золота, только с тем отличием, что на ней изображали - «лук, булаву и саблю» по окружности тамги. В источниках наряду с ярлыками говорится и о пайцзах золотых, которые были знаком очень высокого почета, но и давали ряд существенных привилегий. Пайцзы представляют собой дощечки- золотые, серебряные, чугунные, бронзовые и даже деревянные с определенной надписью, выдаваемые как своеобразные пропуска и мандаты, по которым обладателям их предоставляли все необходимое при передвижении (в пути) – лошадей, повозки, помещения, пропитание и т. д. Марко Поло в своих знаменитых воспоминаниях рассказывал о золотой пайцзе, которая была вручена его отцу, дяде и ему самому, следующее: « Было на ней написано, чтобы во всех странах, куда придут три посла, давалось им все необходимое, и лошади, и провожатые от места к месту». Социально – экономическая жизнь Золотой Орды в (XIII – XIV в. в.) Золотая Орда рассматривалась как улус дома Джучи, все население – кочевое, сельское и городское – считалось принадлежащим дому Джучи во главе с ханом. Территория улуса, т.е. юрт, была распределена между “царевичами” ханского дома. Царевичи и нойоны были крупными гражданскими и военными чиновниками (темниками, тысячниками, сотниками). Кочевое хозяйство развивалось в условиях феодальных отношений, где пастбища строго распределялись между отдельными феодалами. Вот что пишет об этом Плано Карпини : « Никто не смеет пребывать в какой-нибудь стране, если где император не укажет ему. Сам же он указывает, где пребывать царевичам (вождям), вожди же указывают темникам, тысячники сотникам, сотники десятникам». Здесь мы видим иерархически-феодальное распределение кочевий между самими феодалами. Когда говорим о социальном положении кочевой феодальной Монголии, надо знать об основной зависимой единице кочевого хозяйства Золотой Орды-аиле. Аил – кочевая семья, индивидуально ведущая свое ханство, на которой держится весь степной феодальный строй. Аил кочует на отведенных ему господином (хан, царевич, нойон, бек, темник, тысячник, сотник и другие) пастбищах, несет для него разные службы на условиях натурального хозяйства. Мужчины делают луки и стрелы, изготовляют стремена и уздечки и делают седла, строят дома и повозки, караулят лошадей овец и коз, и доят кобылиц, делают мешки, охраняют также верблюдов и вьючат их. Обязанность женщины состоит в том, чтобы править повозками, ставить в них жилища и снимать их, доить коров, делать масло и курт, приготовлять шкуры и сшивать их. Охота в хозяйственной жизни татар Золотоордынского государства важная отрасль. Кочевое хозяйство, кочевой быт играли в жизни Золотой Орды огромную роль, для скотоводства большие необитаемые земли являются главным условием. Эти необитаемые земли татары и нашли в пределах между Волгой и Днепром, и даже Дунаем. Здесь, за пределами небольших земледельческих районов по берегам рек, монголы и вели кочевое хозяйство, монголы были только меньшинством в составе кочевого населения Золотой Орды. Основной массой кочевников оставались кыпчаки. Монголы среди кыпчакского мира были лишь привилегированным господствующим слоем. Немалую роль в хозяйстве Золотой Орды играла и рыбная ловля, как по Волге, устью Камы, низовьям Амударьи, Яику, так и по берегам Каспийского и Черного морей. Несмотря на наличность большого количества источников о Золотой Орде, вопросы ее социальной истории, за редким исключением, мало исследованы. Кое-что можно найти в труде И. Березина “Очерк внутреннего устройства Улуса Джучиева”. Золотая Орда – общество не только кочевое, но и оседлое, с пестрым этническим составом, где сами монголы являлись меньшинством, что постепенно утеряли даже свой язык. Улус Джучи был собранием родов, племен, народов, подвластных всему дому Джучи. Родственники Бату получили в удел целые области Золотой Орды. Ногай правил западными улусами всего Причерноморья, а Шейбан ведал восточной частью Дешт – и – Кыпчак. Несомненно, что члены ханского дома были самыми крупными феодалами. В своих владениях члены ханского дома являлись крупными собственниками и правителями и держали себя почти как самостоятельные государи. В этом отношении наиболее яркой фигурой является Ногай, который, в течение почти полустолетия причинял много хлопот золотоордынским ханам и которого некоторые ученые готовы были считать за вполне самостоятельного хана. Члены ханского дома (рода) играли при дворе огромную роль, определяя всю внутреннюю и внешнюю политику. Ниже членов ханского дома стояли крупные беки (тюркский титул) и нойоны которые составляли главные кадры крупных полукочевых феодалов. И. Березин с своем “Очерке внутреннего устройства Улуса Джучиева” дает полную номенклатуру (социальную группу) монголов: это огланы1), беки, улусные беки, нойоны и тарханы. К тарханам относились не всегда крупные феодалы, среди них были люди среднего достатка, но они освобождались от налогов и податей. Трудовое население в золотоордынском государстве находилось в зависимости от ханов, членов ханского дома и вождей т.е. феодалов, и положение их было исключительно тяжелым. Подвластное хану население во время военных походов обязано было поставлять войнов. Особенно обременительными для населения были налоги. В земледельческих районах полагалось взимать одну десятую часть («калан») уражая, а кочевые монголы – платили («копчур»)- налог с пасшихся стад в размере 1 % (одну голову со ста голов). Однако в действительности сборщики налогов брали с населения больше и наживали на этом огромные богатства. Кроме того, тяжелым бременем ложилась на плечи населения воинская повинность. Население обязано было содержать за свой счет в городах многочисленные гарнизоны. Наряду с этим ханы раздавали представителям местной феодальной знати особые ярлыки на право сбора в свою пользу чрезвычайных всевозможных налогов. Особо стоит вопрос о рабах и их месте в социально-экономической жизни Золотой Орды. Количество рабов в Золотой Орде было велико, но рабы эти не составляли основы производства, по происхождению были главным образом из военнопленных, употреблялись во всех видах работ, как и всюду на Востоке, занимал немалое место в домашнем хозяйстве кочевых, полукочевых и оседлых феодалов. Совершенно особое положение по сравнению с другими странами Востока занимала монгольская женщина. Известный арабский путешественник Ибн-Батута, проехавший в 30-х годах XIVв. в Дешт-и-Кипчах, в своих заметках пишет: “В этом крае я увидел чудеса по части великого почета, в каком у них женщины. Они пользуются большим уважением, чем мужчины.”2) Это понятно в системе кочевого хозяйства женщина не могла быть совсем изолирована от процесса общественного производства. Об участии женщин из ханского дома в политической жизни государства рассказывает Плано Кирпини. Когда он был у великого хана Гуйюка, то видел как ходили представляться к ханше, матери Гуйюка, которая даже от своего имени посылала гонца к русскому князю Александру Ярославичу. Также монгольские женщины принимали активное участие в курултаях

Jake: До XIV века границы Золотой Орды включали в себя не только земли юго-восточной Европы от Днепра на восток, считая Крым и Булгар, но и Среднее, и Нижнее Поволжье, Южный Урал, Северный Кавказ до Дербента, северный Хорезм и земли в бассейне нижней Сырдарьи и Аральского моря до рек Ишима и Сары-Су. Таким образом, до начала XIV века территория Золотой Орды совпадала с теми землями, которые понимали мусульманские источники под термином «Улус Джучи». Однако с начала XIV века Улус Джучи распался на два государства – Кок Орда и Ак Орда, из которых последняя была в вассальной зависимости от первой. В Ак Орду входили упомянутые выше земли в бассейне Сырдарьи, а так же степи и города на северо-востоке от Аральского моря и до рек Ишима и Сары-Су. После отделения Ак Орды термин Золотая Орда применяется главным образом к землям Кок Орды. Итак, Улус Джучи распался на Кок Орду и Ак Орду, каждая из которых имела свою собственную династию из потомков старшего сына Чингисхана Джучи. С первых лет образования Улуса Джучи и после распада на две указанных орды, согласно персидским авторам XV-XVII в.в., Кок Орда составляла правое крыло (бараункар, онкол) Улус джучиева войска, т.е. поставляла из среды своего кочевого населения все входящие в него тумены, а Ак Орда составляла левое крыло (джаункар, солкол), т.е. поставляла все тумены левого крыла Высшей точкой военного могущества Золотой Орды было время Узбек хана ( 1312-1342). Его власть была одинаково авторитетна на всех землях его обширных владений. После смерти Узбек хана положение дел в Улусе Джучи (З.О.) стало постепенно меняться. Твердый порядок начал подрываться династийными распрями, принявшими характер сложных феодальных смут, началась междоусобица, а вместе с ней и распад Золотой Орды. Первые признаки упадка Золотой Орды появились уже при Джанибек хане (1342-1357г.г.). Узнав о тяжелой болезни своего отца Джанибека, султан Бердибек, бывший наместником в Азербайджане, поспешил в Сарай, боясь потерять престол. Став ханом, Бердибек приказал казнить всех своих родственников, видя в них конкурентов в борьбе за власть. Однако правление его было недолгим. Через два года он сам был убит. Со смертью Бердибека, последнего хана, династии Бату, стали усиливаться Шейбаниды и Тука-Тимуриды, потомки пятого и тринадцатого сыновей Джучи. Борьба за власть в Золотой Орде превратилось в затяжной период войн, когда за 20 лет с 1360 по 1380 г.г. сарайском престоле сменилось более 25 ханов. Итак, Золотая Орда была на грани упадка и феодального распада. Уже давно в недрах феодального общества и Улуса Джучи протекал незримый процесс нарастания феодализирующих, центробежных сил. Частые неурядицы, при дворе и среди полукочевой и оседлой знати в периоды наибольшего могущества Золотой Орды явно указывают на глубокие противоречия в среде золотоордынского государства и общества. Золотоордынская власть держалась по существу на одном только насилии. Золотоордынская междоусобица в 1359-1461 г.г. достигла своего апогея. Наряду с претендентами из дома Чингизидов появляется претендент на власть из среды военной монгольской аристократии. Таким лицом и был известный золотоордынский эмир Мамай. Он играл в Золотой Орде при Бердибеке большую роль, управлял всеми его делами и был женат на его дочери. Восстав против ханской власти, Мамай объявил ханом Авдуллу из потомков Узбек хана. Хозяином положения в Орде стал Мамай, который, не будучи чингизидом, не мог принять ханского титула и удовлетворился фактической властью, а для декорации завел себе в лице Авдуллы (Абдаллаха) подставного хана. Согласно по русским источникам (Никоновская летопись), произошло это в 1362 году. Углубившаяся смута росла вширь. От золотоордынского государства начали отпадать целые области. В 1362 году ордынский князь Булат-Темир взял Болгар. Отпадение Болгар, вместе с захватом в руки Булат-Темира волжского торгового пути, нанес, конечно, тяжелый удар единству Золотой Орды, а Северный Хорезм с городом Ургенчем при хане Муриде совсем оторвался от Золотой Орды и под властью местной династии Суфи из племени кунгратов вел независимую политику. Распад Золотой Орды. Во второй половине XIV- начале XV вв. Золотая Орда от смуты и политической анархии, почти хаоса, все больше теряла свои позиции в оседлых, земледельческих районах. Хорезм при Улугбеке, второй раз ушел из рук золотоордынских ханов, и на этот раз навсегда. Хорезм был богатейшей и культурной областью с высокоразвитым сельским хозяйством, большими торговыми городами и, главное, с огромной местной и транзитной торговлей. Через Хорезм проходили караванные пути в Среднюю Азию, Иран, Монголию и Китай. Переход Хорезма в руки Темуридов ставил крест на той торговле, которую, по-видимому, собирался возродить Едигей. В связи с падением городской жизни и упадков земледелия в культурных областях и не мог в эти годы не усилиться и кочевой сектор золотоордынского государства. Именно в этой обстановке и подняли вожди отдельных мелких монгольских улусов. Центробежные силы в степи осуществлялись, прежде всего, через стоящих во главе их царевичей чингизидова рода. Пока в Золотой Орде была твердая власть ханов, население более или менее знало тяготы и платежи. В период же смута и феодального хаоса никто не знал, что, когда и кому он должен платить. Земледельческие области переходили из рук в руки. Междоусобная борьба разрушала производительные силы, население беднело, продукция труда крестьян и ремесленников уменьшалась, а требования сменяющихся правителей росли. А между тем экономика переживала кризис. Феодальные усобицы и отсутствие внутренних экономических связей, а также усиление борьбы за независимость угнетенных народов - все это делало неминуемым распад Золотой Орды. В первой половине XV в. т.е. в 1445 году во главе с Улуг-Мухаммедом в болгарской области было образовано Казанское ханство, а 1449 году образовалось Крымское ханство во главе с Хаджи-Гиреем. Так или, иначе мы видим отпадение от Золотой Орды двух наиболее богатых и культурных областей - Крыма и Болгара. Основание Крымского и Казанского ханств означало, что Золотая Орда превращалась почти целиком в кочевое государство. В середине XV века в Нижнем Поволжье с центром в Астрахани выделялось третье ханство (Астраханское ханство). На территории Западной Сибири во второй половине XV века выделилось Сибирское ханство. В результате распада Золотой Орды на территории Казахстана также появилось несколько феодальных владений. В середине XIV века фактически обособилась от Золотой Орды Ак Орда. Правители Ак Орды Ерзен хан(Орда Ежен), Мубарак-Ходжа, Урус хан обустраивали Сыгнак, Сауран, Отрар и др. города. Еще с конца XIV века между Иртышем и Волгой кочевала Ногайская Орда. На территории Ак Орды, Ногайской Орды и Узбекского ханства жили родственные племена- канглы, конраты, кипчаки, найманы, мангыты и др. Основным занятием их было кочевое скотоводство. Племена эти были очень близки между собой по уровню экономического и культурного развития. Итак, золотоордынское государство распалось в XIV-XV в.в. Это было обусловлено отсутствием: 1) экономического единства, 2) феодальными раздорами, 3) борьбой за власть между потомками Чингисхана, 4)обострением противоречия между кочевой знатью и оседлой торговой верхушкой городов и земледельческих регионов. Значительно ускорила распад Золотой Орды Куликовская битва (1380 г.), где русские нанесли крупное поражение золотоордынскому войску.

Jake: ЗОЛОТАЯ ОРДА КАК ПРЕДТЕЧА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Кадырбаев Александр Шайдатович, доктор исторических наук, профессор Казахского Государственного Национального Университета им. Аль-Фараби. Истоки феномена российской имперской государственности, наглядным олицетворением которой была Российская империя, имеют в своей основе симбиоз трех компонентов: древнерусской государственности Киевской Руси, импульсом в создании которой стал приход варягов или норманнов-выходцев из германских племен Скандинавии на Русь; идеологической и культурной традиции Византийской империи через посредство православного христианства, и имперского наследия Золотой Орды, о котором и пойдет речь в данной статье. Спор о евразийском наследии Золотой Орды - державы, образовавшейся в результате распада Монгольской империи, у истоков создания которой стоял Темучин Чингиз-хан, на территории Руси, Поволжья, Кавказа, Крыма, Западной Сибири, Хорезма, большей части современного Казахстана, не только не утратил злободневности, но и вспыхнул с новой силой в наши дни. Свидетельством этого являются попытки определенных официальных лиц и научных кругов Татарстана отнести историческое наследие Золотой Орды исключительно к отождествлению с казанско-татарским этносом и его историей, что изрядно отдает мифотворчеством. Не отрицая право казанских татар на историческое наследие Золотой Орды, вместе с тем стоит напомнить, что научно доказано происхождение казанских татар от волжских булгар, тюркоязычного этноса, чья государственность была сокрушена монголами в первой половине ХIII века.(1) Данная историческая версия с претензией на золотоордынское наследие появилась буквально у нас на глазах и речь здесь идет скорее о конструировании прошлого, исходя из современной политической конъюнктуры, т.е. о явлении, называемой изобретением традиций (2). В связи с этим представляет немалый интерес проблема золотоордынского наследия по отношению к другим, не только тюркским и монгольским, но и славянским, финно-угорским народам Восточной Европы и Центральной Азии. А истоки этой проблемы уходят в монгольскую эпоху. При всем трагизме эпоха монгольских завоеваний ХIII века не была проста и однозначна. Это относится и к таким сложным конгломератам как империи Чингиз-хана и его преемников, в числе которых и Золотая Орда. Поэтому абсолютно негативное отношение к монгольскому завоеванию и всему, что с ним связано, видимо, не совсем правомерно. Этого мнения, в частности, придерживался такой серьезный исследователь данной эпохи как В.В. Бартольд, (3) а также Л.Н. Гумилев.(4). Создаваемые в основном в результате кровавых завоеваний, эти империи в дальнейшем играли и определенную роль цивилизующую роль. Ведь создание империй при всем неприятии насилия, крови - это и попытки, хотя далеко и несовершенные, человечества к интеграции. Примеры тому не один Иран царей Ахеменидов, держава Искандера Зуль-Карнайна, Рим, Тюркский каганат, Арабский халифат, империя Великих Монголов в Индии, Китайская и Французская, Британская и Российская империи, но даже и то, что принесла монгольская экспансия. Созданные в итоге походов Чингиз-хана и его первых наследников государства, частью одного из которых стали древнерусские земли, являют собой пеструю картину во всех отношениях. Более того, разные наблюдатели отмечали возникновение гораздо большей политической устойчивости после образования этих государств во всей Евразии от Восточной Европы до Центральной Азии и Китая. К тому же отсутствие пространственных перегородок в пределах этих обширных империй создавало возможность сблизить народы Евразии. Культуры тюркских, славянских, монгольских, финно-угорских, иранских, кавказских и других народов Евразии длительное время формировались, находясь в единой системе связей, что сближало их, определяя во многом сходство их жизненного уклада, менталитета и приводило к объединению в единые многонациональные государства, каковыми и были империи потомков Чингиз-хана, такие как Золотая Орда. Поэтому лишь отрицательный взгляд на них как на дикие орды был бы исторически несправедлив. Спектр здесь очень разнообразен: соответственным здесь должно быть и отношение к реалиям жизни во всей подлинной светотени и сути последствий. После распада империи, созданной Чингиз-ханом, древнерусские земли вошли в состав улуса Джучи или Золотой Орды. Монголы принесли собственное общественное устройство только в подвластные им пространства степей современного Казахстана и Причерноморья, уже на рубеже ХIII-XIV веков они в этом регионе приняли ислам потом смешались и породнились с кыпчаками, и все они стали точно кыпчаки, как пишет арабский летописец Ал-Омари. А тюркские племена кыпчаков были основным кочевым населением евразийских степей от Иртыша до Дуная. В отношении Руси завоеватели довольствовались ее полным подчинением, учредив на древнерусских землях институт баскаков-сборщиков налогов, но не меняя общественное устройство. Впоследствии сбор налогов перешел в ведение местных русских князей, признающих власть Золотой Орды. Первоначально Золотая Орда входила в состав огромной Монгольской империи. Ханы Золотой Орды в первые десятилетия ее существования считались подчиненными верховному монгольскому хану в Каракоруме в Монголии. Ордынские ханы получали в Монголии ярлык на право царствовать в Улусе Джучи. Но, начиная с 1266 года, золотоордынский хан Менгу-Тимур впервые приказал отчеканить на монетах свое имя вместо имени всемонгольского государя. С этого времени начинается отсчет самостоятельного существования Золотой Орды. Во главе западной части этого государства, куда входили и древнерусские земли, стоял хан из потомков Чингиз-хана - Бату (он же Батый русских летописей), на востоке правили зависевшие от него наследники Орду (брата Бату). Золотая Орда долгое время была самым сильным государством Центральной Азии и Восточной Европы.(5). С золотоордынским двором пытались поддерживать дружеские связи европейские короли и паны римские, византийские императоры и падишахи Османской империи. Свидетельством этого являются жалованные грамоты золотоордынских ханов - Тохтамыша польскому королю Ягайле, Улуг-Мухаммада османскому султану Мураду II, сохранившиеся до нашего времени (6). Интересно, что внешними врагами Золотой Орды стали не соседние чуждые державы, а такие же бывшие улусы некогда единой Монгольской империи - государство монголов Хулагуидов в Иране и государство Чагатаидов в Средней Азии. Периодически золотоордынские тьмы, в составе которых были и русские князья со своими воинами, вторгались в Польшу, Литву, на Балканы. Целью этих походов было не завоевание, а ограбление соседей. Огромная территория, многочисленное население, сильная центральная власть, большое боеспособное войско, умелое использование торговых караванных путей, выколачивание дани с покоренных народов, все это создавало мощь ордынской империи. Она крепла и усиливалась и в первой половине ХIY века пережила пик своего могущества. Расцвет государственности и культуры Золотой Орды связан с именами ханов Узбека (1312-1342 годы правления) и его сына Джанибека (1342-1357 гг.). Важной мерой усиления Золотой Орды стало ее обращение в ислам. Еще Чингиз-хан завещал терпимо относится к представителям разных вероисповеданий. Его потомки старались выполнять этот завет. Так, в землях, подвластных Золотой Орде, духовенству всех религий был создан льготный режим. Русская православная церковь и армяно-грегорианская, например, были освобождены от выплаты дани и получали специальные ярлыки, которые защищали церковное имущество от произвола ордынцев. В столице Золотой Орды Сарае открывались храмы разных конфессий. В 1261 году там возникла православная епархия. Но сами ордынцы в большинстве своем оставались язычниками- шаманистами. Но были среди правящей ордынской элиты, в том числе и Чингизидов, приверженцы Христа, Мухаммада и Будды (7). Но в начале ХIY века ситуация в Золотой Орде изменились. Наиболее дальновидные представители правящих кругов чувствовали, что регулировать жизнь огромной империи по старым традициям уже невозможно. Слишком сложным становилось управление страной. Необходимо было привлечь грамотных и образованных людей, знатоков экономики и финансов. Самыми подходящими для этого были мусульманские чиновники - выходцы из Средней Азии, Волжской Булгарии, Восточного Туркестана и оседлых районов юга Казахстана. К тому же торговля Золотой Орды была в руках мусульманских купцов. Да и интенсивные отношения с Ираном и Египтом требовали привлечения людей, знающих фарси и арабский языки. Кроме того, общая для всех в империи религия помогла бы объединить подданных вокруг государя - единоверца. В 1313 году, воцарившись на золотоордынском троне, юный Узбек-хан с фанатизмом новообращенного мусульманина и с пылом молодости, подогреваемой наветами и проповедью своего мусульманского окружения, провозгласил ислам господствующей религией, истребил своих знатных родичей, пытавшихся воспротивиться столь вопиющему нарушению старомонгольских обычаев. Эпоха Узбек-хана отмечена культурным подъемом и широким городским строительством. К середине ХIV века в Золотой Орде существовало более 100 городов. Многие из них были основаны ордынцами. К их числу относятся столицы Золотой Орды - Сарай и Новый Сарай в Нижнем Поволжье, Сарайчик в Западном Казахстане, где были захоронения ханов. При Узбеке и Джанибеке города Золотой Орды переживали расцвет. Возведенные трудами сотен тысяч невольников дворцы, мечети, караван-сараи, богатые кварталы знати и купечества, все более многолюдные поселения ремесленников превращали их средоточие экономической и культурной жизни. Сарай и Новый Сарай были крупнейшими городами мира. Т.о. Золотая Орда не оставалась неизменной, многое заимствуя у мусульманского Востока: ремесла, архитектуру, баню, изразцы, орнаментальный декор, расписную посуду, персидские стихи, арабскую геометрию и астролябии, нравы и вкусы, более изощренные, чем у простых кочевников. Имея широкие связи с Анатолией, Сирией и Египтом, Орда пополняла тюркскими и кавказскими рабами армию мамлюкских султанов Египта, ордынская культура приобрела определенный мусульманско-средниземноморский отпечаток, как считает ученый-востоковед К. Босворт (8). Процветание империи пошло на убыль после смерти Джанибека из-за междоусобиц удельных владетелей, боровшихся за сарайский престол. Трон переходил из рук в руки. Окраинные владения стали отпадать от державы. В конце ХIV века лет на пятнадцать ее вновь сумел объединить энергичный хан Тохтамыш, взявший реванш за поражение ордынцев Мамая на Куликовом поле от коалиции русских княжеств во главе с Москвой. В 1381 году, через год после Куликовской битвы, Тохтамыш взял и разрушил Москву. Но именно с правлением Тохтамыша связаны события, оказавшиеся роковыми для Золотой Орды. Три похода правителя Самарканда, основателя мировой империи от Малой Азии до границ Китая, Тимура - Железного хромца, сокрушили улус Джучи, были разрушены города, караванные пути переместились на юг, во владения Тимура. От этих потрясений Золотая Орда уже не смогла оправиться и в первой половине ХV века распалась на отдельные ханства. Среди наследников Золотой Орды были как тюркские государства - Крымское, Казанское, Астраханское ханства, Узбекский улус, на руинах которого возникли Ногайская Орда, Казахское и Сибирское на Тоболе, Хивинское ханства, так и Русское государство, где по ордынским образцам функционировала военная организация, фискальная система, посольский обычай, протокольная традиция государственных канцелярий, ценилось ханское звание и принадлежность к роду Чингизидов. Русская знать легко находила соответствия своей титулатуре в золотоордынской системе и устойчиво вписывалась в ордынские порядки. Хотя Чингизиды создали империю военным путем, тем не менее их государство опиралось не только на военную силу, что объясняет их почти трехсотлетнее владычество на Руси. Воистину пророческими оказались слова китайского мудреца II века до н.э. Лу Цзя, приписываемые зачастую Конфуцию: Можно завоевать империю сидя на коне, но нельзя с коня управлять ею. На Руси потомки Чингиз-хана сумели лучше адаптироваться к местным условиям и создать более эффективную систему управления завоеванными территориями, чем в Китае - в Юаньской империи или в Иране - Улусе ильханов Хулагуидов, где они были у власти гораздо меньше времени - примерно 100 лет. К положительным последствиям золотоордынского владычества на Руси, замалчиваемых рядом российских и советских историков, можно отнести то обстоятельство, что напряженность духовной атмосферы общества привели к созданию высоких художественных образцов во всех областях религиозного искусства (иконописи, церковной музыке, религиозной литературе). Олицетворением этих достижений можно считать творчество художника-иконописца Андрея Рублева. Чувство национального унижения сменялось в народе благородным чувством преданности национальному идеалу. Религиозно-национальный подъем той эпохи на Руси стал мощным фактором национального самосознания и культуры, чему в немалой степени объективно способствовала веротерпимость ордынской элиты. По мнению российских историков, сторонников теории евразийства (П.Н. Савицкого, Г.В. Вернадского, Л.Н. Гумилева), русские были спасены от физического истребления и культурной ассимиляции Запада лишь благодаря включению в Монгольский улус. По мнению Савицкого, ордынцы - нейтральная культурная среда, принимавшая всяческих богов в отличие от католической Европы. Русь стала платить дань сарайским ханам, за что имела торговый флот на Волге, религиозную резиденцию в Сарае, освобождение русской православной церкви от всех видов налогов. Со своей стороны Русь имела в лице метрополии, каковой для нее была Золотая Орда, духовную и военную поддержку в многочисленных войнах со своими северо-западными соседями, такими как Шведское королевство и немецкий Тевтонский орден, Польша и Великое княжество Литовское, Венгерское королевство. Галицкая Русь, Волынь, Черниговское и другие княжества, бывшие вне покровительства Золотой Орды, стали жертвой католической Европы, объявившей крестовый поход против Руси и ордынцев. Таким образом, выбор князя Александра Невского, победителя шведов и тевтонцев приемного сына и фаворита Бату-хана был, видимо, сделан исходя из, разумеется, сомнительной теории наименьшего зла, в пользу симбиоза с Золотой Ордой. И этот выбор был одобрен народом и освящен русской православной церковью и причисление Александра Невского к лику православных святых наглядное тому подтверждение. Этого выбора придерживались и другие видные деятели Руси золотоордынской эпохи последующих поколений, например, московский князь Иван Калита, что было должным образом оценено ордынской властью, когда после подавления антиордынского восстания в Твери, за активное участие в этом деянии Калита стал великим князем всея Руси по воле золотоордынского хана. Заметно было золотоордынское влияние на русский язык, что нашло свое отражение в современном русском языке, где пятая-шестая часть словарного запаса тюркского происхождения. Именно золотоордынская система сделалась прообразом российской имперской государственности. Это проявилось в установлении авторитарной традиции правления, в жестко централизованной общественной системе, дисциплины в военном деле и веротерпимости. Хотя, конечно, были и отклонения от этих принципов в определенные периоды российской истории. Помимо этого, Русь и другие подвластные ордынцам земли, были вовлечены в находящуюся на более высоком уровне финансовую систему золотоордынской империи; завоеватели создали эффективную, пережившую века, ямскую систему путей сообщения, сеть почтовых организаций на значительной части Евразии, в том числе на территории России. Наследием Золотой Орды стало обыкновение (хотя и не всегда на всем протяжении истории России) не ассимилировать новые, завоеванные и включавшиеся без кровопролития в состав Российской империи земли, не изменять жизнь, религию и язык покоренных народов. Вместе с тем, как говорилось выше, золотоордынское наследие не было единственной основой на которой впоследствии вызрела и претворилась в жизнь российская имперская идея. В формировании этой идеи, а также в развитии российской цивилизации, трудно переоценить влияние Византийской империи, донесшей до Руси античное наследие Эллады и Рима, сохранившей православную христианскую культуру, достигнув высокого уровня развития науки и искусства. Москва - третий Рим, а четвертому не быть,- в этом изречении во многом сформулирована российская имперская идея, как последнего оплота православного христианского мира после падения в 1453 году единоверной Византии. Таким образом российская имперская идея во многом представляет собой синтез золотоордынских и византийских имперских традиций, между которыми есть и общее, и существенные различия. Как Византия, так и Золотая Орда, были евразийскими великими державами и Российская империя унаследовала от них эту особенность. Что касается отличий, то византийское наследие прослеживается больше в духовной жизни, а золотоордынское - в практике государственного строительства и управления, хотя далеко и не исчерпывается этим. Разница во влиянии золотоордынского наследия на российскую имперскую государственность от византийского состоит и в том, что Российская империя была единственной, именно имперской наследницей Золотой Орды, в то время как среди имперских преемников Византии, наряду с Россией была и Османская империя. Определяя значение древнерусской государственности для формирования российской имперской традиции, то ее значимость в том, что Киевская Русь была первым отечественным опытом государственного строительства в многоплеменной среде, поскольку Киевская Русь являлась государством не только восточных славян, но и варягов, составлявших правящую элиту древней Руси и ассимилировавшихся в славянской среде, от которых пошло название Русь, а также многочисленных финно-угорских и немногочисленных тюркских племен. Но подлинное начало величия России, как великого государства, при всем значении Киевской Руси, было положено не на Днепре, не славянами и варягами, и даже не византийцами, а ордынцами. В силу исторических обстоятельств древнерусская государственность не развилась до имперского уровня, а пошла по пути дробления и пала под натиском тюрко-монгольских кочевников Великой Степи, создавших мировую евразийскую державу - Золотую Орду, ставшую предтечей Российской империи. Оказавшись в составе Золотой Орды, подвластные этой империи народы не остановились в своем развитии. Были радикально изменены пути этого развития, что в итоге привело Русь, например, к принятию от Золотой Орды эстафеты гегемонии в евразийской державе, когда к концу ХV века Русь в лице Московского государства становилась решающей силой в великом состязании царств-наследников Золотой Орды, среди которых наиболее грозным соперником Москвы был Крымский юрт (10). В ХVI веке хотя и происходило неуклонное наращивание мощи московских государей, силой оружия поглотивших такие осколки Золотой Орды, как Казанское, Астраханское, Сибирское (на Тоболе) ханства, Московское государство испытало сильнейший натиск со стороны Крымского ханства, за которым стояла могущественная тогда Османская империя. Крымско-татарские орды доходили до предместий Москвы и даже захватывали Александровскую слободу- резиденцию победителя Казани, Астрахани, Сибирского ханства на Тоболе - первого русского царя Ивана IV Грозного. Эта борьба за гегемонию в евразийском наследии Золотой Орды затянулась до конца ХVII столетия, когда Московское государство прекратило выплату дани, правда нерегулярную, так называемых поминок, Крымскому ханству. И произошло это в правлении царя Петра I, преобразовавшего Московское государство в Российскую империю. Став частью исторического прошлого, это соперничество оставило о себе память и в виде многочисленных российских княжеских родов тюркского происхождения, истоки формирования которых относится как ко времени Золотой Орды, так и к более поздней эпохе, когда после ее распада в течение XV-XVII веков на постордынском пространстве складывался новый баланс политических сил в борьбе за наследие Улуса Джучи в виде двух основных "полюсов" этой борьбы - Русского государства, эволюционировавшего в течение трех веков от Великого княжества Московского до Российской империи, и Крымского юрта, к которым так или иначе тяготели Ногайская Орда, Казанское, Астраханское, Сибирское на Тоболе и Казахское ханства. Одной из форм тяготения были так называемые отъезды тюркских аристократов соответственно в московские или крымские владения. Московские государи предоставляли выходцам с Востока города в кормление и требовали исполнения воинской службы. При тюркских вельможах оставались их дружины, в их уделах дозволялось селиться неродовитым мигрантам из степи. В разное время татарам отводилось Кашира и Серпухов, Звенигород и Юрьев- Подольский, выходцам из Ногайской Орды был выделен Романов, а выходцам из ханств, управлявшихся Джучидами, к которым можно отнести Казахское, Сибирское на Тоболе и Крымское ханства, - городец Мещерский или Касимов с прилегающими землями. По этому поводу посол Ивана Грозного писал в 1570 году падишаху Османов: Мой государь не есть враг мусульманской веры. Слуга его, царь Сеин - Булат господствует в Кесимове, Кайбулла в Юрьеве, Ибак в Сурожике, князья ногайские в Романове. Все они торжественно славят Магомета в своих мечетях. Длительное подчинение Золотой Орде выработало на Руси стойкое почитание Джучидов - старшей ветви Чингизидов - династии, правившей в Орде и большинстве наследных ханств. Знатность тюркских мигрантов позволяла им претендовать на высокие посты в структуре Русского государства, считаться честию бояр выше. В Разрядах (росписях воевод по полкам) служилые цари и царевичи всегда упоминаются после русского государя и его сын овей и перед (или наряду) с высшими представителями московской знати. Влияние служилой тюркской знати на историю России трудно переоценить. Выходцы из её среды даже становились государями всея Руси, как номинальными, так и реальными. К первому случаю можно отнести так называемое отречение от русского престола Ивана Грозного в пользу крещеного татарского царевича Чингизида Симеона Бекбулатовича, ставшего на короткий период времени номинальным правителем Московии. Но были и подлинные властелины. Такие, как потомок ордынца Чет-Мурзы - русский царь Борис Годунов - татарин, нехристь, зять Малюты, - как писал о нем А. С. Пушкин. А царь Иван Грозный был Чингизидом по матери, крещеной татарке Елене Глинской, и данное обстоятельство использовалось им при покорении Казани, в борьбе за казанский престол. При Иване III татары имели свой двор в Московском Кремле. Когда же к Москве приближались татарские послы, то Иван III выходил за город и выслушивал их стоя, тогда как они сидели. Полки служилых татар сыграли решающую роль в победе Ивана III над Новгородом, последним соперником Москвы в борьбе за главенство над Русью. В 1546 году большая группа татарской знати пришла на службу к Ивану Грозному. Немало было в его окружении крещеных татар. Предполагается, что к их числу относились влиятельные фавориты Грозного и видные политические и военные деятели той эпохи, отец и сын Алексей и Федор Басмановы, упомянутый выше глава опричнины и правая рука царя Малюта Скуратов, заплечных дел мастер, один из самых зловещих персонажей русской истории. При дворе Ивана IY до конца своих дней жил последний казанский хан Едигер (Ядыгар), при крещении Симеон, где имел свой двор и похоронен в 1565 году в Благовещенской церкви Чудова монастыря. С семи лет находился при дворе Грозного ногайский князь Утямыш - Гирей. Об этом писал царь его деду Юсупу, ногайскому князю, что внука его он держит у себя за сына место. Утямыш-Гирей умер двадцатилетним и похоронен в Архангельском соборе Кремля под христианским именем Александр. Важные услуги русской монархии оказали потомки ногайских биев - князья Урусовы и Юсуповы. Князь Петр Урусов, сын мурзы Исмаила, возглавил заговор и убил царя- самозванца Лжедмитрия II, а князь Феликс Юсупов участвовал в убийстве фаворита царя Николая II Романова и его жены - Григория Распутина. Казахский султан Ораз - Мухаммед получил за службу русскому престолу от Бориса Годунова Касимов с округой и сполна разделил судьбу России в смутную годину её истории, пав от руки Лжедмитрия II. Известным персонажем российской истории является завоеватель Сибири Ермак, о котором есть мнение как о ногайском казаке на русской службе (13). Политика Российской империи в отношении кочевых народов и государств-наследников Золотой Орды, до тех пор, пока они еще не стали подданными российской короны, в частности башкир, ногайцев, крымских татар, казахов, во многом несла на себе печать страха, во всяком случае до начала ХIХ века, еще со времен золотоордынского владычества перед возможным объединением этих народов. Окончательная точка в этом многовековом состязании в пользу Российского государства была поставлена в конце ХVIII века, когда последние тюркские государства-наследники Золотой Орды - Ногайская Орда, Казахское и Крымское ханства стали частью Российской империи. За пределами российского управления оставалось лишь Хивинское ханство на территории Хорезмского оазиса. Но во второй половине ХIХ века Хива была завоевана русскими войсками и Хивинское ханство стало вассальным княжеством в составе России. История совершила очередной виток по спирали- все вернулось на круги своя. Евразийская держава возродилась хотя и в ином обличье …Но нет ничего вечного в этом мире. После тяжелейших исторических испытаний, вызванных первой мировой войной и революциями в феврале и октябре 1917 года Российскую империю постигла судьба ее предшественницы. Но на руинах Российской империи, довольно быстро, как "Феникс из пепла", возродилась великая евразийская держава под красным знаменем Великой Утопии, в новом марксистско-ленинском идеологическом обличье, известная как Советский Союз и просуществовавшая 70 лет, из которых 45 лет она была одной из двух наиболее могущественных стран мира. Увы, и этот взлет в историческом измерении был недолог, в 1991 году распался Советский Союз и ныне Россия вновь на очередном витке истории... Ответ о возрождении России как великой державы во многом следует искать, обращаясь к исторической традиции формирования ее имперской государственности, где весьма заметно наследие Золотой Орды. Литература 1. В. Шнирельман. От конфессионального к этническому: булгарская идея в национальном сознании казанских татар в ХХ веке. Вестник Евразии. Acta Eurasica. №1-2 (4-5) 1998.c. 137-139. Жан Робер Равью, Феномен Татарстана и федеративное строительство в России. Вестник Евразии Acta Eurasica №1-2 (4-5). 1998, с. 180-203. 2. Там же, с. 139. 3. В.В. Бартольд . Соч. Т.1-9, М., 1963-1977. 4. Л.Н. Гумилев, Древняя Русь и Великая Степь. М.,1992. 5. Г.Ф. Федоров-Давыдов. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973. В.В. Трепавлов. Государственный строй Монгольской империи. М., 1991. 6 Т.И. Султанов. Письма золотоордынских ханов. Тюркологический сборник. М., 1975, с. 234-285. А.П. Григорьев. Монгольская дипломатика ХIII-XIV в.в., 1978. М.А. Усманов. О Тугре в официальных актах и посланиях Джучидов. Бартольдовские чтения. М., 1990, с. 70. 7. Р.Г.Ланда. Ислам в истории России. М., 1995, с. 44-67. М.Д. Полубояринова. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978, с. 24,28, 33-34. Л.В. Черепнин. Монголо-татары на Руси (XIII в.), сб.: Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1970, с. 186-206. Г.Ф. Федоров-Давыдов. Курганы, идолы, монеты. М., 1968, с. 9-15. 8. К.Э. Босворт. Мусульманские династии. М., 1971, с. 191, 203-206. Р.Г. Ланда. Ислам в истории России, с. 67. В.В. Трепавлов. Статус Белого царя. Москва и татарские ханства в XV-XVI вв. - Россия и Восток: проблемы и взаимодействия. М.,1993, с. 306-308. 9. И.В. Вилента. Идея самобытности России в исторической концепции евразийцев. - Вестник МГУ, серия 8. История №1, 1998, с. 38-40. 10. В.В. Трепавлов. Тюркская знать в России (Ногаи на царской службе). Вестник Евразии, № 1-2 (4-5), М., 1998, с. 101-114. 11. Герберштейн Зигизмунд. Записки о московском быте барона Зигизмунда Герберштейна. СПБ, 1887, с. 77. 12. Там же. 13. Н.А. Баскаков. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1980; Т.И. Султанов. Правители Первого казахского государства (1470-1718) - Астана, Изд. Дом, Алматы, 1993. В.Л. Егоров. Государство и административное устройство. - Вопросы истории. 1972, №1, с. 33-34; И. Березин. Очерк внутреннего устройства Улуса Джучиева, СПБ, 1863, с. 25-31; П.Н. Савицкий. Евразийство- Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. М., 1993, с. 100-101; Н.С. Трубецкой. О туранском элементе в русской культуре. Россия между Европой и Азией. Евразийский соблазн. М.,1993; Ю.А. Зуев. По поводу личности Ермака - В кн.: А.Ш. Кадырбаев и др. Страна в сердце Евразии. А. Изд. Казак Университетi, 1998, с. 141-145.

Jake: AKAДEMИЯ HAУK CСCP CEPИЯ "ИTOГИ И ПPOБЛEMЫ COBPEMEHHOЙ НАУКИ" Б.Д. ГPEKOB A.Ю. ЯKУБOBCKИЙ 3OЛOTAЯ OPДA И EЁ ПAДEHИE ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ в XIII -XIV в.в. «Это было событие, искры которого равлетепись и зло которого простерлось на всех». Ибн-ал-Аеир (начало XIII в.). ГЛАВА ПЕРВАЯ ДЕШТ-И-КЫПЧАК (ПОЛОВЕЦКАЯ СТЕПЬ) В XI—XIII вв. ДО ПРИХОДА МОНГОЛОВ Огромные пространства так называемых «южнорусских степей» от Днепра и далеко за Волгу на Восток, начиная с XI в. и вплоть до XV в., в восточной (арабской и персидской) литературе носили имя «Дешт-и-Кыпчак», т. е. Кыпчакская степь. 1 Само слово «Кыпчак» не знакомо ни русским летописям, ни византийским хроникам. Древнерусские летописи употребляют термин «половцы», а византийские, как и авторы, писавшие на латинском языке, — термин «команы». Вопросы этногенеза половцев были уже не раз предметом научного рассмотрения. Последние мнения по этому вопросу были высказаны Марквартом, В. В. Бартольдом, Д. Россовским и А. Пономаревым. Однако едва ли можно признать, что здесь все ясно. 2 Не вдаваясь в вопрос о том, каким образом народ, называемый на Востоке кыпчаками. получил наименование «половцев», считаем необходимым подчеркнуть, что уже в конце XI в. он был полным хозяином всего Дешт-и-Кыпчак. Было бы безнадежно искать точной даты появления половцев на территории юго-восточной Европы, хотя попытки эти делаются как в востоковедческой, так и в русской исторической науке. Крупные политические события связываются с половцами или кыпчаками только с начала XII в. 1 Уже с 1030 г., как это выяснил В. В. Бартольд, кынчаки считаются соседями Хорезма (В. В. Бартольд. Новый труд о половцах. Русский исторический журнал, т. 7, стр. 148). Самый термин «Дешт-и-Кып-чак», как выяснил также В. В. Бартольд, впервые встречается у автора XI в. Насир-и-Хусрау (там же, стр. 148). 2 Mapкварт. Uber des Volkstura der Komaner). — См.: W. Bangund T. Markquart. Ostturkische Dialektstudien. Berlin, 1914. — В. В. Бартольд, ук. соч., прим. 1. — Д. Россовскии. Происхождение половцев. Seminarium Kondakovianum, VII и сл. Praha. — А. Пономарев. Куман-половцы. ВДИ, 1940, №№ 3—4. Маркварт в своей работе «?ber das Volkstura der Romanen» указывает, что кыпчаки (половцы, команы) в качестве крупной политической силы появляются с 1120—1121 г., когда они на Кавказе выступают вместе с грузинами против мусульман. Однако древнерусская летопись начинает довольно часто упоминать их уже с середины XI в. Первый набег кочевников при участии половцев, согласно Лаврентьевской летописи, был в 1054 г.1 Будучи западной ветвью кимаков, по-лопцы пришли в степные районы между Волгой и Днепром на смену печенегам, о которых имеются сведения как в восточных источниках, так и в древнерусской летописи. К приходу татар, т. е. к началу XIII в., Дешт-и-Кыпчак был настолько прочно освоен половцами, что можно говорить о существовании здост, нескольких кочевых княжеств. К сожалению, на данном этапе наших знаний, благодаря скудости известий в дошедших до нас источниках, мы не можем дать не только полной, но даже схематической картины социально-политического строя этого общества. И все же кое-где черты из жизни Дешт-и-Кыпчак проступают достаточно выпукло. Прежде всего о границах, характере хозяйства и составе населения. О точных границах Дешт-и-Кыпчак говорить невозможно, и не потому только, что сведения о них для XII в, скудны. Трудно говорить о точных границах там, где сами современники их себе не представляли. Во всяком случае, в пределах юго-восточной Европы земли до Днепра, включая Крым на юге, Среднее Поволжье до Булгара (с областью) на северо-востоке и устье Волги на юго-востоке, вхрдили как европейская часть кипчакских владений. 1 Летопись по Лаврентьевскому списку, 1910, стр. 158. В русской исторической литературе с половцами обыкновенно связано представление о чистых кочевниках. Это, конечно, глубокое заблуждение. Основная масса их вела кочевой образ жизни; однако половцы были уже охвачены в некоторой своей части процессом перехода на оседлый земледельческий-труд. Да иначе и быть не могло. Известно, что кочевники, находясь в состоянии феодализирующегося общества, в районах, смежных с земледельческой полосой, переходят на оседлое состояние. Таковы факты истории Семиречья и Хорезма. В первом случае мы имеем интересный процесс оседания кочевников — тюркешей, огузов, карлуков и других — в IX— XI вв., сопровождающийся отюречением согдийского оседлого населения.1 Во втором, т. е. в Хорезме, мы наблюдаем тот же процесс оседания кочевников огузов (туркмен), с одной стороны, и кыпчаков, с другой, не только на территории, смежной с Хорезмом, но и в нем самом. Этот длительный процесс, как мы увидим ниже, привел в XIII в. к значительному отюрече-нию бывшего здесь хорэзмийского языка. 2 Не подлежит сомнению, что тот же процесс оседания переживали и половцы,, непосредственно соприкасавшиеся с земледельческой полосой Нижнего Поволжья, Придонья, Крыма, отчасти Приднепровья и даже Булгара. Наиболее ценной по этому вопросу являлась монография Н. Аристова «О земле половецкой», напечатанная еще в 1877 г.3 Несмотря на большие затруднения, связанные со скудостью письменных источников и археологических материалов, работу эту уже можно было бы давно возобновить. 1 В. В. Бартольд. К вопросу о языках согдийском и тохарском. Иран, т. I, стр. 36—38.—Махмуд Кашгарский, т. I, стр. 30 и 391, 2 Плано Карпини указывает, что в его время в Хорезме говорили уже по-комански, т. е. по-половецки (Плано Карпини. История монголов. — Вильгельм Pубpук. Путешествие в восточные страны. Нерев. А. И. Малеина, СПб., 1911, стр. 24). О хорезмийском языке за последнее время, особенно в связи с открытиями хорезмской археологической экспедиции С. П. Толстова, появилось несколько статей. 3. Н. Аристов. О земле половецкой (историко-географическйй очерк). Киев, 1877. 2 Наконец, после долгого ожидания появилась в 1948 г. книга К. В. Кудряшова «Половецкая степь». Книга эта ставит перед собой задачи историко-географические и рисует главным образом местоположение половецких кочевий и половецких ханских ставок, а также пути к половцам и обратно в русские княжества. C этой точки зрения наиболее интересной частью книги является ее восьмая глава: «Половецкая степь в XII в.». В ней К. В. Кудряшов намечает следующие кочевья: «между Дунаем и Днепром кочевали, лукоморские» или «придунайские» половцы. У Днепровской луки, по обе стороны порогов, были становища половцев приднепровских, или запорожских». От Днепра до Нижнего Дона кочевали половцы приморские. «Между Сe-верским Донцом и Тором, где находились города Шару-капь, Сугров и Балин, размещались половцы донецкие. В бассейне Дона кочевали половцы донские». Между Орелью и Самарой, восточными притоками Днепра, кочевали половцы заорельские.1 Нижняя Волга, по крайней мере со времени Хазарского царства (лишившегося самостоятельного существования в 965 г.),2 жила интенсивной жизнью; известно, что здесь были города, пашни, велась оживленная торговля и т. д. После разгрома Святославом в 965 г. столицы Хазарского царства — Итиля —культурная жизнь здесь не прекратилась. Половцы, которые захватили, как самое Нижнее Поволжье, так и степные пространства между Волгой и Днепром, приняли от предшествующего периода большое наследство. По словам ал-Омари, в Золотой Орде, в том числе в Поволжье, было много возделанных земель. По берегам Нижней Волги лежали хазарские поселения, ведшие земледельческое хозяйство, к которому постепенно переходили в этих местах и новые завоеватели. 1 К. В. Кудряшов. Половецкая степь. ЗВГО, Новая серия, т. 2, М., 1948, стр. 134. 2 Летопись по Лаврентьевскому списку, 1910, стр. 63—64. О разгроме Хазарского каганата говорит и арабский географ Ибн-Хаукаль, однако он дает другую дату — 969 г.; невидимому, Лаврентьевской летописи верить следует больше. BСA, т. II, стр. 281, 284, 286. Только этим обстоятельством и можно объяснить тот разительный факт, что в XII—XIII вв. о хазарах почти не слышно. В качестве купцов и ремесленников хазар можно, найти в городах Крыма, Болгар и даже в столице Хорезма — Ургенче, ] пак рассказывает об этом Плано Карпини, проехавший через Дешт-и-Кыпчак в Монголию в 1240 г. Сельское население (в данном случае хазары) постепенно теряет свой язык и даже самостоятельный этнический тип. Половцы, частично перешедшие в районе Придонья и Нижней Волги на оседлый земледельческий труд, оказались сильнее как в языковом, так и и этническом отношении. Кроме хазар, юго-восток Европейской части СССР в половецкий период сохранил немалое количество алан. Восточные источники, так же как и византийские, а в рав-ной мере и русская летопись согласно говорят, что в XI— XII и даже в XIII в., т. е. уже при татарах, аланские купцы занимают важное место в торговле,2 которая в то время интенсивно шла как по волжскому пути из Болгар в Среднюю Азию, Кавказ, Иран и Дальний Восток, так и через степи в Крым, а оттуда на Трапезунд в Малую Азию, на Константинополь, а также велась с русскими княжествами. 1 Плано Карпини и В. Pубpук, ук. соч., стр. 24. 2 Плано Карпини и В. Pубpук, ук. соч., стр. 24. — В. Г. Ткзенгаузен, ук. соч., т. I, стр. 47 (арабск. текст), стр. 55 (русск. по рев.) и другие места. Остановимся несколько на первом пути, который, начиная с хазар и вплоть до конца золотоордынского времени, т. е. с. VIII по XV в., играл такую огромную роль в жизни юго-восточной Европы. Несмотря на разгром, нанесенный Святославом Итилю в 965 г., торговля по Волге не была уничтожена, хотя на время несколько и понизилась. В востоковедческой литературе вопрос о торговле по волжскому пути,, особенно для X в., разработан достаточно подробно. В работе круп-нейшего исследователя истории Средней Азии В. В. Бартольда «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» приведен интересный список товаров, которые в X в. шли по волжскому пути из Болгар в Хорезм. Сп

Jake: Из какого класса выходят эти nоkоr, какова их служба своему господину, каково их положение и какова, наконец, роль, которую они играют в монгольском феодальном обществе? На все эти вопросы мы находим вполне исчерпывающие ответы в труде Б. Я. Владимирцова. Прежде всего основные кадры nоkоr — выходцы из господствующего класса, однако в их состав могли входить и люди простого происхождения. По большей части они сами избирали себе нойона, которому решили служить по устному договору. Да и договор, сопровождаемый «присягой», или «клятвой», напоминает hommagium. Иногда родители с детства определяют своих сыновей в nоkоr какого-нибудь кочевого нойона. «Сокровенное сказание», этот замечательный памятник XIII в., где в форме и красках «эпического» сказания даны главные события сложения Чинги-сова государства, дает очень интересную иллюстрацию к тому случаю, когда родители определяют своих сыновей в nоkоr. "По возвращении Темучжиня1 домой пришел к нему от горы Бурхань старик Чжарчиудай с кузнечным мехом за плечами и ведя с собой сына, по имени Чжелме, и сказал ему: „Когда ты родился в урочище Делиунь-болдаха, я подарил тебе пе-ленкy, подбитую соболем, и отдал тебе сына моего Чжел-ме, но как он был еще молод, то я взял его к себе и воспитал. Теперь отдаю его тебе; пусть он седлает тебе коня и отворяет дверь"».2 1 Темучин — Чингис-хан. 2 В. Я. Владимирцов, ук. соч., стр. 88. — Сокровенное сказа-ние, перев. П. Кафарова,.етр. 49; перец. С. А. Козина, стр. 96. Nоkоr, nоkоd — дружина монгольского нойона — выполнила почетную службу при нем. Она ходила с ним на охоту, которая занимала важное место в хозяйстве монгола, билась с ним при набегах, которые часто происходили внутри самой Монголии и на границах с оседлыми странами, служила ему охраной, участвовала в пирах, принимала участие советом в важных решениях и т. д. Для Чингис-хана, как это мы увидим ниже, nоkоr, nоkоd — это те кадры, из которых он черпал весь командный: состав военного и гражданского управления при образовании империи. В «Сокровенном сказании» дан яркий образ nоkоr, nоkоd. Некто спросил у Джамухи (главный противник Чиигиса): «Кто эти, преследующие наших, как волки, когда они гонятся за стадом овец до самой овчарни?". Джавдуха отпотил: «Это четыре пса моего Темучжиня, вскормленные чолопсчьим мясом; он привязал их на железную цепь; у этих псов медные лбы, высеченные зубы, шилообразные языки, железные сердца. Вместо конской плетки у них кривые сабли. Они пьют росу, ездят по ветру; в боях пожирают человечье мясо. Теперь они спущены с цепи; у них текут слюни; они радуются. Эти четыре пса: Чжебе, Хубилай, Чжелме и Субадей».1 С первым и последним из них ознакомились хорошо жители Ирана, Кавказа и юго-восточной Европы. Джебе и Субэдей были как раз во главе того войска, которое разбило русских и половцев в битве при Калке в 1223 г. Но словам Б. Я. Владимирцова: «Нукеры как постоянное военное содружество, сожительствующее вместе со своим вождем, были эмбрио-армией и эмбрио-гвардией; каждый нукер — будущий офицер и полководец. Дружина древнемонгольского предводителя была, следовательно, своеобразной военной школой».2 Число и качество нукеров определяли силу и авторитет-вождей, общее имя которых было нойон (noyan), хотя они и могли носить титулы: baatur — богатырь, mergen — меткий стрелец, bilge — мудрый и т. д. В степи все время шла между отдельными вождями борьба за лучшие пастбища, за скот, за влияние на соседние племена, за большое количество unagan bogol. Одним словом, нукеры, образующие дружину, и были источником и орудием того внеэкономического принуждения, которое создавало возможность феодальной эксплоатации и специфических условиях монгольских кочевий. 1 Б. Я. Владимиpцов, ук. соч., стр. 91. — Сокровенное сказание, перев. П. Кафарова, стр. 106; перев. С. А. Козина, стр. 147. 2 Б, Я. Владимиpцов. ук. соч., стр. 91. К «моменту» образования большого государства во главе с Темучином — Чингис-ханом в Монголии разыгралась оже-сточенная борьба, из которой и родилось само это государство. На образование его и сопровождавшую его борьбу существуют и русской востоковедческой литературе две точки зрения. Представителем одной из них является В. В. Бартольд. По его словам, «в рассказе монгольского предания об образовании империи Чингис-хана вполне определенно говорится о борьбе между степной аристократией и народными массами... Без момента обострения классовой борьбы даже в условиях коче-пого быта нет почвы для возникновения сильной правитель-ственной власти.1 Этой точкой зрения и проникнуты работы В. В. Бар-тольда, касающиеся вопросов образования монгольской империи. Для него Чингис-хан — глава степной скотоводческой аристократии, а его противник Джамуха — представитель демократических кругов кочевой степи. Б. Я. Владимирцов, в течение долгого времени разделявший взгляды В. В. Бартольда по этому вопросу, в своей послед-iH-ii работе рассуждает иначе. «В настоящее время, — пишет Б. Я. Владимирцов, — я должен в значительной мере изменить свои взгляд. Анализ общественных явлений, которые можно наблюдать у монголов в XI — XII вв., заставляет меня считать, как это было показано выше, что процесс образования степной аристократии и подчинения ей низших классов в условиях родового строя 2 при образовании сложных родовых единиц к концу XII в. В ту пору степная аристократия была могущественным и многочисленным классом... О каком-либо движении, имевшем явно демократический характер, наши источники прямо ничего не говорят».1 1 В. В. Бартольд. Связь общественного быта с хозяйственным укладом у турок и монголов. ИСАИЭ при Казанск. Гос. унив. им-И. It. Ульянова-Ленина, т. XXXIV, вып. 3 — 4, стр. 3. 2 Надо понимать здесь «родовой строй» не как родовую общину, а как оболочку, как сохранение некоторых форм родового строя. Думается, что положения В. В. Бартольда Б. Я. Владимирцов не опроверг. Та грандиозная борьба, которая развернулась в самой Монголии в первые годы XIII в., ни n какой мере не может быть рассматриваема только как борьба внутри класса степной скотоводческой аристократии (номоиства). Весь представленный Б. Я. Владимир-цовым богатейший материал указывает, что главная борьба за победу феодальных отношений и развернулась в конце XII и начало XIII в. В своей ранней работе «Образование империи Чингис хана» (написана в 1896 г.) В. В. Бартольд в свете виутримонгольской борьбы умело комментировал одно из интереснейших мест «Сокровенного сказания». Согласно последнему, Джамуха още в юности обратился как-то к Темучину со следующими как бы пророческими словами: «Если мы остановимся у горы, то пасущие коней достанут юрты; если подле потока, то пасущие овец и ягнят достанут пищу для горла».2 Для В. В. Вартольда составитель «Сокровенного сказания» вкладывал и эти слова совершенно определенный социальный смысл. Нот он: «Пасущие коней — степная аристократия; пасущие овоц и ягнят, думающие только о пище для горла, — простой народ, на сторону которого, в противоположность Темучину, и становится Чжамуха».3 Б. Я. Владимирцов говорит, что очень мало фактов, чтобы утверждать наличность «демократической» программы у Джамухи. На это можно только ответить: надо их искать, тем более что почти не



полная версия страницы